Анорексия в психологии это: Психическое расстройство анорексия — симптомы, диагностика и лечение в Москве

0

Содержание

15 глупых вопросов о расстройстве пищевого поведения

По внешности определить человека с РПП не всегда легко. С первого взгляда неспециалисту будет заметна только низкая масса тела, а если вес нормальный или повышенный, догадаться о проблемах с пищевым поведением намного сложнее.

Если вы замечаете изменения в поведении близкого: человек ни с того ни с сего сильно сосредотачивается на еде, начинает правильно питаться, считать все калории, оценивать полезность блюд, — стоит насторожиться и поговорить с ним. Часто люди с РПП стараются есть в одиночестве, потому что подспудно ощущают возможность транслирования своего страха о переедании.

Обратите внимание на привычку долго находиться в туалете после приема пищи: возможно, человек вызывает рвоту и у него действительно есть проблема. Еще один признак — ритуализация питания: например, нарезание пищи на мелкие кусочки и очень медленное пережевывание. К симптомам РПП относится и частое, обильное поглощение еды в больших объемах, которое сменяется периодом сложных диет или постоянного ограничения в питании.

Чтобы помочь близким с РПП, необходимо узнать больше о расстройстве пищевого поведения и стать союзником — выслушивать, не судить и не критиковать, избегать разговоров о телесности. Лучший способ поддержать — спросить, что нужно. Будьте честными в ответах, реакции и оценке своих возможностей.

Почти у 50% людей с РПП диагностируется та или иная форма депрессии, не говоря о других психических расстройствах. Расстройство пищевого поведения — не столько про тело, сколько про проблемы в голове. Это постоянное чувство вины за съеденное, ненависть к себе, страх поправиться, тревога из-за отсутствия контроля над жизнью и телом. Естественно, все это ведет к появлению других расстройств психики.

Не спешите оценивать внешность человека и нахваливать то, как он похудел — у людей с расстройством пищевого поведения возвращение веса является основным страхом. Нельзя быть уверенным, что собеседник, которому сделан такой комплимент, вполне здоров, и эти слова не аукнутся ему стыдом в тот момент, когда тело будет стремиться к своему естественному весу. Под запретом должны быть фразы «тебе надо поесть», «но ты же не настолько худая!», «тебе просто нужно больше стараться». Необходимо исключить все замечания, оценивающие внешность и состояние, формы тела.

Голодание может стать причиной бесплодия, атрофии молочных желез, атрофического вагинита, гипотиреоза с сопутствующим недостатком энергии, слабости, отсутствия толерантности к простуде и медленной частоте сердечных сокращений. Кроме того, голодание приводит к повышению риска развития депрессии, снижению способности поддерживать нормальную температуру тела, потере реакции дрожи, сердечно-сосудистым расстройствам и нарушениям функции почек. Недостаточный прием пищи чреват анемией, проблемам с кишечником, стулом, появлением геморроя.

При переедании человек сталкивается с панкреатитом, который сопровождается острой болью, высоким подъемом температуры, замедлением пульса. На фоне длительного голодания после переедания могут развиться тяжелые отеки.

После вызывания рвоты возможны повреждение слизистой ротовой полости и глотки, разрушение зубной эмали, потеря зубов, эзофагит, разрыв вен пищевода, рвота с кровью, кровопотеря.

При злоупотреблении слабительными средствами происходит потеря калия, слабость сердечной мышцы, судороги, головные боли, боли в животе, почечная недостаточность, отеки, опущение почек и много чего еще. Помимо этого слабительные вызывают зависимость.

Большинство людей с расстройствами пищевого поведения сталкиваются с рецидивом при восстановлении. Важно понимать, что рецидив — норма, и он совсем не означает неудачу в процессе выздоровления. Вместо этого рецидив следует рассматривать как нормальную, естественную часть восстановления и возможность учиться на своем опыте.

РПП питается ненавистью и самобичеванием, чувством вины, стыда и наказанием себя за любой проступок. Чтобы перестать «кормить» болезнь, важно научиться милосердию по отношению к себе. Для многих это станет серьезным вызовом, но оно того стоит. Выздоровление — не мгновенный процесс. Решение встать на путь восстановления означает, что человек выбирает настоящую жизнь.

Паблики о похудении, блоги фитоняш, программы о «чудесном» преображении героинь и глянцевые журналы становятся серьезным триггером для людей с РПП и не только. Они невольно сравнивают себя с отфотошопленным изображением и, конечно, чувствуют никчемность. За этим следуют сомнения и мысли о необходимости диеты.

В процессе восстановления очень помогают бодипозитивные блогеры, статьи о принятии себя, тексты психологов. Единомышленники важны в любом деле, но если вы лечитесь от РПП, они просто необходимы.

Изображения: Саша Спи 

Психопатологические аспекты нервной анорексии

Психопатологические аспекты нервной анорексии[1]

Бобров А. Е.

ФГБУ «НМИЦ ПН им. В. П. Сербского» Минздрава России, Москва; ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н. И. Пирогова» Минздрава России, Москва; Центр неврологии и психотерапии ГРАНАТ, Москва

[1] Для цитирования: Бобров А. Е. Психопатологические аспекты нервной анорексии// Альманах клинической медицины. 2015 Февраль; Спецвыпуск 1: 13–23.

Резюме:

Распространенность нервной анорексии среди женщин составляет 0,5%, а смертность от этого расстройства достигает 5-17%. Психопатологическая структура нервной анорексии определяется нарушениями поведения, а также патологией потребностно-волевой сферы, мышления и восприятия. Кроме того, психические нарушения при этом заболевании проявляются в сфере эмоциональной регуляции, в личностных особенностях и самосознании. Ключевой психопатологической характеристикой больных нервной анорексией служит недостаточная когнитивно-личностная дифференциация, которая обусловливает нарушения самосознания и образа «Я». Нервная анорексия должна дифференцироваться с депрессией и расстройствами шизофренического спектра. Ее этиопатогенез сопряжен как с наследственными, так и психосоциальными факторами. Большое значение имеют психоэндокринные нарушения, однако их роль остается недостаточно изученной.

Ключевые слова: нервная анорексия, психические расстройства, расстройства личности, когнитивные нарушения, психоэндокринология.

Bobrov A.E. Psychopathological aspects of anorexia nervosa

Moscow Research Institute of Psychiatry – Affiliate of Federal Medical Research Centre for Psychiatry and Narcology; 3 Poteshnaya ul., Moscow, 107076, Russian Federation

Prevalence of anorexia nervosa among women is 0,5%, whereas mortality related to this disorder amounts to 5–17%. Psychopathological structure of anorexia nervosa implies abnormalities of behavior as well as those of motivation and volition, thinking, perception and appreciation. In addition, mental abnormalities typical for this disorder are evident in regulation of emotions, specific personality traits and self-consciousness. The key psychopathological feature of patients with anorexia nervosa is a lack of cognitive and personal differentiation that calls forth impairments of self-concept and self-image. Anorexia nervosa should be differentiated from depression and schizophrenic spectrum disorders. Its etiology and pathogenesis are related both to hereditary and psychosocial factors. Of great importance are psychoendocrine abnormalities, however their role is still insufficiently elucidated.

Key words: anorexia nervosa, mental disorders,

personality disorders, cognitive impairment, psychoendocrinology.

Нервная анорексия - психическое рас­стройство, характеризующееся не­приятием пациентом своего телесно­го образа и выраженным стремлением к его коррекции при помощи ограничений в при­еме пищи, создания препятствий для ее усвоения или стимулирования метаболизма.

Распространенность и медико-­социальная значимость

Распространенность нервной анорексии су­щественно зависит от происходящих в мире культурных и экономических сдвигов. Частота этого расстройства по крайней мере в странах Европы остается относительно стабильной [1] и среди женщин в возрасте от 15 до 40 лет со­ставляет примерно 0,5% [2]. Нервную анорек­сию регистрируют у пациентов обоих полов и разного возраста. Однако наиболее уязвимым группой являются женщины в возрасте от 15 до 20 лет, на долю которых приходится около 40% всех больных [1, 3]. Нервная анорексия - се­рьезное заболевание. От 5 до 17% таких больных умирают [4], причем около 20% из них соверша­ют суицид [5].

Нервная анорексия нередко сочетает­ся с другими формами расстройств приема пищи или трансформируется в них, прежде всего - в нервную булимию. При этом возможна и обратная трансформация. В результате общая распространенность расстройств этого спектра достигает у женщин 5%.

Диагностические критерии

В Международной классификации болезней 10-го пересмотра выделены следующие диагно­стические критерии нервной анорексии [6]:

1.      Масса тела сохраняется на уровне как минимум на 15% ниже ожидаемой, а индекс массы тела[2]  со­ставляет 17,5 или ниже. Для больного в пубер­татном возрасте необходимо сделать коррекцию на то, что в период роста пациент не в состоянии набрать необходимый вес.

2.      Потеря массы тела вызывается самим па­циентом за счет ограничения приема пищи, вы­зывания рвоты, приема слабительных средств, препаратов, подавляющих аппетит, и/или диуре­тиков, а также чрезмерных физических упраж­нений.

3.      Искажение образа своего тела принимает специфическую психопатологическую окраску, при которой сохраняется сильный страх перед избыточным весом. Как следствие пациент счи­тает допустимой для себя лишь низкую массу тела.

4.      Наличие эндокринных нарушений, в том числе дисфункций гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы, проявляющихся у женщин аме­нореей (исключение: вагинальные кровотечения на фоне заместительной гормональной терапии), у мужчин - потерей полового влечения и по­тенции. Могут отмечаться повышение уровней соматотропного гормона (СТГ) и кортизола, из­менение периферического метаболизма тире­оидных гормонов, а также аномалии секреции инсулина.

5.      В пубертатном возрасте возможна задерж­ка полового созревания (прекращение роста тела, недоразвитие грудных желез и первичная аменорея у девочек, ювенильность гениталий у мальчиков). При выздоровлении пубертатный период может завершаться нормально, но менар­хе наступает поздно.

Психопатологическая структура

Приведенные диагностические критерии отра­жают только самые общие и внешние проявле­ния нервной анорексии. Ее клиническую сущ­ность не следует сводить к нарушениям приема пищи и пищевого поведения, как это нередко происходит. Более того, патологическое сниже­ние массы тела при нервной анорексии нельзя отождествлять с попытками обычной космети­ческой коррекции внешности. Ключевая пробле­ма пациента с нервной анорексией - болезненное нарушение восприятия собственного тела, а точ­нее, телесного образа «Я». Корни этого расстройства находятся в структуре личности и психологических механизмах оценки реальности. Происхождение психических нарушений при нервной анорексии связано как с наследственными факторами, так и с особенностями индивидуального развития и обусловлено сильным влиянием окружающей среды.

Нервная анорексия характеризуется широ­ким спектром нарушений и симптомов, которые проявляются в поведении, потребностно-волевой сфере, мышлении, восприятии, а также в сфере аффектов (рисунок). Большое значение имеет патология личности и самосознания.

Рисунок. Структура психопатологических нарушений при нервной анорексии


Нарушения поведения

В структуре психопатологических нарушений при нервной анорексии прежде всего следует выделить уровень поведения. Наиболее ярки­ми и очевидными симптомами расстройств по­ведения выступают сознательные ограничения в приеме пищи и жидкости (чрезмерная привер­женность каким-либо диетам, ограничения по объему или составу пищи, сокращение частоты питания) или полный отказ от приема пищи. Иногда пациентки для уменьшения чувства голо­да прибегают к приему химических соединений, подавляющих аппетит. Поскольку к этой кате­гории в первую очередь относятся психостиму­ляторы, включая тонизирующие смеси, крепкий чай и кофе, то нередко в результате их приема у больных развиваются своеобразные формы аддиктивного поведения.

Подчеркнем: ограничения приема пищи - об­лигатный признак нервной анорексии. Он вы­является у всех больных, несмотря на нередкие попытки его скрыть или замаскировать. Так, многие пациенты пытаются обосновать свой отказ от приема пищи плохим самочувствием после еды, слабым пищеварением или отсутствием чувства голода. Они связывают строгую диету с подозрением на наличие диабета, якобы имеющейся у них склонностью к запорам, повышенному газообразованию или пищевой аллергией. Тем не менее все эти декларируемые причины не являются главными. Здесь речь идет о неудовлетворенности своим внешним видом и попытках больных противодействовать «полнящим», на их взгляд, эффектам приема пищи.

Вместе с тем встречаются больные, которые придерживаются строгих диетических ограничений вследствие опасений перед полнотой как фактором, неблагоприятным для их здоровья. Сюда относятся случаи так называемой орторексии, когда пациенты сохраняют болезненную убежденность в необходимости придерживаться «правильной» или «специально подобранной» диеты. При этом отмечается несомненная близость к состояниям, известным в психиатрии как «ипохондрия здоровья». По причине более благоприятного соматического прогноза такие расстройства следует отличать от классической нервной анорексии[3].

Из других нарушений поведения при нервной анорексии назовем попытки больных ускорить метаболизм и увеличить энергетические затраты организма. С этой целью пациентки прибегают к истощающим физическим упражнениям, бегу, стоянию после еды, а также использованию некоторых гормональных и стимулирующих препаратов. Сюда же можно отнести «увлечение» баней и теплой одеждой как средствами, способствующими увеличению потоотделения. Особенно часто такие нарушения поведения встречаются у спортсменок и профессиональных танцовщиц.

Еще одним широко распространенным симптомом нервной анорексии является искусственно вызываемая рвота. Пациенты провоцируют рвотный акт сразу после еды или спустя некоторое время, как только им удается уединиться.

Такая форма поведения нередко отмечается в социальных ситуациях, когда в силу тех или иных обстоятельств пациенты вынуждены принимать пищу совместно с другими людьми. Рвота может индуцироваться механически с помощью безусловного рвотного рефлекса, но нередко, по словам больных, она возникает как бы «непроизвольно» или «по привычке». В таких случаях обычно речь идет о специфических формах психогенной или условно-рефлекторной рвоты. Близким к индуцированной рвоте симптомом является индуцированная диарея и несколько реже диурез. У пациенток с этой симптоматикой вырабатывается устойчивый патологический стиль приема слабительных или мочегонных средств для снижения массы тела. Аналогичным целям служат и практикуемые некоторыми больными «очистительные» промывания желудка или клизмы.

К важным проявлениям поведенческих нарушений при нервной анорексии следует отнести так называемые пищевые эксцессы, или пищевые «запои». Они характеризуются потреблением больших количеств пищи за относительно короткий промежуток времени. В ходе пищевых эксцессов больные не в состоянии произвольно контролировать прием пищи, выбирать продукты. Они поедают их чрезвычайно быстро, как правило, в одиночестве, стараясь скрыть свое поведение от других людей. Возникновение и поддержание пищевых эксцессов не сопряжено с естественным чувством голода. Пациентки описывают свое желание принимать пищу как способ успокоиться, снять напряжение, отвлечься, «заесть» тревогу или недовольство. У некоторых начало эксцесса провоцируется желанием вознаградить себя или отдохнуть. Часто причиной пищевых эксцессов выступает психологическая фиксация на вопросах, связанных с едой, а также неспособность справиться с желанием поесть, постоянная скука [7]. Пищевые эксцессы, как правило, сопровождаются тяжелыми эмоциональными переживаниями. После очередного эпизода «запоя» пациентки испытывают к себе презрение, отмечают сильную подавленность, возникновение чувства вины и даже суицидальных мыслей. Обычно пищевые эксцессы не связаны с рвотой, приемом слабительных средств и усиленной физической активностью. Однако их могут провоцировать стрессовые события. Часто подобные состояния развиваются перед сном или во время ночных пробуждений и чрезвычайно редко в состоянии активности и полного бодрствования. Важным элементом пищевых эксцессов выступает определенное сужение сознания с абсорбцией, деперсонализационно-дереализационными явлениями и даже амнезиями. Все это указывает на диссоциативный характер феномена и его тесную связь с хроническим психическим стрессом.

Пищевые эксцессы не являются обязательным компонентом нервной анорексии. Вместе с тем этот поведенческий синдром указывает на общность патогенеза нервной анорексии и булимии и отражает нарушение важных психофизиологических механизмов, обеспечивающих взаимодействие метаболических процессов и поведения. Подтверждением тому служит возникновение пищевых эксцессов у исходно здоровых лиц, подвергавшихся голоданию [8]. Наличие пищевых эксцессов при нервной анорексии может свидетельствовать о неблагоприятном течении заболевания, либо о его трансформации в булимию.

Нарушения поведения при анорексии представляют собой проявление патологического личностного стиля. Для него характерен контроль над субъективным психическим состоянием, который достигается посредством ограничения приема пищи, ускорения метаболизма и усиления эвакуаторных функций желудочно-кишечного тракта. У больных нервной анорексией выделяют две разновидности поведенческого стиля: ограничительную и очистительную. При первом варианте в поведении пациентов превалируют действия, направленные на ограничение приема пищи по объему и энергетической ценности, при втором варианте - на вызывание рвоты, диареи и на усиленный расход энергии. Очистительный вариант нервной анорексии обычно имеет более тяжелое течение и сопровождается более выраженными и быстро наступающими соматическими осложнениями, а также более глубокими психопатологическими расстройствами в виде тревоги, депрессии и патологии личности.

У больных нервной анорексией могут наблюдаться нарушения поведения, носящие викарный, гиперкомпенсаторный или предиспонирующий характер и которые можно описать как условно взаимосвязанные с анорексией. Прежде всего, к ним следует причислить дисфункциональные внутрисемейные и межличностные стереотипы взаимоотношений. Встречаются также такие относительно неспецифические патологические формы поведения, как разнообразные аддикции, клептомания, эксплозивность, сексуальные нарушения, компульсии, ипохондрия и др. Для многих больных нервной анорексией характерен психофизический инфантилизм с задержкой сексуального развития и формирования полоролевой идентичности. Часто встречается повышенная взрывчатость и конфликтность, нередко отмечается развитие поведенческих аддикций (в особенности связанных с физическими упражнениями).

Нарушения потребностно-волевой сферы

При описании нарушений в потребностно-волевой сфере у больных нервной анорексией выделяют первичные инстинктивные нарушения и вторичные нарушения социально-психологических потребностей. Считается, что инстинктивные потребности у больных нервной анорексией не нарушаются. Они только искажаются за счет глубоких изменений в сфере вторичных психосоциальных потребностей. В частности, голодание у больных анорексией обусловлено не отсутствием витальной потребности в пище и жидкости, а ее вторичной трансформацией за счет усиления потребности в безопасности и принятии социальным окружением. Отсюда у таких пациентов, особенно на начальных стадиях формирования расстройства, - повышенное стремление следовать идеализированным социальным стандартам красоты, а также чрезмерное внимание к физиологическим функциям и соматическому здоровью.

Важно подчеркнуть, что во многих клинических ситуациях у пациентов с нервной анорексией наблюдается усиление пищевой потребности, которое блокируется еще большим конкурирующим усилением других потребностей. При этом усиление голода обычно выражается не прямо, а трансформируется в иные смещенные виды деятельности. В качестве примера назовем склонность больных «закармливать» родственников, а также домашних животных [9]. Деятельность, связанная с диетологией и поддержанием «здорового образа жизни», для многих больных нервной анорексией становится в жизни определяющей.

Усиление потребностей в безопасности и принятии социальным окружением обычно проявляется в своеобразном стиле поведения, который характеризуется настороженной недоверчивостью, эмоциональной отстраненностью и в то же время - несамостоятельностью, стремлением к одобрению, поиском психологической защиты и поддержки. У этих больных можно наблюдать избирательно повышенную психологическую открытость, а также тенденции к психологическому симбиозу и идеализации. При этом часто отмечается негативное отношение к близким и окружающим, склонность к импульсивным реакциям протеста, отказа и обвинения, обесценивание и осуждение ранее идеализированных фигур.

Многим пациентам с нервной анорексией свойственна выраженная психологическая незрелость, проявляющаяся в запаздывании созревания целого ряда потребностей и побуждений. В результате страдает не только формирование сбалансированного отношения к реальности, но и овладение социально приемлемыми способами достижения жизненных целей. Все это сочетается с обостренной чувствительностью и неудовлетворенностью, возрастанием общего эмоционального напряжения.

Патология влечений при нервной анорексии клинически проявляется расстройствами личности. Нарушения в потребностно-волевой сфере могут также проявляться в форме злоупотребления алкоголем (14-19% больных) и психоактивными веществами (6-14% больных). При этом химические зависимости особенно часто отмечаются у пациентов с очистительным вариантом анорексии и пищевыми эксцессами [10]. Кроме того, у пациентов с анорексией повышен уровень агрессивности [11]; более 16% пациентов с этим диагнозом совершали попытки суицида [12]. Установлена связь между анорексией и снижением сексуального влечения [13, 14, 15]. Часто нервная анорексия сочетается с трихотилломанией, клептоманией. У ряда пациентов отмечается повышенная склонность к курению, употреблению кофеина и шоколада.

Нарушения мышления и восприятия

Важнейшим компонентом психопатологического состояния больных нервной анорексией являются когнитивные расстройства, центральным из которых считается синдром дисморфомании [9]. Этот синдром представляет собой сочетание искаженного восприятия собственного тела с идеаторной продукцией в виде сверхценных или навязчивых идей уродства. У ряда таких пациенток отмечаются серьезные нарушения способности к эмпатии, во многих случаях наблюдается пониженная способность к распознаванию чувств. Перечисленные симптомы нередко сопровождаются тревогой или стойким психологическим напряжением.

Дисморфоманические проявления при анорексии имеют два основных варианта. Первый вариант - сверхценная анорексия - характеризуется стойкой убежденностью пациентки в наличии физического несовершенства и сопровождается насыщенным аффектом напряжения, недовольства, а также неприятием малейших попыток разубеждения со стороны. Второй вариант - обсессивная анорексия - определяется постоянными сомнениями и колебаниями пациентки в отношении правильности своего поведения. У многих возникает чувство болезни и частичное осознание патологического характера присущего им стиля поведения. Отношение к ограничению приема пищи носит характер тревожных колебаний. Время от времени варианты переходят друг в друга, но первый вариант оказывается более устойчивым и одновременно более неблагоприятным в прогностическом отношении.

Причиной стойкой убежденности пациенток в наличии у них избыточного веса или неправильного распределения жировой ткани является несоответствие реальности внутреннего образа или формы тела. Эти нарушения, по всей видимости, обусловлены особой функциональной организацией когнитивной сферы, характеризующейся недостаточной дифференциацией и подвижностью систем репрезентации смысловых конструктов, а также повышенной склонностью к диссоциативным состояниям [16]. В частности, некоторые исследователя связывают неприятие своего тела у больных анорексией с их неспособностью адаптировать систему оценок образа своего тела к его изменяющейся конфигурации в период пубертата и юности [17].

Исследования когнитивных нарушений при нервной анорексии в настоящее время проводятся в двух направлениях. Первое из них - нейрокогнитивное, оно базируется на нейропсихологической методологии и ориентировано на поиск взаимосвязей между когнитивными дисфункциями и топическими или системно-структурными нарушениями в деятельности мозга. Втрое направление можно обозначить как когнитивно-личностное. Оно ориентируется на рассмотрение универсальных психологических закономерностей и стилей познавательной деятельности личности в целом. При нервной анорексии отмечаются разнообразные нейрокогнитивные нарушения, обычно имеющие легкую или умеренную степень выраженности. К ним относятся несбалансированность внимания и оценок, дефицит мышления и памяти, недостаточная когнитивная гибкость и др. Эти нарушения могут создавать основу для характерного когнитивного сдвига, в результате которого у больных формируется предвзятое отношение к проблемам внешности и приема пищи. Вместе с тем нейрокогнитивный подход не дает ответа на происхождение когнитивного сдвига при нервной анорексии, а только описывает условия, предрасполагающие к его возникновению [18].

Между тем клинический опыт свидетельствует, что больные нервной анорексией значительную часть времени погружены в мысли и переживания, связанные с контролем над приемом пищи, весом и формой тела. Для объяснения этого феномена в рамках когнитивно-личностного направления используется понятие когнитивной схемы, которая определяет характер отбираемой индивидуумом информации и ее субъективную интерпретацию. Как показывают клинические и экспериментально-психологические исследования, у больных нервной анорексией происходит формирование дисфункциональной когнитивной схемы. Под ее влиянием самооценка, идентичность и построение деятельности начинают определяться совокупностью отношений к пище, весу и форме тела [19]. Такая схема существенно обедняет Я-концепцию и придает ей дисгармоничную направленность. Сохранению дисфункциональной когнитивной схемы способствуют два механизма. Один из них - механизм патологических руминаций (стереотипно повторяющиеся мысли, связанные с предметом озабоченности, возникновение которых не вызвано объективными требованиями ситуации и не способствует продуктивному разрешению имеющихся проблем) [20]. Второй – это избегание переживаний (активное обесценивание нежелательных мыслей, чувств и телесных сенсаций, а также усилий по контролю над ними) [21].

При нервной анорексии имеют место оба психологических механизма, причем складывается впечатление, что на клиническом уровне механизм руминаций преобладает при обсессивной форме анорексии, а избегания переживаний - при сверхценной. С учетом сказанного лечение данного расстройства должно быть нацелено на поиск способов «выхода» из дисфункциональной когнитивной схемы [22].

Нарушения эмоциональной регуляции

Большую роль в возникновении и поддержании дисфункциональных психологических механизмов при нервной анорексии играют нарушения эмоциональной регуляции, которые обычно имеют место при разнообразных синдромах аффективных расстройств.

По данным литературы, нервная анорексия в 20-89% случаев сочетается с большим депрессивным расстройством, а в 55-60% - с тревожными расстройствами [23, 24, 25, 26]. Частота коморбидности нервной анорексии с биполярным расстройством также повышена [27]. В сравнении со здоровыми лицами у пациентов с нервной анорексией существенно чаще выявляются генерализованное тревожное расстройство детского возраста, сепарационная тревога, паническое расстройство и обсессивно-компульсивное расстройство [28]. Родственники больных анорексией достоверно чаще страдают тревожными расстройствами, чем в среднем в популяции [29]. Тревожные расстройства рассматриваются как фактор риска развития нервной анорексии: так, наличие обсессивно-компульсивного расстройства в подростковом возрасте с высокой достоверностью позволяет предсказать развитие нервной анорексии к 30 годам [30]. Все это позволяет отнести нервную анорексию к спектру обсессивно-компульсивных расстройств [31].

Существуют несомненные феноменологические отличия между депрессивными состояниями при нервной анорексии и классическими депрессивными состояниями. В частности, депрессия при нервной анорексии характеризуется большей выраженностью враждебности и тревоги, чем при большом депрессивном расстройстве. Несмотря на очевидную связь между расстройствами тревожно-депрессивного круга и расстройствами приема пищи, назначение антидепрессантов при лечении депрессии у больных нервной анорексией зачастую не дает существенного клинического эффекта. Это заставляет задуматься о том, что патогенетические пути формирования депрессии при анорексии и аффективных расстройствах различны. Возникновение депрессии при анорексии можно объяснить влиянием физического состояния и голодания на настроение, однако определенных и однозначных данных, подтверждающих это предположение, пока нет. Имеющаяся же информация противоречива и не позволяет прийти к каким-либо конкретным заключениям [32].

Таким образом, при нервной анорексии речь идет не о простом сочетании аффективных расстройств с расстройствами приема пищи, а о преморбидно присущих таким пациентам нарушениях в сфере регуляции аффекта. Важным их проявлением служит характерная для больных анорексией алекситимия, то есть нарушение способности распознавать, выражать и обозначать как собственные эмоциональные состояния, так и эмоции окружающих [33]. Экспериментально было подтверждено, что больные нервной анорексией распознают социальные эмоции хуже здоровых лиц. При этом выраженность алекситимии оказывает негативное влияние на терапевтический прогноз заболевания [34]. Клиницистами давно замечено, что при нервной анорексии блокируются эмоции гнева и отвращения.

В этом отношении такие пациенты напоминают больных аутизмом, шизофренией и депрессией [35].

С учетом сказанного резонно допустить, что нарушения эмоциональной регуляции у больных, предрасположенных к нервной анорексии, способствуют возникновению депрессии. В свою очередь, это может создавать условия для нарушений социального познания и формирования характерной для нервной анорексии неадекватной когнитивной схемы.

Расстройства личности и самосознания

По данным систематических исследований, у 20-50% пациентов с анорексией обнаруживаются явные или вероятные расстройства личности. При этом при ограничительном варианте анорексии чаще отмечается обсессивно-компульсивный тип расстройств личности (в 22% случаев), тогда как при очистительном варианте - пограничный (у 25% больных) [36]. Вместе с тем отнюдь не все пациенты с нервной анорексией страдают развернутыми расстройствами личности. В этом отношении ключевую роль играют отдельные личностные особенности, которые делают индивидуума психологически повышено уязвимым. Среди таких личностных черт, присущих больным нервной анорексией, следует назвать перфекционизм - склонность устанавливать нереалистично завышенные стандарты и стремиться к их достижению вопреки неблагоприятным последствиям [37]. Высокая степень перфекционизма сохраняется у пациентов с нервной анорексией даже после восстановления нормальной массы тела.

Для больных нервной анорексией характерны также такие обсессивно-компульсивные черты личности, как склонность к сомнениям, перепроверкам, потребность в симметрии и точность. Ретроспективный анализ данных взрослых пациенток с нервной анорексией и булимией показал, что наличие в детском возрасте обсессивно-компульсивных проявлений позволяет предсказать возникновение нервной анорексии в подростковом и юношеском возрасте [38].

К другим характерным для больных нервной анорексией личностным особенностям относятся нарциссизм, социотропность и автономия. Нарциссизм отражает патологическую озабоченность своим внешним видом и впечатлением, производимым на окружающих. Социотропность характеризуется потребностью быть принятым и получать одобрение социальной среды. Автономия проявляется независимостью, контролем и стремлением к достижениям [39]. Несмотря на очевидную противоречивость, нарциссизм, социотропность и автономия специфическим образом сочетаются у многих пациентов с нервной анорексией. В результате личностный портрет таких больных определяется стремлением демонстрировать собственную исключительность, игнорируя требования реальности, добиваться восхищения и принятия со стороны окружающих.

Названные личностные черты с постоянством отмечаются у больных анорексией, однако специфику этому расстройству все же придают особенности направленности личности (как совокупности доминирующих мотивов поведения), а также преобладающие механизмы идентификации, характеризующиеся ориентацией на внешние телесные проявления и соответствие социальным стандартам. Нозологически специфичная для нервной анорексии направленность на самоконтроль в сфере приема пищи, некритичное отношение к собственному телесному образу, нарушения коммуникации и неадекватная регуляция аффекта указывают на ведущую роль при этом расстройстве глубоких когнитивных сдвигов. Именно они, исходя из имеющихся сегодня научных представлений, очевидно, затрагивают ряд сопряженных областей психики, к которым относятся исполнительные функции, социальное познание и самосознание. Конкретизация этих представлений, выделение соответствующих когнитивных личностных стилей и соотнесение их с имеющимися психопатологическими категориями имеет большое значение как для совершенствования диагностики нервной анорексии, так и для разработки адекватных методов терапии.

Дифференциальная диагностика

Нервную анорексию необходимо различать с другими психическими расстройствами, в первую очередь с депрессией, которая может сопровождаться отказом от еды, резким снижением массы тела и эндокринными нарушениями. Однако при депрессии отсутствует искажение образа тела, форсированная рвота и стремление к чрезмерным физическим упражнениям. У пациенток с депрессией, как правило, сохраняется стремление преодолевать отсутствие аппетита, тошноту и запоры.

Нервная анорексия нередко сочетается с большой депрессией и тревожными расстройствами. Симптоматика этого заболевания может встречаться при шизофрении и шизотипическом расстройстве. Анорексия часто развивается на фоне нарушений индивидуального развития и расстройств личности, которые могут существенно ухудшать прогноз общего состояния.

Дифференциация этого состояния осуществляется на основании изучения анамнеза и особенностей клинической картины, при этом большое значение имеют причины психосоциальной декомпенсации, наличие бредовых идей, галлюцинаций, сложная динамика индивидуального психологического развития, фазность и выраженность аффективных нарушений. Важно также иметь в виду, что многие из перечисленных расстройств имеют с нервной анорексией ряд общих звеньев патогенеза. В таких случаях оправдан диагноз сочетанного расстройства. Например, при шизофрении нервная анорексия может рассматриваться как дополнительный или сопутствующий синдром.

Этиопатогенез

В последние годы наиболее широкое распространение получила полиэтиологическая модель возникновения анорексии. Специальные расчеты показывают, что более половины риска по этому заболеванию определяется наследственными факторами [3]. Наряду с ними большое значение придается социальным, культурным и семейным факторам. Немаловажное место занимают стрессовые события, а также распространение через массмедиа неадекватных стереотипов красоты.

Одна из распространенных точек зрения на нервную анорексию связывает ее с гипоталамической дисфункцией. Эта гипотеза подтверждается тем, что у многих пациенток на фоне уменьшения массы тела отмечаются нарушения менструального цикла, а его восстановление наступает вслед за нормализацией массы тела. Возобновление менструаций ассоциируется с отчетливым психологическим улучшением на фоне нормализации массы тела.

В ходе нескольких исследований показано, что в генезе нервной анорексии большую роль играют центральные нейрогормональные и нейромедиаторные механизмы, взаимодействие между которыми развертывается на уровне ядер гипоталамуса и других подкорковых структур [37, 40, 41, 42]. Эти структуры участвуют в регуляции аппетита, метаболизма, нейробиологических процессов и функциональных систем, определяющих поведение и тесно связанных с когнитивным контролем над приемом пищи. Вместе с тем многие из нейрогормональных эффектов, фиксируемых у больных нервной анорексией, воспроизводятся в условиях экспериментального голодания у здоровых людей (см. таблицу). Это свидетельствует о том, что не следует переоценивать роль собственно биологических механизмов патогенеза анорексии. Скорее всего, значительная часть нейроэндокринных сдвигов, регистрируемых у этой категории пациентов, имеет вторичный характер, производный от функциональных изменений на более высоких уровнях центральной нервной системы, а также в рамках психосоциальных систем.

Таблица. Нейроэндокринные изменения при нервной анорексии и экспериментальном голодании (Адаптировано по [37])

Гормоны

Уровни гормонов

Нервная анорексия

Экспериментальное голодание

Кортикотропин-релизинг- гормон

Повышен

Повышен

Кортизол плазмы

Слегка повышен

Слегка повышен

Суточные колебания кортизола

Сглажены

Сглажены

Лютеинизирующий гормон

Снижен

Снижен

Фолликулостимулирующий гормон

Снижен

Снижен

Гормон роста

Нарушена регуляция секреции. Повышен базальный уровень и отмечается ограниченный ответ на фармакологические нагрузки

Нарушена регуляция секреции.

Тироксин (T4)

Нормальный или слегка пониженный

Нормальный или слегка пониженный

Трииодтиронин (T3)

Слегка пониженный

Слегка пониженный

Тиреотропин-стимулирующий гормон (ТСГ)

Нормальный

Нормальный

ТСГ ответ на введение тиреотропин-релизинг- гормона

Отсроченный или сглаженный

Отсроченный или сглаженный

Инсулин

Отсроченная секреция

Серотонин

Повышение функции при восстановлении веса

 

Норадреналин

Сниженный оборот

Сниженный оборот

Дофамин

 

Сглаженный ответ на фармакологические пробы

 

Для понимания природы нарушений влечений при нервной анорексии необходимо учитывать, что пищевая потребность является результатом взаимодействия множества различных нейрохимических, физиологических и психосоциальных процессов. Потребность в приеме пищи поддерживается целым рядом психологических и физиологических механизмов, например, условно-рефлекторной реактивностью на вид, запах и вкус пищи. Важнейшими регуляторами приема пищи выступают социальные детерминанты в форме традиций и социальных норм. Большую роль играют метаболические и гормональные изменения, обусловленные биологическими ритмами, физической активностью и приемом пищи. Указанные процессы, преломляясь в деятельности разнообразных функциональных систем мозга, создают основу биологической регуляции поведения, ассоциированного с поиском и потреблением пищи и жидкости.

Нейрохимические сигналы, активирующие пищевое поведение, могут быть сопряжены с широким спектром окислительных реакций, изменениями доступности глюкозы крови, уровнем нейротрансмиттеров мозга (нейропептид Y и др.). Очевидно, что значимую функцию в этих процессах выполняют лептин и грелиновая система [43].

В качестве возможных нейрохимических звеньев патогенеза нервной анорексии рассматривают генетически обусловленный дефицит ряда нейромедиаторов, в частности, дофамина. Немаловажное значение могут иметь также нарушения в системах мускариновых, меланиновых, кортикотропин-рилизинговых и каннабиноидных рецепторов [40]. Существенное место в патогенезе данного расстройства могут занимать опиоидные системы мозга, а также соматотропный гормон и гонадотропины [41].

На формирование нервной анорексии оказывают влияние изменения функционального состояния серотониновых систем мозга, в результате которых происходят характерные для этого расстройства нарушения аппетита и настроения. При этом, как показывают нейровизуализационные исследования с использование специфических серотониновых лигандов, нарушения серотониновой передачи отмечаются не только в период обострения заболевания, но и после выздоровления [44].

Последние нейровизуализационные исследования свидетельствуют об участии в патогенезе нервной анорексии вкусовых центров мозга, включающих переднюю область островка и полосатого тела [42]. Это указывает на то, что при анорексии происходит нарушение таких механизмов формирования аппетита, как сенсорные, интероцептивные механизмы и механизмы вознаграждения.

Доминирующая точка зрения на этиопатогез нервной анорексии сводится к представлениям о том, что это расстройство возникает в рамках континуума расстройств приема пищи, на одном крае которого находится собственно нервная анорексия, а на другом - нервная булимия. Эти состояния могут переходить друг в друга, поскольку их психопатологические и нейрофизиологические механизмы чрезвычайно близки. Это объясняется тем, что при всей сложности процессов регуляции прием пищи является одной из форм автоматизированного (инстинктивного) поведения, которое лишь частично находится под субъективным контролем. Важно отметить, что автоматизированное поведение появляется спонтанно и продолжается до тех пор, пока имеется пища, или пока человек осознанно его не прекратит [45]. При этом контроль над приемом пищи и его осознанное ограничение вызывают существенное снижение психологических ресурсов вследствие перенапряжения волевых, когнитивных и эмоциональных процессов [46].

В результате генез нервной анорексии тесно сопряжен с нарушением психологических механизмов, интегрирующих деятельность и поведение через восприятие своего образа и самоопределение личности. В основе этого нарушения - недостаточная эмоционально-когнитивная дифференциация, не позволяющая преодолеть беспомощность и зависимость от окружения. Слабое развитие навыков совладания порождает невысокую стрессоустойчивость, что препятствует развитию и стабилизации самосознания.

Заключение

Представления о нервной анорексии за последнее время существенно обогатились. Были выделены различные варианты и формы этого расстройства, а также продемонстрирована тенденция к их взаимному переходу и высокая коморбидность с другими психическими расстройствами. Было показано, что в возникновении нервной анорексии большую роль играют наследственные факторы, и что это расстройство тесно сопряжено с нарушениями индивидуального психического развития. При этом повышенная психопатологическая уязвимость создает условия для обостренного реагирования предрасположенных лиц на отклонения в характере воспитания. Результатом этого является формирование специфической структуры личности, противоречиво сочетающей нарушения образа «Я», идентичности, перфекционизм, импульсивность, потребность в автономии и признании. Расстройства личности и поведения, выражающиеся в патологическом контроле над весом, отражают глубокие когнитивные сдвиги, связанные с аномалиями психосоциального развития таких пациенток. Недостаточная когнитивно-личностная дифференциация больных нервной анорексией тесно сопряжена с широким спектром психоэндокринных нарушений, этиопатогенетическое значение которых не вызывает сомнения. Однако конкретная роль указанных нарушений во многом остается неясной.

 

Список литературы

1. Smink FR, van Hoeken D, Hoek HW. Epidemiology of eating disorders: incidence, prevalence and mortality rates. Curr Psychiatry Rep.2012;14(4):406–14.

2. Willi J, Giacometti G, Limacher B. Update on the epidemiology of anorexia nervosa in a defined region of Switzerland. Am J Psychiatry.1990;147(11):1514–7.

3. Bulik CM, Sullivan PF, Tozzi F, Furberg H, Lichtenstein P, Pedersen NL. Prevalence, heritability, and prospective risk factors for anorexia nervosa. Arch Gen Psychiatry. 2006;63(3):305–12.

4. Ratnasuriya RH, Eisler I, Szmukler GI, Russell GF. Anorexia nervosa: outcome and prognosticfactors after 20 years. Br J Psychiatry.1991;158:495–502.

5. Arcelus J, Mitchell AJ, Wales J, Nielsen S. Mortality rates in patients with anorexia nervosa and other eating disorders. A meta-analysis of 36studies. Arch Gen Psychiatry. 2011;68(7):724–31.

6. Всемирная организация здравоохранения.Международная классификация болезней (10-й пересмотр): Классификация психических и поведенческих расстройств: Клинические описания и указания по диагностике. Пер. на рус. яз. СПб.: АДИС; 1994. 300 с. (World Health Organization. International Classification of Diseases (10th revision). Mental and behavioural disorders: clinical descriptions and diagnostic guidelines. Saint Petersburg: ADIS; 1994. 300 p. Russian).

7. Polivy J, Zeitlin SB, Herman CP, Beal AL. Foodrestriction and binge eating: a study offormer prisoners of war. J Abnorm Psychol.1994;103(2):409–11.

8. Laessle RG, Platte P, Schweiger U, Pirke KM. Biological and psychological correlates of intermittent dieting behavior in young women. A model for bulimia nervosa. Physiol Behav.1996;60(1):1–5.

9. Коркина М, Цивилько М, Марилов В. Нерв-ная анорексия. М.: Медицина; 1986. 176 с. (Korkina M, Tsivil'ko M, Marilov V. Anorexia nervosa. Moscow: Meditsina; 1986. 176 p. Russian).

10. Root TL, Pinheiro AP, Thornton L, Strober M, Fernandez-Aranda F, Brandt H, Crawford S, Fichter MM, Halmi KA, Johnson C, Kaplan AS, Klump KL, La Via M, Mitchell J, Woodside DB, Rotondo A, Berrettini WH, Kaye WH, Bulik CM. Substance use disorders in women with anorexia nervosa. Int J Eat Disord. 2010;43(1):14–21.

11. Zalar B, Weber U, Sernec K. Aggression and impulsivity with impulsive behaviours in patients with purgative anorexia and bulimia nervosa. Psychiatr Danub. 2011;23(1):27–33.

12. Bulik CM, Thornton L, Pinheiro AP, Plotnicov K, Klump KL, Brandt H, Crawford S, Fichter MM, Halmi KA, Johnson C, Kaplan AS, Mitchell J,  Nutzinger D, Strober M, Treasure J, Woodside DB, Berrettini WH, Kaye WH. Suicide attempts in anorexia nervosa. Psychosom Med. 2008; 70 (3): 378–83.

13. Ehrensing RH, Weitzman EL. The mother-daughter relationship in anorexia nervosa.Psychosom Med. 1970;32(2):201–8.

14. Tuiten A, Panhuysen G, Everaerd W, Koppeschaar H, Krabbe P, Zelissen P. The paradoxical nature of sexuality in anorexia nervosa. JSex Marital Ther. 1993;19(4):259–75.

15. Morgan JF, Lacey JH, Reid F. Anorexia nervosa: changes in sexuality during weight restoration. Psychosom Med. 1999;61(4):541–5.

16. Stein KF, Corte C. The identity impairment model: a longitudinal study of self-schemas as predictors of disordered eating behaviors. Nurs Res. 2008;57(3):182–90.

17. Guardia D, Conversy L, Jardri R, Lafargue G, Thomas P, Dodin V, Cottencin O, Luyat M. Imagining one's own and someone else's body actions: dissociation in anorexia nervosa. PLoS One. 2012;7(8): e43241.

18. Jáuregui-Lobera I. Neuropsychology of eating disorders: 1995–2012. Neuropsychiatr Dis Treat. 2013; 9: 415–30.

19. Rawal A, Park RJ, Williams JM. Rumination, experiential avoidance, and dysfunctional thinking in eating disorders. Behav Res Ther.2010;48(9):851–9.

20. Martin L, Tesser A. Some ruminative thoughts. In: Wyer R, editor. Advances in social cognition. Volume 9. 1996. Hillsdale, New Jersey: Lawrence Erlbaum Associates. p. 1–48.

21. Hayes SC, Wilson KG, Gifford EV, Follette VM. Strosahl K. Experimental avoidance and behavioral disorders: a functional dimensional approach to diagnosis and treatment. J Consult Clin Psychol. 1996; 64(6): 1152–68.

22. Teasdale J, Barnard P. Affect cognition and change: Re-modelling depressive thought. Hove: Psychology Press; 1995. 285 p.23. Wentz E, Gillberg IC, Anckarsäter H, Gillberg C, Råstam M. Adolescent-onset anorexia nervosa: 18-year outcome. Br J Psychiatry.2009;194(2):168–74.

24. Godart NT, Flament MF, Perdereau F, Jeammet P. Comorbidity between eating disorders and anxiety disorders: a review. Int J Eat Disord. 2002;32(3):253–70.

25. Herzog DB. Are anorexic and bulimic patients depressed? Am J Psychiatry. 1984;141(12):1594–7.

26. Fornari V, Kaplan M, Sandberg D, Matthews M, Skolnick N, Katz J. Depressive and anxiety disorders in anorexia nervosa and bulimia nervosa. Int J Eat Disord. 1992; 12: 21–9.

27. Hudson JI, Hiripi E, Pope HG Jr, Kessler RC. The prevalence and correlates of eating disorders in the National Comorbidity Survey Replication. Biol Psychiatry. 2007;61(3):348–58.

28. Bulik CM, Sullivan PF, Fear JL, Joyce PR. Eating disorders and antecedent anxiety disorders: a controlled study. Acta Psychiatr Scand. 1997;96(2):101–7.

29. Perdereau F, Faucher S, Wallier J, Vibert S, Godart N. Family history of anxiety and mood disorders in anorexia nervosa: review of the literature. Eat Weight Disord. 2008;13(1): 1–13.

30. Buckner JD, Silgado J, Lewinsohn PM. Delineation of differential temporal relations between specific eating and anxiety disorders. J Psychiatr Res. 2010;44(12):781–7.

31. Hollander E, Wong CM. Obsessive-compulsive spectrum disorders. J Clin Psychiatry. 1995;56 Suppl 4:3–6.

32. Mattar L, Huas C, Duclos J, Apfel A, Godart N. Relationship between malnutrition and depression or anxiety in Anorexia Nervosa: a critical review of the literature. J Affect Disord. 2011;132(3):311–8.

33. Старостина ЕГ, Тейлор ГД, Квилти ЛК, Бобров АЕ, Мошняга ЕН, Пузырева НВ, Боброва МА, Ивашкина МГ, Кривчикова МН, Шаврикова ЕП, Бэгби РМ. Торонтская шкала алекситимии (20 пунктов): валидизация русскоязычной версии на выборке терапевтических больных. Социальная и клиническая психиатрия. 2010;(4):31–8. (Starostina EG, Taylor GD, Quilty LK, Bobrov AE, Moshnyaga EN, Puzyreva NV, Bobrova MA, Ivashkina MG, Krivchikova MN, Shavrikova EP, Bagby RM. A new 20-item version of the Toronto Alexithymia Scale: validation of the Russian language translation in a sample of medical patients. Sotsial'naya i klinicheskaya psikhiatriya. 2010;(4):31–8. Russian).

34. Pinna F, Sanna L, Carpiniello B. Alexithymia in eating disorders: therapeutic implications. Psychol Res Behav Manag. 2014;8:1–15.

35. Harrison A, Sullivan S, Tchanturia K, Treasure J. Emotional functioning in eating disorders: attentional bias, emotion recognition and emotion regulation. Psychol Med. 2010;40(11):1887–97.

36. Sansone RA, Sansone LA. Personality pathologyand its influence on eating disorders. Innov Clin Neurosci. 2011;8(3):14–8.

37. Halmi K. Eating Disorders. In: Sadock BJ, Sadock VA, editors. Kaplan & Sadock’s comprehensive textbook of psychiatry. 7th edition on CD-ROM. Philadelphia, PA: Lippincott Williams & Wilkins; 2000.

38. Anderluh MB, Tchanturia K, Rabe-Hesketh S, Treasure J. Childhood obsessive-compulsive personality traits in adult women with eating disorders: defining a broader eating disorder phenotype. Am J Psychiatry. 2003;160(2): 242–7.

39. Cassin SE, von Ranson KM. Personality and eating disorders: a decade in review. Clin Psychol Rev. 2005;25(7):895–916.

40. Avraham Y, Dagon Y, Magen I, Berry EM. Models of Anorexia. Drug Discovery Today: Disease Models. 2005;2:197–204.

41. Hasan TF, Hasan H. Anorexia nervosa: a unified neurological perspective. Int J Med Sci. 2011;8(8):679–703.

42. Kaye WH, Wagner A, Fudge JL, Paulus M. Neurocircuity of eating disorders. Curr Top Behav Neurosci. 2011;6:37–57.

43. Solomou S, Korbonits M. The role of ghrelin in weight-regulation disorders: Implications in clinical practice. Hormones (Athens). 2014;13(4):458–75.

44. Bailer UF, Kaye WH. Serotonin: imaging findings in eating disorders. Curr Top Behav Neurosci. 2011;6:59–79.

45. Cohen D, Farley TA. Eating as an automatic behavior. Prev Chronic Dis. 2008;5(1): A23.

46. Baumeister RF, Bratslavsky E, Muraven M, Tice DM. Ego depletion: is the active self a limited resource? J Pers Soc Psychol. 1998;74(5):1252–65.


[2] Индекс массы тела рассчитывается по формуле: масса тела (кг) / рост2 (м)

[3] Большинство подобных случаев соответствует диагнозу «F50.1 Атипичная нервная анорексия» по МКБ-10.

Психологические причины анорексии. Советы о том, как накормить нехочуху

Это заболевание – одно из крайних вариантов пищевой зависимости. Для него характерен сильный страх полноты и фанатическое стремление к стройности.

При анорексии происходит добровольный и практически полный отказ от еды. Как рассказала психолог отдела общественного здоровья областного центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья Екатерина Шундикова, в группу риска входят девушки в возрасте от 13 до 20 лет (95% случаев). В основном это люди, увлеченные идеалом худобы – модели, профессиональные спортсмены. Нередко есть какие-то конфликты в семье. Часто анорексии подвержены лица, страдающие инсулиновым диабетом.


Самое трудное в борьбе с анорексией – признать, что голодание не ключ к стройности, красоте и успеху, а серьезная психологическая проблема. Пациенту предстоит разобраться в своих чувствах, понять, что пожирает изнутри, откуда возникло неконтролируемое желание похудеть. Самоанализ – самый эффективный способ «вытащить наружу» причину болезни.

 
Формирование анорексии на 90% зависит от внутреннего состояния человека, его фобий и комплексов. Катализатором болезни может стать серьезный эмоциональный стресс, накопившееся недовольство собой, проблемы в личной жизни. Анорексия часто становится следствием недолюбленности ребенка, чрезмерной критики со стороны родителей или сверстников. К возможным причинам возникновения заболевания относится также личностная незрелость. В ответ на требование окружающих быть независимым, самостоятельным, активным человек реагирует тревогой, которая выливается в анорексию. Можно сказать, что это некорректный вариант самолечения у зависимых от родителей подростков. Обретая контроль над телом, они хотят добиться автономии от родителей. Кроме того, специфика семьи анорексика такова:


– негибкость; идея верности и преданности семье сильнее идеи самореализации и личностной независимости;
– перфекционизм и обсессивно-компульсивное поведение ребенка из-за стремления завоевать любовь и внимание родителей;
– гиперопека, ребенок лишается автономии, его жизнь и каждое дей­ствие контролируется «заботливыми» родителями, при этом инициатива и возражения ребенка расцениваются как предательство;
– отношения за пределами семьи порицаются, строго контролируются;
– внутрисемейные границы размыты, зато внешние границы строго определены; нередко образуются коалиции со старшим поколением, ребенок используется как средство избегания конфликтов между поколениями.


Чрезмерное внимание родителей к питанию, наказание за несъеденную пищу, закрепляет у ребенка эмоциональное напряжение и желание протестовать. 


Лечение анорексии имеет комплексный характер: включает прием медикаментозных препаратов, работу с психиатром и психологом, диетологом.

Как накормить нехочуху?
Что делать, если ребенок плохо ест? Ругать, наказывать, лишать просмотра любимых мультиков, заставлять съедать всю порцию насильно? Ни один из этих способов не годится.


По словам врача-валеолога отдела общественного здоровья областного центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья Анастасии Степаньковой, психологами установлено, что любое насилие, связанное с едой, как и отвлечение от еды, может привести к развитию пищевых нарушений, что негативно отразится на здоровье ребенка в будущем. Первое, что необходимо сделать, это сформировать у малыша правильные пищевые привычки. В том числе личным примером родителей. Кормить ребенка лучше дробно, не менее 5–6 приемов пищи в день. От маленькой порции, съеденной с аппетитом, будет больше пользы, чем от большой – с неохотой.


Пища должна быть разнообразной: пусть в рационе ребенка ежедневно присут­ствуют овощи, фрукты, мясо, крупы и бобовые. Обязательно включайте в питание молочные продукты. Найдите тот, который ребенок полюбит. Если малыш не пьет молоко, предложите несладкий йогурт или кефир с добавлением свежих ягод и фруктов, ряженку, простоквашу. Откажитесь от перекусов: после сладкого печенья или конфеты вряд ли он станет есть суп или котлету. 

Часто дети ленятся жевать мясо и твердые овощи. Пересмотрите способ приготовления этих блюд: обжарке на сковороде предпочтите тушение или приготовление на пару. Научитесь оформлять готовые блюда, делайте это вместе с ребенком. Вовлекайте его в процесс приготовления пищи. Предоставьте малышу право выбора в еде. 

Анорексия и булимия

Анорексия, булимия ― психологические проблемы, связанные с питанием.

Анорексия и булимия – эти понятия стали сегодня общеизвестными. В обществе все чаще обсуждают проблемы девушек-анорексичек, которые в погоне за стройностью и красотой, доводят себя до истощения. В наше время модно вести здоровый образ жизни, заботиться о теле, контролировать вес, быть стройными и подтянутыми. Многие сидят на диетах и серьезно относятся к выбору продуктов питания. Но где в этом вопросе грань между нормой и патологией, началом психологических заболеваний?

Анорексия и булимия – являются психологическими расстройствами, проявляющимися в виде нарушения пищевого поведения.

Объединяют эти два по сути разные психоматические расстройства – стремление контролировать вес тела, навязчивая идея оставаться в «форме», то есть причины носят ментальный характер. Отличие же заключается в том, что при анорексии человек стремиться худеть, а при булимии пытается сохранить фигуру любой ценой.

Нервная анорексия - довольно серьезное расстройство, которому подвержены чаще всего девушки и женщины. Из-за стремления к стройности и красоте такие женщины намеренно ограничивают себя в пище. С этой целью используется различные приемы. Это может быть строгое ограничение в еде, которая "полнит"; вызывание рвоты после еды; применение слабительных и мочегонных препаратов; интенсивные физические нагрузки; прием лекарств, подавляющих аппетит. В результате происходит серьезная потеря массы тела, человек выглядит истощенным, нездоровым. И не смотря на это, такие люди считают допустимым для себя лишь низкий вес. Мысль об увеличении веса настолько неприемлема, что вызывает "ужас". Таким образом, "худоба" становится навязчивой идеей.

Булимия – это повторяющиеся приступы неконтролируемого обжорства и вместе с тем чрезмерная озабоченность контролем веса тела. Такие люди порой за короткое время поглощается чрезмерно большое количество пищи. Затем появляется чувство вины, страх ожирения. Далее стремление избавится от пищи любым способом: с помощью рвоты, слабительных.

Эти такие разные по проявлениям психосоматические расстройства связаны с эмоциональными факторами. Причинами возникновения булимии могут быть проблемы семейных отношений, конфликт «ребенок – мать / отец», ощущение недолюбленности, ненужности, одиночества. Это может быть неудовлетворенность своей жизнью, внешностью, достижениями. Переживая стресс, тревогу, опустошенность, человек пытается «заесть» свою проблему, подбодрить себя, получить удовольствие, которое не может ощутить другим способом.

В основе анорексии лежит неприятие себя, своего тела, сопровождаемое чувством незащищенности и внутренним дискомфортом. Человек начинает думать, что с ним что-то не так, вот если бы он был стройным, красивым, то все бы наладилось, его бы любили…

Все расстройства питания могут иметь разную степень выраженности (от минимальной до тяжелой с угрозой для жизни из за развития соматических нарушений). Симптомы могут быть изолированными (например, только булимия), сочетаться друг с другом или возникать последовательно.

Для выхода из данной ситуации необходима длительная психологическая работа с опытным специалистом. В процессе совместной работы пациент начинает лучше понимать себя, принимать себя, осознавать свою уникальность и , в конечном счете, учится себя любить. По мере того, как человек становится способен относиться к себе с теплом и принятием, он находит другие источники удовольствия в жизни и другие способы снятия стресса, все симптомы нарушения пищевого поведения исчезают бесследно и навсегда.

Цель психологической работы здесь - собрать за одним столом чувства, тело и разум. Любить себя и заботиться о себе - ежедневный труд и большое удовольствие!

Виды и методы психологической помощи людям с нарушением пищевого поведения



В настоящее время нарушения пищевого поведения приобретают все большую распространенность. Это обусловливает интерес к проблематике оказания психологической помощи людям, которые страдают подобными нарушениями — как в теоретическом контексте, так и в эмпирическом. Статья посвящена обзору видов и методов психологической помощи людям, страдающим такими нарушениями пищевого поведения, как ожирение, булимия и анорексия.

Ключевые слова: нарушение пищевого поведения, ожирение, булимия, анорексия, психологическая помощь.

Currently, eating disorders are becoming more common. This leads to an interest in the problem of providing psychological assistance to people who suffer from such disorders-both in a theoretical context and in an empirical one. The article is devoted to the review of types and methods of psychological assistance to people suffering from eating disorders such as obesity, bulimia and anorexia.

Keywords: eating disorders, obesity, bulimia, anorexia, psychological assistance.

Нарушения пищевого поведения представляют собой группу поведенческих психогенных синдромов, которые характеризуются отклонениями при приеме пищи и ее переработке. К данной группе относятся нервная анорексия, переедание, нервная булимия, ожирение и другие расстройства. У нарушений пищевого поведения имеются разнообразные симптомы, включающие в себя обжорство, отказ от еды, рвоту спровоцированную и непроизвольную, применение слабительных средств, отрицание субъективной значимости проблемы веса [2].

В Международной классификации болезней нарушения пищевого поведения выделены в отдельную рубрику «Расстройства приема пищи» [4]. Общая характеристика данной группы расстройств заключается в противоречии между физиологическими потребностями в еде и желаниями пациента. Пик заболеваемости нарушениями пищевого поведения приходится на подростковый и молодой возраст.

В возникновении расстройств данного типа значимую роль играют психологические и физиологические особенности, социальные отношения пациента. Конкретные причины определяются специалистом в процессе диагностики. Как правило, выявляется несколько факторов, предрасполагающих к заболеванию, и один или два, послуживших пусковыми механизмами. Среди возможных условий развития психогенного пищевого нарушения выделяют: [3]

– психологические особенности;

– микросоциальные условия жизни;

– стресс;

– общественные ценности;

– наследственная предрасположенность.;

– психические заболевания.

Рассмотрим виды и методы психологической помощи, применимые при различных расстройствах пищевого поведения.

При ожирении применяются курсы похудания, однако, они оказываются неэффективными при невозможности побудить клиента к изменению инстинктивно-эмоционального поведения, в рамках которого избыточный вес и гиперфагия утрачивают для него необходимость. При диетическом лечении более половины клиентов демонстрируют раздражительность, нервозность, повышенную утомляемость, различные депрессивные проявления, которые также могут проявляться как диффузный страх [5].

При ожирении высокую эффективность демонстрирует поведенческая психотерапия, направленная на изменение неадекватных стереотипов поведения у клиента. При поведенческой психотерапии похудение осуществляется в результате ограничения потребления калорий в соответствии современными диетологическими представлениями. В программу поведенческой психотерапии входит пять следующих элементов: [4]

  1. Письменное описание поведения во время еды. Клиенту необходимо подробно записывать время приемов пищи, количество съеденного, где и в чьем обществе происходили приемы пищи, ощущения клиента при приеме пищи.
  2. Контроль стимулов, предшествующих приему пищи. Следует выявлять и устранять провоцирующие еду стимулы: легкодоступные запасы сладостей, высококалорийной еды. Следует ограничивать количество подобных продуктов в свободном для клиента доступе.
  3. Замедление процесса еды. Клиента обучают навыку самостоятельного контроля процесса приема пищи. Для этого требуется подсчитывать каждый кусок и глоток во время еды. После каждого съеденного третьего куска следует откладывать столовые приборы до полного пережевывания и проглатывания этого куска. Со временем паузы в процессе приема пищи удлиняются.
  4. Усиление сопутствующей активности. Предлагается формирование системы поощрений клиента за изменение пищевого поведения и похудение. Каждое достижение в сфере изменения и контроля пищевого поведения — подсчет кусков и глотков, ведение дневника, паузы при приеме пищи — награждается определенным количеством очков.
  5. Когнитивная терапия. Клиенту предлагается спорить с самим собой. Терапевт при этом помогает отыскать подходящие контраргументы, убеждающие клиента в возможности и целесообразности похудения.

Суггестивная психотерапия закрепляет у клиентов установку на соблюдение правильного пищевого поведения. Данный вид терапии наиболее эффективен у клиентов, имеющих психологическую защиту по типу регрессии, обладающих истероидными особенностями личности.

Успешно используются при ожирении такие методы как гештальт-терапия, транзактный анализ, арт-терапия, психодрама, телесно-ориентированная терапия, танцевальная терапия и семейная психотерапия.

При анорексии обычно рекомендуется осуществлять лечение в специализированных центрах, где используется комбинация разнообразных терапевтических мероприятий, с хорошо взаимодействующим с клиентами персоналом. Наиболее выраженным эффектом при анорексии отличается семейная терапия [1].

Специалистами по поведенческой терапии при лечении анорексии используется метод интегрированного воздействия. Метод на первом этапе включает применение поведенческих и обучающих техник, а на втором этапе — лечение, которое направлено на психосоциальные проблемы клиента. В стационаре важно обращать внимание и усилия не только на самого клиента, но и на возникающие у него трудности в отношениях с персоналом и другими клиентами.

Вместе с поведенческими концепциями при лечении анорексии применяются телесно-ориентированные методики лечения, позволяющие провести коррекцию существующих у клиента искаженных представлений о собственной внешности, режиме питания, оптимальном весе и физической активности.

Также при лечении анорексии успешно используются такие методы как гештальт-терапия, транзактный анализ, арт-терапия, психодрама, танцевальная терапия [2].

При лечении булимии вполне адекватно амбулаторное лечение, в рамках которого клиент проживает в обычных условиях. Стационарное лечение для клиентов, страдающих булимией, используется в тех случаях, когда на первый план в картине болезни выступают выраженные у клиента аномальные личностные черты, злоупотребление алкоголем, суицидальные тенденции и т. п.

При лечении булимии используются системоцентрированные структурированные и конфронтирующие вмешательства и активное проведение лечения, которое направлено на преодоление симптомов булимии, главным образом в формах, ограниченных во времени. Результат проведенного лечения стабилизируется за счет последующих защищающих, сопровождающих и при необходимости — раскрывающих форм лечения [6].

Семейная терапия при лечении булимии дает, как правило, положительные результаты.

Терапия испытанием при лечении булимии предполагает, что клиента помещают в условия шока или соблазна: отправляют в дорогой ресторан или кондитерский магазин, заставляют примерить в магазинах купальники и активно выполнять другие действия, вызывающие у него обычно приступы обжорства, не поддаваясь при этом искушению.

Психотерапия межличностных отношений направлена на лечение причин булимии, лежащих в области межчеловеческих связей. Терапевт исследует, каким образом пищевые привычки клиента помогают ему справляться со стрессом, замещая другие чувства и поступки.

Успешно используются при лечении булимии такие методы как гештальт-терапия, транзактный анализ, арт-терапия, психодрама, телесно-ориентированная терапия, танцевальная терапия.

Рассмотрим подробнее как именно работают в подходах:

Подход

Нарушение пищевого поведения

Когнитивно-поведенческая терапия

Сначала объясняется связь эмоций, автоматических мыслей и поведения, рассказывается о порочном круге, когда иррациональные автоматические мысли запускают негативные эмоциональные переживания, приводящие к перееданию. Учат проводить описание поведения во время еды, контроль стимулов, предшествующих акту еды, замедление процесса еды, усиление сопутствующей активности. Непосредственной целью данной психотерапии является обучение пациентов «правильному пищевому поведению» посредством позитивного подкрепления и негативного подкрепления патологического пищевого поведения. В качестве целей и стандартов, управляющих поведением, пациент и терапевт могут совместно устанавливать уровень ежедневного потребления калорий. Успешное достижение конкретных целей ведет к самоподкреплению, что, в свою очередь, усиливает вероятность сохранения саморегуляции в дальнейшем. Пациенту в этой модели предлагается научиться лучше осознавать свое тело: распознавать свои внутренние ощущения, такие как голод, жажда, психологический дискомфорт, тревога и т. д.; чувствовать, как реагирует тело на те или иные изменения психологической и физической среды и не смешивать эти ощущения

Суггестивная психотерапия

Оказывает прямое и опосредованное суггестивное воздействие, сопровождающееся точечно-прессорным раздражением сензитивных зон в области проекции желудка, глазных яблок и мест выхода тройничного нерва; причем суггестивное воздействие осуществляют на фоне дыхательных упражнений. Для блокады патологического голода ежедневно проводят сеансы аутосуггестии с элементами ларвированной психотерапии. Способ позволяет перестроить систему ценностей страдающего от ожирения таким образом, что мотивация вкусно поесть подчинена более значимым установкам здоровье, продолжительность жизни, карьера, личная жизнь, творчество.

Гештальт-терапия

Специфика работы в гештальт-подходе заключается во внимании к тем эмоциям, которые лежали в основе приступов переедания, и в попытке понять переживания, которые реализовывались в данном поведении. Гештальт-подход также заключается в фасилитации отреагирования своих чувств. Учат внятно рассказывать о своих переживаниях и связывать их с событиями. Кроме того, можно использовать метод арт-терапии — рисунок, в котором символически изображаются чувства и события.

Телесно-ориентированная терапия

Эта терапия отлично работает с нарушением образа тела. У людей с нарушением пищевого поведения будет искаженное восприятие своего тела. Существует множество методик на восприятие своего тела, учат чувствовать и понимать и воспринимать правильно образ тела.

Обязательные условия психотерапевтического воздействия на нарушения пищевого поведения включают в себя: выработку мотиваций клиента к здоровому питанию, постановка и четкое формирование программы снижения веса, визуализация цели и ее конкретизация, составление плана питания, ведение дневника питания, изменение нездоровых пищевых привычек, формирование у клиента веры в успех и выработка у него уверенности в себе, формирование психологической защиты при возникновении ситуаций возможных нарушений диеты.

Вывод:

Существует множество направлений психологической помощи людям с нарушением пищевого поведения, но и большое разнообразие причин, которые привели к нарушению пищевого поведения, поэтому надо осуществлять подбор методов и видов помощи индивидуально. Подобрав индивидуально направление, можно получить эффективный результат и нормализировать пищевое поведение.

Литература:

  1. Бардина, С. Взгляд, тело и социальное взаимодействие: проблема искаженного восприятия собственного тела при анорексии / С. Бардина // Социология власти. — 2016. — № 1. — С. 35–54.
  2. Исаакян О. В., Лукьяненко М. А. Опыт организации психолого-педагогического сопровождения подростков с нарушениями пищевого поведения (лишний вес) в общеобразовательных учебных заведениях // Инновационная наука. — 2015. — № 4–3. — С. 153–160
  3. Самсонова К. А. Нарушения пищевого поведения и регуляция эмоций // Акмеология. — 2015. — № 3 (55).– С. 213–218
  4. Лысенко, Д. С. Нарушение пищевого поведения и стресс / Д. С. Лысенко, Е. В. Крикунова // Образование, спорт, здоровье в современных условиях окружающей среды. — 2015. — С. 349–353
  5. Овчарова Р. В. Психологические особенности женщин с нарушениями пищевого поведения // Вестник Курганского государственного университета. — 2016. — № 2 (41). — С. 51–57
  6. Приленская А. В., Приленский Б. Ю. Многоуровневая психотерапевтическая программа для лиц с нарушениями пищевого поведения // Тюменский медицинский журнал. — 2015. — № 1. — С. 57–60
  7. Фадеева М. И., Савельева Л. В. Коррекция нарушений пищевого поведения у пациентов с ожирением // Эндокринология: Новости. Мнения. Обучение. — 2018. — № 2 (23). — С. 51–59
  8. Шевкова Е. В., Мишенкова О. В. Психологические интервенции в формировании здорового пищевого поведения // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. — 2016. — № 2 (26).– С. 85–94

Основные термины (генерируются автоматически): пищевое поведение, клиент, лечение булимии, прием пищи, психологическая помощь, нарушение, время еды, поведенческая психотерапия, танцевальная терапия, телесно-ориентированная терапия.

Анорексия и булимия. Симптомы и методы психотерапии.

Данная статья не рассматривает методы фармакологического лечения анорексии и булимии. Также не обсуждаются приемы и методы психиатрического вмешательства. В статье обращено внимание на методы психологической работы с лицами, страдающими от этих заболеваний.

Причины заболевания

Настоящие источники, которыми спровоцирована анорексия и булимия – не известны. К патологиям способно привести множество моментов. Поэтому, говоря об анорексии, медики приводят целый ряд факторов риска, на фоне которых может развиться недуг.

К анорексии могут привести тяжелые заболевания. Среди них:

  • тиреотоксикоз,
  • сахарный диабет,
  • наркомания,
  • алкоголизм,
  • разнообразные инфекции,
  • анемия,
  • интоксикация,
  • тревожные фобии,
  • депрессия,
  • иммунологические и гормональные нарушения.

Но наиболее распространенными являются нервная анорексия и булимия, в основе которых лежат психические нарушения.

Заболевание может развиться в результате таких факторов:

Дисфункциональная семья. Характеризуется данная семья нездоровым психологическим климатом. Это могут быть люди, зацикленные исключительно на себе, скрывающие эмоции, склонные к постоянным раздражениям. К такой категории относятся семьи, в которых присутствует зависимость: наркомания, алкоголизм. Ребенок в этой атмосфере чувствует себя ненужным, лишним.

Низкая самооценка. Такие люди считают себя толстыми (независимо от истинного веса), некрасивыми, глупыми, неинтересными. Они уверены, что единственный шанс, достигнуть чего-либо в жизни, — это стать обладательницей идеальной фигуры.

Негативная атмосфера во время приема пищи. Эта причина тянется с глубокого детства. Малыша, который не желал кушать, насильственно кормили. Нередко такая процедура вызывала у крохи рвотный рефлекс. Данный фактор провоцирует негативное отношение к питанию во взрослой жизни.

Неудовлетворенная потребность в любви и принятии. Это наблюдается чаще всего у полненьких девушек. Их не любят и не принимают такими, какие они есть. Садясь на диету, и сбросив первые килограммы, барышни замечают симпатии, интерес в свой адрес. Это подстегивает их худеть с усиленной силой. Ведь так хочется быть любимой.

Перфекционизм. Зацикленность, навязчивость в поведении может обернуться тяжелыми последствиями. Высокие стремления к совершенству способны

Борьба с определенными препятствиями. Некоторые врачи утверждают, что развитие анорексии – это способ самоутверждения. Человек стремится преодолеть препятствие, которым выступает аппетит. Удачно выдержав испытание, он испытывает наслаждение и видит в этом настоящий смысл жизни.

Анорексия

В отличие от булимии – смертельно опасное расстройство. Это НПП, при котором идет сознательный отказ от пищи с целью похудеть и паническим страхом потолстеть. Чаще встречается у подростков. Симптомы:

Вес ниже нормы на 15% и больше

Нездоровая озабоченность своим весом, постоянные проверки на весах, диеты

Потребляется очень мало пищи, либо очень некалорийная еда, общее снижение аппетита

Игнорирование чувства голода, а потом – и полное его исчезновение

Нарушение и прекращение менструаций, снижение либидо

Выпадение волос, порча зубов, обмороки, синюшный цвет кожи, боли в животе, проблемы с сердцем, понижение иммунитета и общее ухудшение здоровья

От булимии отличается отсутствием аппетита, серьезнейшими осложнениями здоровья вплоть до летального исхода (при булимии это не так критично) и потеря веса до 50% (при булимии вес чаще остается в пределах нормы).

Пациенты с анорексией имеют ряд характерных признаков:

1. Изменение конституции тела с ярко выраженной худобой, которую человек абсолютно не воспринимает.

2. Повышенная физическая активность и полное отрицание усталости.

3. Чувство беспомощности, которое парализует мышление и поведение человека.

Последствия болезни

Заболевание чревато серьезными последствиями:

1. Возникновение лейкопении, а также анемии, которое спровоцировано повышенной выработкой холестерина и каротина в организме.

2. Брадикардия, кахексия, гипотония и проблемы с ЖКТ из-за длительного отказа от еды.

3. Эрозия зубной эмали из-за постоянных рвот.

4. Нарушение функций половых гормонов.

5. Возникновение гипоэстрогении, а также аменорея и остеопороз.

6. Изменение и нарушение функций щитовидки.

7. Существенное изменение калиево-натриевого уровня в организме.

8. Нарушение работоспособности сердца из-за низкого количества калия в плазме, которое грозит летальным исходом.

Булимия

Непреодолимая тяга к перееданию с последующим очищением организма – искусственная рвота, клизмы, слабительные или изнуряющие физические нагрузки.  Это могут быть набеги на холодильник по ночам, а можно и весь день жевать не переставая.

Итак, от нервного переедания булимия отличается отсутствием вкуса у еды – человек ест и ему невкусно, либо даже отвратительно. При переедании же человек наслаждается вкусом еды. Вес при булимии обычно нормальный, в отличие от переедания.

Диагностические признаки булимии:

  1. Повторные эпизоды переедания (по крайней мере, 2 раза в неделю в течение 3 месяцев), в короткий период времени потребляется большое количество пищи.
  2. Больной сосредоточен на еде или чувстве голода.
  3. Противостояние "увеличению веса" одним из таких способов: рвота, голодание, диеты, чрезмерные физические нагрузки. Используются препараты понижающие аппетит, гормоны щитовидной железы, диуретики, клизмы или слабительные.
  4. Низкий уровень самооценки из-за изменений массы и формы тела.

Стоит отметить, что в настоящее время классификации обновляются. Планируемые изменения будут включать такие ситуации, как:

  • одержимость здоровым питанием (орторексия), 'здоровым образом жизни';
  • вечная жизнь на диете,
  • постоянная потеря в весе за счет установленного лимита на еду,
  • пища перестает быть вкусной и для больного является лишь средством для удовлетворения потребности организма;
  • у пациента есть больше диетические наборы, витамины, средства для похудения, в альтернативу "нормальной еде";
  • большинство мыслей больного человека о том, что он ест или будет есть;
  • отношение к пище пренебрежительное;
  • нет случайного переедания, пациент «не помнит, как было раньше» и не допускает мысли «возвращения к нормальной еде».
  •  

Особенности булимии:

приступы зависят от стресса, скуки, грусти, печали и являются разновидностью реакции

на различные чувства и эмоции;

переедание бывает спланировано и организовано;

у больного присутствует негативное отношение к еде;

люди едят в изоляции, стыдятся акта приема пищи;

страдающие булимией, отстраняются от общества так как питаются в одиночестве;

компенсация другой формой поведения (физические упражнения, рвота, использование слабительных)

женщины переедают в два раза чаще, чем мужчины;

разновидность и эстетический вид продуктов питания, потребляемых во время еды, не имеет большого значения.

Булимия

Анорексия

Неконтролируемые приступы голода, сопровождающиеся перееданием и последующим принудительным опустошением желудка

Настойчивый отказ от приема пищи

Страдающие недугом люди остаются в нормальной физической форме

Приводит к потере порядка 50 % массы тела

Не несет критического вреда для здоровья

Ведет к полному истощению организма

Присуща безвольным, слабохарактерным людям

Встречается у индивидов с низкой самооценкой, обладающих сильным самовнушением и стальной волей

Достаточно легко поддается лечению

Характеризуется высокой смертность

ЧТО ОБЩЕГО У АНОРЕКСИИ И БУЛИМИИ

Общим для больных и анорексией, и булимией является то, что у них искаженное представление о собственном теле. Страдающие анорексией видят себя всегда слишком полными, им всегда кажется, что они недостаточно стройные, недостаточно красивые.

Как правило, заболевания развиваются по следующей схеме: неуверенность в себе – навязчивая идея о необходимости похудания – крайности в достижении цели – проблемы со здоровьем – больница. Несмотря на то, что страх набрать вес сопряжен с небезопасными для здоровья действиями, признавать очевидное жертвы анорексии и булимии отказываются. С течением болезни они перестают адекватно воспринимать собственное тело: неестественная худоба кажется им красивой, и именно это мешает обратиться за помощью.

В ЧЕМ РАЗНИЦА МЕЖДУ АНОРЕКСИЕЙ И БУЛИМИЕЙ

Анорексия и булимия – психосоматические расстройства, связанные с нарушениями пищевого поведения.

Анорексия – синдром, при котором человек полностью теряет аппетит, что приводит к тяжелым, иногда необратимым последствиям. Люди, больные анорексией, поначалу заставляют себя игнорировать чувство голода, впоследствии аппетит у них пропадает. Жертвы анорексии также прибегают к рвоте, хотя и принимают пищу в мизерных количествах.

Булимия – приступы неконтролируемого обжорства, с последующим насильственным избавлением от съеденного, чаще всего при помощи рвоты или слабительного. Не всегда больные булимией страдают ожирением или недостатком веса. Приступы обжорства имеют психологическую подоплеку и чаще всего следуют за психическим или эмоциональным перевозбуждением. Больные поглощают еду в очень больших количествах, быстро и часто не пережевывая (глотая кусками). После этого наступает чувство вины и страх ожирения.

Лечение Анорексии и Булимии:

Психотерапия анорексии

В первую очередь больного изолируют от близких людей и госпитализируют. Лечение проводится в несколько этапов:

1. Диагностический – длится от двух до четырех недель. Главная цель устранить резкий дефицит веса.

2. Лечебный – длится намного дольше и подразумевает лечение самой болезни. Психиатры, как правило, назначают специальный курс нейролептиков большими дозами вместе с инсулином.

В некоторых ситуациях используется немедикаментозный способ терапии, который подразумевает:

  • насильственную кормежку;
  • соблюдение строгого распорядка;
  • постельный режим.

Психиатры придерживаются мнения, что самыми действенными способами лечения являются:

  • лейкотомия;
  • инсулино-коматозный вариант терапии;
  • кормление с помощью зонда;
  • ЭСТ.

Существуют и более щадящие методы, к которым принадлежат:

  1. Вознаграждение. Главный принцип этого метода заключается в договоре с больным, что за каждый прибавленные сто грамм в весе, он получает поощрение.
  2. Психоанализ. Заключается в том, чтобы помочь больному осознать все происходящие с ним процессы, а также помочь решить возникшую проблему.
  3. Аналитический способ лечения. Используется на поздних этапах психоанализа.

Перечислим психотерапевтические подходы в лечении анорексии.

Когнитивная аналитическая терапия.

Основана на теории, что психическое состояние человека, такое как анорекия, является причиной нездоровых шаблонов поведения, а также мыслей, которые чаще всего были заложены и развивались еще в детском возрасте.

Во время терапии рассматриваются различные события детского периода, которые могли повлиять на возникновение нездоровых шаблонов поведения и определяются необходимые действия, которые будут способствовать восстановлению здоровых эффективных форм поведения и мышления.

Когнитивно поведенческая терапия

 Основана на теории, что наши мысли о текущей ситуации влияют на наши действия, и наоборот, наши действия оказывают влияние на мысли и чувства. При анорексии состояние пациента во многом связано с неадекватными и нереалистичными мыслями о пище и диете.Терапевт поможет принять более здоровые и реалистичные мысли, которые приведут к позитивному поведению.

Межличностная терапия

 Основана на теории, что отношения с другими людьми обладают мощным позитивным эффектом на психическое здоровье. Анорексия может быть свзязана с низкой самооценкой, тревогой, неуверенностью в себе, что ограничивает общение с окружающими людьми.

Во время терапии обсуждаются последствия негативных отношений, и что необходимо сделать, чтобы они могли имениться.

 Фокусная психодинамическая терапия.

Основана на теории, что развитие психической болезни может быть связано с нерешенными конфликтами, которые произошли в прошлом, чаще всего в детскои или раннем молодом возрасте.

Во время терапии пациент понимает, как ранний детский опыт мог повлиять на его состояние. Целью работы является найти более успешные пути для борьбы со стрессовой ситуацией, негативными мыслями и эмоциями.

Семейный подход

Работа со всей семьей направлена на понимание расстройства пищевого поведения и включает также обсуждение влияния этого расстройства на всех ее членов. Терапия помогает понять состояние пациента и то, какую помощь семья может оказать пациенту.

Эриксоновская терапия и гипноз.

Еще в 1900s Pierre Janet впервые использовал гипнотерпию для лечения анорексии. Многие последние исследования также подтвержают эффективность этого вида терапии в развитиуверенности в себе, повышении самооценки, снижении стресса и депрессивных расстройств. (Newsweek, Pediatric Nursing, and University of Maryland Medical Center). Гипнотерапия не только повышает уверенность и самооценку, но и способствует развитию здоровых пищевых привычек, принятию своего образа, способности справляться с трудностями в повседневной жизни.

Лечение булимии.

Лечением булимии занимается врач психотерапевт или психиатр. Он решает, необходимо ложиться в стационар или можно лечиться дома.

  • Показания к стационарному лечению булимии:
  • мысли о самоубийстве;
  • сильное истощение и тяжелые сопутствующие заболевания;
  • депрессия;
  • сильное обезвоживание;
  • булимия, не поддающаяся лечению в домашних условиях;
  • во время беременности, когда есть угроза для жизни ребенка.

Лучшие результаты в борьбе с нервной булимией дает комплексный подход, когда сочетают психотерапию и лекарственные методы лечения. В этом случае удается вернуть человеку психическое и физическое здоровье на протяжении нескольких месяцев.

Психотерапия булемии.

План лечения составляется индивидуально для каждого пациента. В большинстве случаев необходимо пройти 10-20 сеансов психотерапии 1-2 раза в неделю. В тяжелых случаях понадобятся встречи с психотерапевтом несколько раз в неделю на протяжении 6-9 месяцев.

Психоанализ булимии. Психоаналитик выявляет причины, которые вызвали изменение пищевого поведения, и помогает их осознать. Это могут быть конфликты, которые произошли в раннем детстве или противоречия, между неосознанным влечением и сознательными убеждениями. Психолог анализирует сны, фантазии и ассоциации. На основе этого материала он раскрывает механизмы болезни и дает советы, как противостоять приступам.

Когнитивно–поведенческая терапия в лечении булимии считается одной из самых эффективных методик. Этот метод помогает изменить мысли, поведение и свое отношение к булимии и всему происходящему вокруг. Человек на занятиях учится распознавать приближение приступа и противостоять навязчивым мыслям о еде. Этот метод отлично подходит тревожным и мнительным людям, которым булимия приносит постоянные душевные страдания.

Межличностная психотерапия. Этот метод лечения подходит тем людям, у кого булимия связана с депрессией. В основе его лежит выявление скрытых проблем в общении с другими людьми. Психолог научит вас правильно выходить из конфликтных ситуаций.

Семейная терапия булимии помогает улучшить отношения в семье, устранить конфликты и наладить правильное общение. Для человека, страдающего булимией помощь близких очень важна, а любое неосторожно брошенное слово может вызвать новый приступ переедания.

Групповая терапия булимии. Специально подготовленный психотерапевт создает группу из людей, страдающих нарушением пищевого поведения. Люди делятся своей историей болезни и опытом борьбы с ней. Это дает человеку возможность повысить самооценку и осознать, что он не одинок и другие тоже преодолевают подобные трудности. Групповая терапия особенно эффективна на завершающем этапе, для предотвращения повторных случаев переедания.

Мониторинг потребления пищи. Врач корректирует меню таким образом, чтобы человек получал все необходимые питательные вещества. В небольших количествах вводят те продукты, которые больной раньше считал запрещенными для себя. Это необходимо для того, чтобы сформировать правильное отношение к пище.

Рекомендуется вести дневник. Туда необходимо записывать количество съеденной пищи и указывать появилось ли желание сесть еще или возникли позывы к рвоте. Одновременно советуют увеличить физическую активность и заниматься игровыми видами спорта, которые помогают получить удовольствие и избавиться от депрессии.

Дистанционное интернет лечение анорексии и булимии.

Работа с психологом или психотерапевтом в преодолении последствий анорексии и булимии может проходить также в режиме онлайн через скайп или электронную почту. В этом случае можно использовать методы когнитивной и поведенческой терапии, также неплохо работают аналитические методы терапии. Все зависит от профессионализма психолога, психотерапевта.

Нервная анорексия у девушек-подростков: варианты течения, факторы рецидива и суицидальный риск на ранних этапах терапии | Пичиков

1. Balazs J., Miklosi M., Kereszteny A. Adolescent subthreshold-depression and anxiety: psychopathology, functional impairment and increased suicide risk // Journal Child Psychol Psychiatry. - 2013. - Vol. 54, №6. - P. 670-677.

2. Blachno M., Brynska A. Comorbidity and characteristic of obsessive-compulsive symptoms in anorexia nervosa // Psychiatr. Pol. - 2012. - Vol. 46, №6. - P. 1019-1028.

3. Halvorsen I., Andersen A., Heyerdahl S. Good outcome of adolescent onset anorexia nervosa after systematic treatment // Eur. Child Adoles. Psych. - 2004. - Vol. 13. - P. 295-306.

4. Jagielska G., Kacperska I. Outcome, comorbidity and prognosis in anorexia nervosa // Psychiatr. Pol. - 2017. - Vol. 51, №2. - Р. 205-218

5. Keski-Rahkonen A., Hoek H.W., Susser E.S., Linna M.S., Sihvola E., Raevuori A., Bulik C.M., Kaprio J., Rissanen A. Epidemiology and course of anorexia nervosa in the community // Am J Psychiatry. - 2007. - Vol. 164, №8. - P. 1259-1265.

6. Klump K.L., Bulik C.M., Kaye W.H., Treasure J., Tyson E. Academy for eating disorders position paper: eating disorders are serious mental illnesses // Int. J. Eat. Disorder. - 2009. - Vol.42, №2. - P. 97-103.

7. Le Grange D., Lock J., Accurso E.C., Agras W.S., Darcy A., Forsberg S., Bryson S.W. Relapse from remission at two- to four-year follow-up in two treatments for adolescent anorexia nervosa // J Am Acad Child Adolesc Psychiatry. - 2014.- Vol.53, №11. - P. 1162-1167.

8. Micali N., Solmi F., Horton N.J., Crossby R.D., Edyy K.T., Calza J.P et al. Adolescent eating disorders predict psychiatric, high-risk behaviours and weight outcome in young adulthood // J. Am. Acad. Child Psych. - 2015. - Vol. 54, №8. - P. 652-659.

9. Rastam M., Gillberg C., Wentz E. Outcome of teenage-onset anorexia nervosa in a Swedish community-based sample // Eur. Child Adoles. Psych. - 2003. - Vol. 12. - P. 178-190.

10. Steinhausen H.Ch. The outcome of anorexia nervosa in the 20th century // American Journal of Psychiatry. - 2002. - Vol. 159. - P. 1284-1293.

11. Sullivan P.F., Bulik C.M., Fear J.L., Pickering A. Outcome of anorexia nervosa: a case-control study // American Journal of Psychiatry. - 1998. - Vol. 155, №7. - P. 939-946.

12. Sullivan P.F. Mortality in anorexia nervosa // American Journal of Psychiatry. - 1995. - Vol.152. - P. 1073-1074.

Новые идеи о расстройствах пищевого поведения

Непонимание общественностью психических расстройств не является чем-то новым. Но, в частности, дезинформация распространяется на расстройства пищевого поведения.

«Вы все еще больше читаете об анорексии в разделе публикаций о знаменитостях, чем в разделах о здоровье», - говорит Нэнси Цукер, доктор философии, профессор психологии и нейробиологии в Университете Дьюка. «Акцент делается на то, что это культурно управляемое явление».

Даже медицинские определения расстройств пищевого поведения часто сосредотачиваются на внешних факторах, включая культурное давление, отношение родителей к весу и диете, а также стрессовые или травмирующие события, которые могут вызвать расстройство пищевых привычек.

В то время как окружающая среда, безусловно, играет роль в формировании поведения, появляется все больше свидетельств того, что расстройства пищевого поведения начинаются в головном мозге.

«Многие люди сидят на диете или хотят похудеть, но относительно немногие из них в конечном итоге заболевают нервной анорексией или нервной булимией», - говорит Уолтер Кэй, доктор медицины, директор Программы исследований и лечения расстройств пищевого поведения Калифорнийского университета в Сан-Диего. (UCSD) Школа медицины.

Фактически, менее 1 процента женщин заболевают анорексией, более тяжелой из этих двух болезней.«Культура играет определенную роль, но, возможно, меньшую, чем мы думали в прошлом», - говорит Кэй.

Теперь исследователи, в том числе Кей, начинают разбираться в областях мозга и нервных цепях, лежащих в основе болезней. Для миллионов американцев, страдающих анорексией и булимией, это долгожданный шаг к более эффективным методам лечения заведомо трудноизлечимых болезней.

«Люди умирают от этих расстройств», - говорит Кэй. «Очень важно, чтобы мы понимали факторы, способствующие этому, и разрабатывали новые подходы к лечению.«

Неисправность в цепях

Вообще говоря, расстройства пищевого поведения - это любые заболевания, которые вызывают серьезные нарушения диеты. Эти расстройства включают относительно хорошо известную анорексию, характеризующуюся крайним ограничением в еде и истощением, и булимию, характеризующуюся эпизодами переедания с последующими очищениями, голоданием или чрезмерными упражнениями. На противоположном конце спектра от анорексии находится переедание, при котором люди испытывают ненасытную тягу, которая заставляет их есть большие количества пищи, помимо простого «переедания».«Все же другие расстройства пищевого поведения попадают в общую категорию, известную как« расстройства пищевого поведения, не указанные иначе ».

Что объединяет все эти расстройства, так это опасно дезадаптивный подход к пище.

Неудивительно, что переедание часто связано с ожирением. С другой стороны, люди с анорексией и булимией боятся набрать вес. Анорексия и булимия часто возникают в подростковом или раннем взрослом возрасте и чаще встречаются у женщин, чем у мужчин. Согласно исследованию Джеймса Хадсона, доктора медицины, доктора медицинских наук и его коллег, 0.У 9 процентов женщин и 0,3 процента мужчин в США анорексия развивается в течение жизни, а у 1,5 процента женщин и 0,5 процента мужчин развивается булимия ( Biological Psychology , 2007).

Без лечения булимия может привести к серьезным заболеваниям, включая проблемы с желудочно-кишечным трактом, электролитный дисбаланс и сердечно-сосудистые заболевания. Анорексия может вызвать мышечное истощение, повреждение сердца и головного мозга и полиорганную недостаточность. Действительно, сообщалось, что анорексия является одним из самых высоких показателей смертности среди всех психических расстройств.

«Есть много неадаптивных расстройств, но при анорексии люди в основном умирают от голода», - говорит Цукер. «Не нужно быть ученым, чтобы сделать шаг назад и сказать, что здесь что-то ужасно не так».

Хотя анорексия и булимия имеют разные особенности, эти расстройства, по-видимому, имеют некоторые общие биологические основы. Например, оба очень наследуются. Но если у одного члена семьи может развиться анорексия, у другого булимия.И нередки случаи, когда у человека, страдающего одним из расстройств, позже развивается другое. «Это указывает на некоторую общую уязвимость - возможно, неврологическую уязвимость», - говорит Цукер.

Люди с анорексией и булимией также имеют относительно схожие темпераменты.

«В детстве, до начала расстройства пищевого поведения, это, как правило, дети, [которые] тревожны, навязчивы, перфекционисты и ориентированы на достижения», - говорит Кэй.

И все же расстройства пищевого поведения сложнее, чем испорченный перфекционистский темперамент.Неисправная система обработки вознаграждений, по-видимому, является важной особенностью болезней. Учиться на наградах - древняя способность животного мира, и этот процесс особенно эффективен в управлении пищевым поведением. Когда мы едим кусок шоколадного торта, мы получаем удовольствие от его вкуса и хотим съесть еще один.

«При анорексии этот основной процесс нарушается», - говорит Кэй. "У людей с анорексией нарушен баланс, когда они испытывают трудности с кодированием вознаграждения и чрезмерно чувствительны к наказанию.«

В ходе демонстрации этого расстройства Кэй и его коллеги сканировали мозг здоровых женщин и женщин с анорексией, когда они играли в денежные ставки. У женщин с анорексией мозговые цепи, участвующие в обработке вознаграждения, были менее активными, когда они выиграли, но более активными, когда они проиграли ( Psychiatry Research: Neuroimaging , 2013).

Важной частью измененной системы вознаграждения, похоже, является дофамин, нейромедиатор, который побуждает нас разрезать вторую порцию этого шоколадного торта.Активность дофамина изменяется как при булимии, так и при анорексии - но противоположным образом, согласно исследованию Гвидо Франка, доктора медицины, профессора психиатрии в Медицинском кампусе Аншутц Университета Колорадо.

Женщины с булимией имеют более слабую, чем обычно, реакцию в областях мозга, которые являются частью схемы вознаграждения, связанной с дофамином, в то время как схемы вознаграждения у женщин с анорексией чрезмерно чувствительны к стимулам, связанным с едой, как описал Фрэнк в недавнем обзоре ( CNS Spectrums , 2015).

Для большинства людей еда - занятие, доставляющее удовольствие. Однако люди с анорексией часто сообщают, что, сидя за столом, они беспокоятся - и, похоже, у этой реакции есть биологическая причина. Кэй и его коллеги обнаружили, что у людей с анорексией выброс дофамина в спинном полосатом теле вызывает скорее тревогу, чем удовольствие ( International Journal of Eating Disorders , 2012).

Кузовные сигналы

По мере того, как ученые исследуют ошибочную систему вознаграждения, они определили несколько областей мозга, которые являются возможными виновниками.Один из них - орбитофронтальная кора, которая сигнализирует нам, когда нужно прекратить есть. Исследования показали, что у людей с анорексией и булимией есть структурные и функциональные различия в этой области, говорит Фрэнк.

Женщины с анорексией, по-видимому, более активны в спинном полосатом теле, области мозга, связанной с привычным поведением, по словам психолога из Нью-Йоркского университета Карин Ферде, доктора философии, и коллег, которые сканировали мозг анорексичных и здоровых женщин, когда они решали, что делать. есть.(Поскольку анорексия гораздо реже встречается у мужчин, большинство исследований сосредоточено на женщинах.)

Традиционно о людях с анорексией часто думали, что они обладают огромной силой воли, позволяющей им избегать еды, даже когда они голодают. Авторы говорят, что исследование Ферде предполагает, что неадаптивное пищевое поведение может быть больше связано с привычкой, чем с силой воли ( Nature Neuroscience , 2015).

Область мозга, известная как правый островок, также, по-видимому, изменена у людей с анорексией.Этот кусочек мозга помогает обрабатывать вкусовые ощущения, но он также участвует в интероцепции, способности ощущать собственные телесные сигналы.

Эти искаженные телесные сигналы являются предметом исследования Цукера в Duke. По ее словам, большинство людей замечают щелчки и урчание своего тела только тогда, когда что-то не так, - говорит она, - когда их желудки урчат от голода или когда их сердце замирает. Но согласно концепции, известной как висцеральная гиперчувствительность, люди с анорексией могут улавливать телесный «шум», на который остальные из нас отключаются.

«Теоретически они сверхчувствительны к изменению телесных ощущений», - говорит Цукер. «Вклад их физиологии постоянно мешает их способности сосредотачиваться».

Чрезвычайное ограничение в еде может быть ответом на эту гиперчувствительность, считает Цукер. В ответ на голодание тело замедляется. Снижается пульс, прекращаются менструальные циклы. «Все тело приглушается», - говорит Цукер.

Недавно она проверила эту идею в составе команды под руководством У.Кайл Симмонс, доктор философии, из лауреатского института исследований мозга. Ученые сканировали мозг здоровых женщин и женщин, которые лечились от анорексии, сосредотачиваясь на ощущениях в их сердце, желудке или мочевом пузыре. Они обнаружили аномальную активность островка у женщин с анорексией. Интересно, что определенная часть островка островка также проявляла повышенную активность, когда женщин с анорексией просили подумать о ситуациях, которые их беспокоили. Это открытие предполагает, что изменение интероцепции может способствовать их тревожному темпераменту, говорит Цукер ( Neuropsychopharmacology , 2016).

Черты лица и шрамы

В то время как исследователи начинают видеть закономерности аномалий мозга при расстройствах пищевого поведения, литература противоречива, говорит Фрэнк. Сильное истощение может вызвать изменения в мозге, многие из которых приходят в норму после того, как человек снова начинает есть. Результаты исследования могут сильно различаться в зависимости от того, активно ли участники ограничивают пищу, проходят лечение или вернулись к нормальному весу. По этой причине Фрэнк предпочитает изучать женщин в строго контролируемых программах лечения, чтобы точно знать, как долго и сколько они ели.

Тем не менее, бывает трудно понять, являются ли определенные различия мозга причиной или следствием расстройства пищевого поведения - с точки зрения нейробиологии, «чертой» или «шрамом». Скорее всего, говорит Фрэнк, некоторые ранее существовавшие особенности мозга подвергают человека риску развития пищевого расстройства, в то время как другие изменения развиваются в ответ на его привычки в еде.

Тем не менее, нейробиология может дать информацию о лечении еще до того, как она ответит на вопрос о соотношении признаков и шрамов. «Если мы можем войти и прямо и точно вмешаться в схему, которая, кажется, связана с серьезностью болезни, вопрос о курице или яйце не должен препятствовать немедленному вмешательству», - говорит она.

И крайне необходимы более эффективные меры. Примерно половина людей, страдающих анорексией, страдают этим заболеванием в течение пяти и более лет, однако нет ни одобренных FDA лекарств, ни психотерапевтических подходов, доказавших, что они могут обратить симптомы вспять.

«Лечения расстройств пищевого поведения не очень эффективны», - говорит Кристина Вернга, доктор философии, клинический нейропсихолог и доцент психиатрии Калифорнийского университета в США, которая тесно сотрудничает с Кей. «Частота рецидивов высока, и это потому, что лечение не основывалось на понимании этиологии расстройства.«

Виеренга и другие исследователи с оптимизмом считают, что нейробиология укажет путь к новым лекарствам и терапевтическим инструментам. Она и Кэй уже начали тестирование новых программ лечения, основанных на нейробиологии. По словам Веренги, представление результатов исследований мозга может быть полезным для мотивации пациентов к выздоровлению. «Одна вещь, которая делает этих пациентов очень трудными для лечения, заключается в том, что они часто не осознают серьезность расстройства, и во многих случаях у них отсутствует мотивация к изменениям», - говорит она.

В свете открытий, указывающих на причастность дефектных схем вознаграждения к расстройствам пищевого поведения, Кай и Виренга разрабатывают модель лечения, которая подчеркивает негативные последствия над вознаграждением. По словам Веренги, эти последствия предназначены не для того, чтобы наказать пациентов, а, скорее, для того, чтобы помочь пациентам вести себя позитивно. Например, пациент, который отказывается пить свою пищевую добавку, может быть переведен на более контролируемый уровень стационарного лечения.

«Иногда [негативные последствия, которые мы используем] столь же просты, как запрет на нанесение макияжа или ваши любимые джинсы», - говорит Виеренга.«Это привилегии, которые вы должны вернуть».

Акцент на нейробиологию расстройств также снижает стигму, говорит Цукер, и помогает родителям лучше понять, как поддерживать своих детей во время лечения.

«Расстройства пищевого поведения кажутся очень поведенческими. Иногда они даже кажутся оппозиционными, когда ребенок отказывается от еды», - говорит она. "Демонстрация того, что некоторые мозговые цепи не функционируют эффективно, заставляет родителей задуматься и помогает им понять болезнь своего ребенка.«

Еще многое предстоит узнать о нейробиологии расстройств пищевого поведения, в том числе о том, схожи ли нейробиологические факторы риска для расовых и этнических групп, и как эти физические факторы могут взаимодействовать с культурными представлениями о весе и образе тела. Между тем, по словам Цукера, использование идей нейробиологии для мотивации и просвещения пациентов и их семей - отличное место для начала лечения расстройств пищевого поведения. Надеюсь, это только начало. Она и ее коллеги в этой области начинают разрабатывать новые потенциальные вмешательства, начиная от глубокой стимуляции мозга и заканчивая упражнениями для когнитивной тренировки, которые могут переформатировать неисправный мозговой контур.

расстройств пищевого поведения | Введение в психологию

Цели обучения

  • Объясните последствия для здоровья нервной анорексии и нервной булимии

В то время как почти двое из трех взрослых в США борются с проблемами, связанными с избыточным весом, меньшая, но значительная часть населения страдает расстройствами пищевого поведения, которые обычно приводят к нормальному или недостаточному весу. Часто эти люди боятся набрать вес.Люди, страдающие нервной булимией и нервной анорексией, сталкиваются со многими неблагоприятными последствиями для здоровья (Mayo Clinic, 2012a, 2012b).

Люди, страдающие нервной булимией , проявляют переедание, за которым следует попытка компенсировать потребление большого количества пищи. Очистка от пищи путем вызывания рвоты или использования слабительных средств - два распространенных компенсаторного поведения. Некоторые пострадавшие люди чрезмерно много занимаются физическими упражнениями, чтобы компенсировать свои переедания.Булимия связана со многими неблагоприятными последствиями для здоровья, включая почечную недостаточность, сердечную недостаточность и кариес. Кроме того, эти люди часто страдают от тревожности и депрессии и подвергаются повышенному риску злоупотребления психоактивными веществами (Mayo Clinic, 2012b). Уровень распространенности нервной булимии в течение жизни оценивается примерно в 1% для женщин и менее 0,5% для мужчин (Smink, van Hoeken, & Hoek, 2012).

На момент выпуска 2013 года Диагностического и статистического руководства , пятое издание , Компульсивное переедание - это расстройство, признанное Американской психиатрической ассоциацией (APA).В отличие от булимии, переедание не сопровождается несоответствующим поведением, например, очищением, но сопровождается дистрессом, включая чувство вины и смущения. Возникающий в результате психологический дистресс отличает компульсивное переедание от переедания (Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013).

Нервная анорексия - это расстройство пищевого поведения, характеризующееся поддержанием веса тела значительно ниже среднего в результате голодания и / или чрезмерных физических нагрузок. Люди, страдающие нервной анорексией, часто имеют искаженный образ тела , который в литературе упоминается как тип телесной дисморфии, что означает, что они считают себя страдающими избыточным весом, хотя на самом деле это не так.Как и нервная булимия, нервная анорексия связана с рядом серьезных негативных последствий для здоровья: потеря костной массы, сердечная недостаточность, почечная недостаточность, аменорея (прекращение менструального цикла), снижение функции гонад и, в крайних случаях, смерть. Кроме того, существует повышенный риск ряда психологических проблем, включая тревожные расстройства, расстройства настроения и злоупотребление психоактивными веществами (Mayo Clinic, 2012a). Оценки распространенности нервной анорексии варьируются от исследования к исследованию, но обычно колеблются от чуть менее одного процента до чуть более четырех процентов у женщин.Как правило, показатели распространенности у мужчин значительно ниже (Smink et al., 2012).

Ссылка на обучение

Посмотрите эту новость об итальянской рекламной кампании по повышению осведомленности общественности о нервной анорексии.

В то время как нервная анорексия и нервная булимия встречаются у мужчин и женщин, принадлежащих к разным культурам, европейские женщины из западных обществ, как правило, относятся к группе наибольшего риска. Недавние исследования показывают, что наибольшему риску подвержены женщины в возрасте от 15 до 19 лет, и долгое время считалось, что эти расстройства пищевого поведения являются культурно обусловленным феноменом, связанным с идеями тонкого тела, которые часто изображаются в популярных средствах массовой информации и мире моды. (Рисунок 5; Smink et al., 2012). Хотя социальные факторы играют важную роль в развитии расстройств пищевого поведения, есть также свидетельства того, что генетические факторы могут предрасполагать людей к этим расстройствам (Collier & Treasure, 2004).

Рис. 5. Молодые женщины в нашем обществе изобилуют изображениями чрезвычайно тонких моделей (иногда точно изображенных, а иногда измененных в цифровом виде, чтобы они выглядели еще тоньше). Эти изображения могут способствовать расстройству пищевого поведения. (кредит: Питер Духон)

Ссылка на обучение

Узнайте больше о приемах пищи и дисморфофобии в следующем видео по психологии ускоренного курса.

Подумай над

1. Как указано в этом разделе, европейские женщины из индустриальных западных культур, как правило, подвергаются наибольшему риску расстройств пищевого поведения, таких как анорексия и нервная булимия. Почему это могло быть?

Показать ответ

Эти расстройства тесно связаны с социокультурным акцентом на тонкий идеал, который часто изображается в средствах массовой информации. Учитывая, что неказыки недостаточно представлены в популярных средствах массовой информации на Западе и что тонкий идеал уделяется больше внимания женщинам, эта конкретная группа является наиболее уязвимой.

2. Подумайте о популярных телепрограммах в прямом эфире прямо сейчас. Как выглядят женщины в этих программах? Как выглядят мужчины? Как вы думаете, какие сообщения СМИ направляют о мужчинах и женщинах в нашем обществе?

Глоссарий

нервная анорексия: расстройство пищевого поведения, характеризующееся тем, что человек сохраняет массу тела значительно ниже средней в результате голодания и / или чрезмерных физических нагрузок

компульсивное переедание: тип расстройства пищевого поведения, характеризующийся перееданием и связанным с ним дистрессом

нервная булимия: тип расстройства пищевого поведения, характеризующийся перееданием с последующей очисткой

искаженное изображение тела: человек считают себя полными, хотя и не

Является ли нервная анорексия расстройством личности? Психологический подход

Front Psychol.2016; 7: 849.

Федерико Амианто

1 Региональный экспертный центр расстройств пищевого поведения, отделение неврологии, отделение психиатрии, Туринский университет, Турин, Италия

Георг Нортофф

2 Mind, Отдел исследований мозга и нейроэтики , Королевский институт исследований психического здоровья, Университет Оттавы, Оттава, Онтарио, Канада

Джованни Аббате Дага

1 Региональный экспертный центр расстройств пищевого поведения, отдел неврологии, отделение психиатрии, Туринский университет, Турин, Италия

Secondo Fassino

1 Региональный экспертный центр расстройств пищевого поведения, отделение неврологии, отделение психиатрии, Туринский университет, Турин, Италия

Джорджио А.Таска

3 Психология, Больница Оттавы, Университет Оттавы, Оттава, Онтарио, Канада

1 Региональный экспертный центр расстройств пищевого поведения, Отдел неврологии, Секция психиатрии, Туринский университет, Турин, Италия

2 Группа исследований разума, визуализации мозга и нейроэтики, Королевский институт исследований психического здоровья, Университет Оттавы, Оттава, Онтарио, Канада

3 Психология, Больница Оттавы, Университет Оттавы, Оттава, Онтарио, Канада

Отредактировано Автор: Антонелла Граньери, Туринский университет, Италия

Рецензент: Вальдо Рикка, Азиенда Оспедальеро-Университариа Кареджи, Италия; Саманта Джейн Брукс, Кейптаунский университет, Южная Африка; Адриано Шимменти, Корейский университет Энны, Италия

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Психоанализ и нейропсихоанализ» журнала «Границы в психологии»

Поступила в редакцию 15 января 2016 г .; Принята в печать 20 мая 2016 г.

Авторские права © 2016 Amianto, Northoff, Abbate Daga, Fassino and Tasca.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Дискуссия о патогенезе и поддерживающих факторах расстройств пищевого поведения, в частности нервной анорексии, продолжается, особенно потому, что терапевтические вмешательства не приводят к удовлетворительным и длительным показателям ремиссии. В данной статье представлена ​​модель патогенеза расстройств пищевого поведения, основанная на гипотезе дефицита саморазвития. Мы представляем теорию в свете новых данных о роли незащищенности привязанности в развитии и сохранении расстройств пищевого поведения.В частности, мы исчерпывающе определяем личность при расстройствах пищевого поведения, принимая во внимание последние данные экспериментальной психологии и нейробиологии. В статье развитие личности рассматривается с точки зрения ее синхронного (т.е. переживаемого в данный момент) и диахронического (т.е. переживаемого как непрерывного во времени) аспектов. Как синхронные, так и диахронические аспекты личности имеют отношение к выражению симптомов расстройства пищевого поведения. Кроме того, созревание личности переплетается с развитием привязанности, функционирующей от младенчества до подросткового возраста.Это взаимодействие между процессами развития личности и привязанности может иметь решающее значение для понимания патогенеза расстройств пищевого поведения. В заключительной части статьи предлагается нейробиологическая связь между теорией «Я» при расстройствах пищевого поведения и пространственно-временным функционированием мозга. Нарушения пространственно-временного функционирования могут представлять собой нейробиологический путь, с помощью которого недостатки в себе связаны с функциями привязанности у людей с расстройствами пищевого поведения.

Ключевые слова: нервная анорексия, расстройства пищевого поведения, привязанность, самость, нейробиологический путь

Самость при нервной анорексии

Большинство теорий о патогенезе и поддержании расстройств пищевого поведения, включая нервную анорексию, основаны на когнитивно-поведенческих моделях, которые сосредоточить внимание на поддерживающих факторах, таких как высокий уровень потребности контролировать питание, самооценка по фигуре и весу, а также соблюдение диеты (Fairburn et al., 2003, 2005; Murphy et al., 2010).Тем не менее, такие модели не обеспечивают патогенетического объяснения, включая эмпирические, феноменологические и межличностные аспекты расстройства, которые видны в клинической картине и в клинических взаимодействиях. То есть пациенты с нервной анорексией часто сообщают о глубоком отсутствии связи со своими эмоциями и телесными ощущениями (Skårderud, 2007), трудности в понимании собственного внутреннего опыта и опыта других (Rothschild-Yakar et al., 2013; Tapajóz Pereira de Sampaio et al. ., 2013), и проблемы с построением личного повествования с течением времени, особенно связанные с расстройством (Oldershaw et al., 2011; Сокровище, 2013; Lang et al., 2014). Кроме того, в ответ на таких пациентов клиницисты могут испытывать тревожные эмоциональные реакции, включая чувство беспомощности и гнева (Vitousek et al., 1998; Satir et al., 2009; Fassino and Abbate-Daga, 2013).

Учитывая ограниченность современных известных теорий АН и учитывая контекст феноменологической и межличностной природы расстройства, мы предлагаем теорию Я в АН, в которой Я представляет собой организующую функцию разума, которая, когда ее беспокоят, приведет к беспорядку и будет поддерживать его.Фундаментальный постулат этого подхода состоит в том, что симптомы НА - это способ управления болезненными внутренними переживаниями, связанными с дефицитом самости (Tasca and Balfour, 2014a; Williams et al., 2015).

В этой статье мы очерчиваем теоретическую модель расстройств пищевого поведения и, в частности, AN, в которой мы проиллюстрируем нашу концептуализацию себя и определим AN как расстройство личности. Мы утверждаем, что дефицит личности является основой психопатологии расстройства пищевого поведения, и что этот дефицит можно понять на нейробиологическом уровне и на уровне клинического развития.Основное внимание в нашей модели уделяется нервной анорексии, поскольку дефицит самости более обширен и глубок; тем не менее, нашу модель можно распространить на другие расстройства пищевого поведения. Например, переедание, которое может быть средством регулирования негативных эмоций у людей с нервной булимией или расстройством переедания, может быть результатом дефицита личности. Такой дефицит у этих людей связан с проблемами привязанности и, следовательно, с нарушением регуляции эмоций, которое может быть предвестником переедания (Tasca et al., 2009а). В качестве общего руководящего принципа мы будем использовать теорию привязанности (Bowlby, 1969, 1973, 1980), чтобы закрепить нашу презентацию, потому что это обширная и хорошо проверенная модель взрослого развития и психопатологии (Mikulincer and Shaver, 2010). Мы кратко обсудим лечение и последствия исследований, которые основаны на нашей теоретической модели.

Определение себя

Что такое «я»? Самость можно понимать как интегративную структуру разума, которая организует и координирует различные функции (аффективные, когнитивные, социальные, сенсомоторные и вегетативные) в отношении интероцептивных и экстероцептивных стимулов от собственного тела и окружающей среды (Northoff, 2013).В этой модели «я» - это когнитивное, обусловленное и аффективное представление чьего-либо субъективного опыта и своей личности. Таким образом, личность играет неотъемлемую роль в мотивации, познании, аффекте и социальной идентичности человека.

Самость также подразумевает временную концепцию. Он простирается во времени из прошлого в настоящее и в будущее. В отличие от концепции идентичности, которая описывает диахроническую идентичность человека во времени, концепция Я является синхронной, то есть она касается переживания человека как самого себя, и позволяет ему или ей приписывать определенные переживания. , люди или предметы в определенный момент времени (Doering et al., 2012). Это влечет за собой самоспецифическую организацию как нервной, так и психологической активности (Northoff, 2015a, b). Изменения в самоспецифической организации могут, следовательно, влиять на все последующие зависимые функции, такие как аномальные изменения аффективных, когнитивных, сенсомоторных, вегетативных и социальных функций.

Базовый дефицит самости при нервной анорексии

Несколько лет назад (Bruch, 1982) предположил, что в основе нервной анорексии лежит, по сути, дефицит самости.Как мы предположили выше, интегративная функция личности (то есть ее способность интегрировать когнитивные, аффективные и волевые функции) у людей с нервной анорексией находится под угрозой. Брух (1982) утверждал, что люди с нервной анорексией функционируют с «ложным я», что означает, что эти люди не могут различать свои собственные ожидания и потребности и потребности тех, кто за ними ухаживает (Winnicott, 1964). Более современные концепции показывают, что люди с расстройством пищевого поведения не способны различать ощущения, относящиеся к их телу (например,ж., голод) и их эмоции (например, гнев; Skårderud, 2007). Что еще более важно и имеет особое значение для нашей презентации, это вероятность того, что их опыт своего тела не интегрирован в их «я». Несмотря на то, что пациенты с НА не воспринимают свое тело как резко постороннее, как это иногда бывает при шизофрении (Northoff, 2015a), они, похоже, сохраняют отношение «объективации» к своему телу, как будто их тело не относится к их самим себе. . Тело больше не воспринимается субъективно как «мое» тело и, следовательно, как личное или связанное с самим собой.Напротив, тело - это простой объект, который безличен или не связан с собой, без особого отношения к себе (Greenleaf and McGreer, 2006; Fitzsimmons-Craft et al., 2011; Eshkevari et al., 2014). Это согласуется с теориями, согласно которым физиологические реакции в организме являются источником эмоций. К таким теориям относятся как нейробиологические, так и философские концепции воплощения эмоциональных чувств (Northoff, 2012). Следовательно, люди с нервной анорексией могут не воспринимать физиологические корреляты тела, и, следовательно, они могут не испытывать, идентифицировать и выражать связанные эмоции.

Брух (1982) также предположил, что диахроническая функция «я» (то есть переживание последовательного «я» с течением времени, на которое указывает личность) прерывается. То есть подростку с нервной анорексией сложно рассматривать свое будущее, воспринимать и интегрировать свое прошлое в текущее повествование о себе. Воздействие этого дефицита состоит в том, что такие люди с нервной анорексией будут иметь проблемы с интеграцией собственных внутренних переживаний в осмысленное повествование о себе, сохраняющееся во времени.Такие проблемы приведут к нестабильной идентичности. Нестабильное ощущение себя и личности ослабляет связанные функции, такие как самооценка, регулирование эмоций и межличностная эффективность. Современные психоаналитики расширили эти концепции, обсуждая, как проблемы в ранних отношениях воспитатель-ребенок могут привести к основным трудностям с идентификацией чувств и их интеграцией в самоощущение (Granieri and Schimmenti, 2014). Такие трудности также могут быть связаны с проблемами использования символов для представления внутренних состояний, что препятствует способности конструировать смысл (Lavender and Freedman, 2002).

Всепроникающая слабость интегративных функций личности может объяснить, почему определенные черты личности, общие для НА, становятся жесткими, например, избегание сильного вреда, низкая самоуправляемость (Fassino et al., 2002, 2013) и перфекционизм ( Wade et al., 2008; Hurst, Zimmer-Gembeck, 2015). Эти черты становятся стабильными в подростковом возрасте, играют ключевую роль в поддержании НА и часто остаются даже после выздоровления от расстройства (Wagner et al., 2006). Более того, теория дефицита функций «Я» согласуется с многофакторной моделью развития и поддержания НА, поскольку «Я» объединяет различные аспекты психического функционирования.

Дефицит самости у людей с нервной анорексией, вероятно, проистекает из незащищенности привязанности (Blatt and Blass, 1990; Tasca and Balfour, 2014a; Gander et al., 2015), а также других социокультурных факторов (т. худощавость и интернализация тонкого идеала), неразделенные жизненные события (например, травматические переживания) и генетическая уязвимость к недостаточному весу (Klump et al., 2009). Прежде чем более подробно обсудить теорию привязанности как основу для нашей модели «я» в AN, мы рассмотрим теории и исследования дефицита «я» в AN.Мы утверждаем, что проблемные функции «я» приводят к трудностям в интеграции текущего представления о себе и во взаимоотношениях с другими людьми, что может порождать чувство неадекватности и социальной незащищенности. Эти чувства неадекватности и незащищенности являются одними из наиболее устойчивых поддерживающих факторов расстройств пищевого поведения (Fairburn et al., 2003; Arcelus et al., 2013).

Относительное Я и привязанность при расстройствах пищевого поведения

Здоровые люди осознают четкое различие между своим телом, своими эмоциями и отношениями и теми, которые относятся к другим (Decety and Sommerville, 2003).Организационная функция «я» позволяет человеку воспринимать то, что принадлежит ему, а что «другое» (Doering et al., 2012). В этом смысле «я» играет реляционную функцию, потому что оно определяет и дифференцирует участников отношений, поскольку истинных «отношений» не существует без различия между собой и другим (Erikson, 1968). В том же духе Шор (1994) рассматривает личность как развивающуюся в контексте окружающей среды (то есть родительскую заботу и привязанность) и как зависимую от опыта.

Относительное Я начинается в младенчестве, в процессе дифференциации (Mahler, 1963). Блатт и Бласс (1990) переформулировали модель развития Эриксона (1968), чтобы обеспечить полезную основу для развития, в которой как взаимосвязь, так и самоопределение линий развития работают в диалектическом процессе на разных этапах развития. Например: (i) развитие чувства доверия к опекуну в младенчестве (функция родства) (ii) позволяет достичь адекватной автономии себя как малыша (i.д., элемент самоопределения), что, в свою очередь, (iii) создает условия для превращения в дифференцированное автономное я в латентный период (т.е. самоопределение), которое позже (iv) уступает место взаимности в раннем подростковом возрасте ( т.е. функция родства). В идеале эти процессы развития интегрируются в (v) четко определенную идентичность в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте.

Надежная привязанность к опекуну в младенчестве обеспечивает контекст, в котором эти линии и процессы развития способствуют возникновению реляционной и автономной личности.Трудности с безопасностью привязанности у людей с расстройствами пищевого поведения могут быть связаны с историей травм в детстве и подростковом возрасте и могут привести к выраженным симптомам расстройства пищевого поведения, алекситимии и стыду (Franzoni et al., 2013; Tasca et al., 2013) .

Bowlby (1969) описал поведенческую систему привязанности (например, плач, тянущиеся руки, ползание и пристальное внимание) как врожденный процесс, который увеличивает близость между младенцем и опекуном, особенно во время угрозы или стресса.Лица, осуществляющие уход, могут реагировать по-разному, в том числе быть оптимально доступными, недоступными, непоследовательными или пугающими. Повторяющиеся взаимодействия между младенцем и опекунами, которые приводятся в движение поведением младенческой привязанности, кодируются в системе неявной памяти ребенка как внутренние рабочие модели привязанности, которые действуют как схемы для будущих отношений (Siegel, 1999). Паттерны привязанности часто стабильны от младенчества до взрослой жизни, хотя возможны изменения из-за жизненных событий или изменения взаимодействия с фигурами привязанности в подростковом и взрослом возрасте (Pinquart et al., 2013). Индивидуальные различия в организации поведения привязанности в некоторой степени связаны с реакциями фигур привязанности. Дети, подростки или взрослые, которые воспринимают опекунов или фигуры привязанности как не обеспечивающие адекватную безопасность, эмоциональную доступность и настройку, могут развивать дезадаптивную зависимость или отстраненность в качестве вторичных защитных стратегий (например, тревогу / озабоченность привязанностью или избегание / отстранение привязанности, соответственно), когда сталкиваются с ними. с угрозой или стрессом.

Интервью взрослого по поводу привязанности (AAI; George et al., 1985; Main et al., 2003) является золотым стандартом для исследования системы привязанности у взрослых. AAI и его концепции важны для понимания расстройств пищевого поведения, потому что AAI в первую очередь оценивает состояния привязанности. Особое значение для данной презентации имеет то, что AAI позволяет кодировать две шкалы, конкретно относящиеся к личности и ее функциям: когерентность разума и рефлексивное функционирование, каждая из которых описана ниже. AAI - это клиническое, частично структурированное интервью, в котором основное внимание уделяется текущим мысленным представлениям респондента о ранних переживаниях привязанности (включая потерю близких и другие травмирующие переживания), а также их влиянию и возможному влиянию на личность и поведение взрослого человека.Как согласованность воспоминаний опрашиваемого, отраженная в его рассказах, так и качество их сотрудничества с интервьюером служат для информирования человека о внутренних рабочих моделях привязанности опрашиваемого.

Среди шкал AAI шкала Coherence of Mind является наиболее значимым индикатором душевного состояния говорящего в отношении привязанности (Main, 2000). Согласованность мышления характеризуется способностью интервьюируемого предоставить релевантное и связное повествование о своем опыте привязанности в сотрудничестве с интервьюером.Качество связных повествований не ухудшается: (i) вторжением текущих эмоций по поводу отношений привязанности или (ii) защитной структурой памяти, которая приводит к очень коротким и неполным воспоминаниям. Таким образом, согласованность разума может быть связана с «повествовательным я», которое может указывать на интеграцию и стабильность личности во времени (Jacobs et al., 2003). Плохая когерентность ума представляет собой особую трудность в создании личного повествования о собственном психологическом и личном развитии.Как таковая, адекватная когерентность ума может быть индикатором качества диахронической природы личности, то есть показателем стабильности личности во времени и, следовательно, согласованности личности интервьюируемого. В двух презентациях случаев Таска и Бальфур (2014a) утверждали, что пациенты с расстройствами пищевого поведения часто демонстрируют низкую когерентность, когда они сообщают о своем жизненном опыте как в клиническом интервью, так и в стенограммах AAI. Кроме того, исследователи указывают на низкий уровень когерентности ума у ​​людей с расстройствами пищевого поведения, в том числе с нервной анорексией (Ward et al., 2000; Фонаги и Таргет, 2006).

Рефлексивное функционирование и Я

Рефлексивное функционирование, которое можно оценить в стенограммах AAI, является индикатором ментализации и связано с теорией разума (Fonagy and Target, 2006). Ответы опрошенных на AAI требуют таких вопросов, как: «Как вы думаете, почему ваши родители вели себя так же, как в вашем детстве?» и «как, по вашему мнению, детство повлияло на вашу взрослую личность?» оцениваются по способности человека понимать свое собственное психическое состояние и психическое состояние других людей.Таким образом, рефлексивное функционирование необходимо для точного сочувствия и адекватной реакции (т. Е. Для понимания ментальных состояний других) и может представлять хорошо развитую автономную самость (т. Е. Способность осознавать уникальность своего ментального состояния. из еще связанных с другими). Рефлексивное функционирование может быть заместителем синхронного переживания себя (в отличие от диахронической природы идентичности, на которую указывает когерентность разума). То есть рефлексивное функционирование может быть индикатором того, что человек воспринимает себя как отдельное, но связанное с другими.Исследования расстройств пищевого поведения показывают, что у людей с нервной анорексией особенно низкие показатели рефлексивного функционирования даже по сравнению с людьми с другими психическими расстройствами (Fonagy et al., 1996).

Небезопасная привязанность, связанная с низкой когерентностью ума и низким рефлексивным функционированием, может быть охарактеризована как тревожная (или озабоченная) или избегающая (или отвергающая). Тревога привязанности связана с неадекватной регуляцией эмоциональной системы и озабоченностью потерей или отказом в отношениях.Избегание привязанности связано с неадекватной подавляющей регуляцией эмоций и тенденцией игнорировать важность отношений. Как тревога привязанности, так и избегание связаны с усилением психопатологии и ухудшением результатов лечения (Tasca and Balfour, 2014b). Клиническая значимость динамики привязанности для людей с расстройствами пищевого поведения подчеркивается связью между повышенной тревожностью привязанности и избеганием с негативным аффектом, неудовлетворенностью телом и симптомами расстройства пищевого поведения (Tasca et al., 2006, 2009а; Troisi et al., 2006; Иллинг и др., 2010). Более того, несмотря на значимость некоторых черт личности для выражения симптомов расстройства пищевого поведения (Fassino et al., 2002), незащищенность привязанности связана с психопатологией питания независимо от личностных характеристик (Abbate-Daga et al., 2010; Amianto et al. , 2011). Тем не менее, существенные доказательства конкретной взаимосвязи между стилем привязанности, диагнозом расстройства пищевого поведения и психопатологией расстройства пищевого поведения все еще отсутствуют, и в этой области необходимы дополнительные исследования (Tasca and Balfour, 2014b).

Стадии привязанности и развития, связанные с самостью при расстройствах пищевого поведения

Теперь мы переходим к более подробному описанию модели развития и того, как проблемы индивидуального развития связаны с дефицитом функционирования личности у людей с расстройствами пищевого поведения. В этом разделе мы будем использовать модель развития, сформулированную Блаттом и Блассом (1990). Как указывалось, Блатт и Бласс описали диалектический процесс во времени, в котором линии развития, основанные на родстве и самоопределении, эволюционируют взаимно, так что функции личности, включая идентичность, могут сплоченно формироваться внутри индивида.Вместо того чтобы сосредотачиваться на каждой стадии Блатта и Бласса по отдельности, мы проведем обсуждение серьезной неудачи в развитии личности при расстройствах пищевого поведения, сосредоточив внимание на трех широко определенных линиях или фазах от детства до подросткового возраста: (i) самоопределение развития. линия, (ii) линия развития родства и (iii) развитие идентичности в подростковом возрасте как кульминация двух линий развития.

Первая стадия: самоопределение и тело

Как указано, первая линия развития, которую мы обсудим, связана с самоопределением в детстве.Этот период и линия развития имеют решающее значение для переживания «телесного я» (Winnicott, 1964). Высокий уровень трудностей, с которыми сталкиваются люди с расстройствами пищевого поведения в отношении своего тела, может быть связан с неудачей в этой линии развития разделения-индивидуации (Blatt and Blass, 1990). Дети ощущают и усваивают постепенное различие между своим телом и телом матери. В этот период детства «телесное я» действует как объективная ссылка на возникающее и автономное «я» ребенка.Два компонента этого процесса развития включают в себя: установление отрадного взаимодействия с опекуном и возможный опыт несовместимости отрадного участия с развитием дифференцированного и автономного «я» (Blatt and Blass, 1990). Способность опекуна распознавать потребности младенца как отличные от самого опекуна имеет решающее значение для ребенка, чтобы ощутить разницу между его или ее телом и телом опекуна. В этом смысле может случиться так, что ребенку необходимо развить своего рода привязанность к своему собственному телу, чему способствуют отношения с опекуном, который также признает свое тело отдельным.В противном случае ребенок может воспринимать свое тело как объект, относящийся к внешнему миру, а не как существенную часть его «я». Связанный с этим феномен - это понятие Винникотта о «ложном я», которое является обычным в раннем детстве состоянием, когда дети воспринимают мысли или желания своих опекунов как свои собственные, потому что они не могут их различить. Точно так же работа Шимменти и Каретти (2016) показывает, как пренебрежительные или оскорбительные отношения между опекуном и ребенком могут привести к проблемам со связью и самоопределением у ребенка.Они включают в себя множественные разъединения на уровне «я» и отношений, что влияет на восприятие тела.

Среди людей, страдающих расстройствами пищевого поведения, Штейн и Корте (2003, 2007) обнаружили особое сочетание самооценки с чувством собственного достоинства. Они утверждали, что люди с расстройством пищевого поведения используют свой образ тела в качестве прокси для своей самооценки. Это может быть связано с дефицитом самоопределения. Негативный образ тела и большое количество негативных схем «я» можно понимать как выражение внутренних аспектов «я», которые могут подготовить почву для последующего развития расстройства пищевого поведения (Stein and Corte, 2003).В одном исследовании я-схема как «жирная» опосредовала взаимосвязь между общей самооценкой и поведением и отношением к расстройствам пищевого поведения у женщин с нервной булимией и нервной анорексией (Stein and Corte, 2007). Таким образом, дефицит саморазвития, вызванный проблемами с самоопределением тела, может представлять собой ключевой элемент в возникновении психопатологии расстройства пищевого поведения.

Вторая стадия: родство и другие

Вторая линия развития, в которой привязанность влияет на функционирование личности в детстве, - это линия развития родства (Blatt and Blass, 1990).Как указано, для того, чтобы активировать привязанность и заботливое поведение со стороны опекунов, дети разыгрывают поведение поиска близости. Взаимодействия с опекунами, которые приводятся в движение поиском близости, закодированы в системе неявной памяти как внутренние рабочие модели, которые способствуют развитию личности. Опыт доверия между младенцем и опекуном и взаимности в более позднем детстве необходимы для безопасности привязанности, которая необходима для адекватной регуляции аффекта и развития сплоченной идентичности.Как мы обсуждали ранее, концепции привязанности, связанные с когерентностью ума и рефлексивным функционированием, представляют диахроническую и синхронную природу личности, соответственно. Мы утверждаем, что недостатки в этих областях приводят к проблемам с последовательным повествованием о себе (т. Е. С самостью, которая не воспринимается как стабильная с течением времени, что приводит к повышенной незащищенности), а также к трудностям в понимании собственных психических состояний и оценке психических состояний других. (т. е. приводит к нестабильности аффекта и дефициту эмпатии).

Дети, которые воспринимают своих опекунов как эмоционально доступных и любящих, развивают внутреннюю рабочую модель себя как любимого и ценного, и развивают модель других как любящих и безопасных (Bowlby, 1973). Когда дети воспринимают своих опекунов как непоследовательных или непредсказуемых, пренебрежительных или отвергающих, у детей может развиться ненадежность привязанности. Это приводит к модели `` я '' как нелюбимой и модели других как нелюбящих или отвергающих (Bartholomew and Horowitz, 1991; Ward et al., 2000). Соответственно, переживание ребенка как ценного, стоящего и любимого в контексте отношений с опекуном создает позитивную когнитивную установку о себе, которая переносится в юность и взрослую жизнь. Напротив, небезопасная привязанность связана с негативным отношением к себе и низкой самооценкой (Sharpe et al., 1998; Troisi et al., 2006), что, в свою очередь, является фактором риска и фактором поддержания расстройств пищевого поведения (Fairburn et al. др., 2003, 2005).

Третья стадия: идентичность и подростковый возраст

Наконец, мы обсуждаем фазу развития «идентичности», описанную Блаттом и Блассом (1990).Идентичность, как указывает Эриксон (1968), - это процесс определения единого «я», которое одновременно отделено от других без чувства отчуждения и связано с другими без смешения ролей. В модели Блатта и Бласса идентичность - это слияние линий развития самоопределения и родства. Развитие идентичности обычно происходит в подростковом возрасте и является функцией развития отношений привязанности с родителями, возникновения важных отношений со сверстниками, а также продолжающейся диалектики самоопределения и родства.

Способность к формированию сплоченной идентичности частично зависит от ранних связей привязанности с лицами, осуществляющими первичный уход (Jacobs et al., 2003). Таким образом, привязанность к опекуну остается важной в подростковом возрасте. Паттерн безопасной привязанности побуждает людей искать близости, защиты и зависимости от опекунов в качестве регулирующей функции в ответ на факторы стресса окружающей среды (Kenny and Hart, 1992). Однако в позднем детстве и раннем подростковом возрасте отношения со сверстниками начинают играть более важную роль в развитии самооценки и самооценки.В период предподросткового и подросткового возраста повышенная чувствительность к социальным и реляционным сообщениям вызывает у подростков потребность интегрировать новый опыт, мысли и модели поведения по отношению к себе. Смещение акцента с родительских на отношения со сверстниками может создать напряжение в отношениях привязанности с основными опекунами, что потребует адаптации в этих отношениях привязанности.

Подростковый возраст - это также время, когда в организме происходят изменения, связанные с половым созреванием, и сопутствующие структурные изменения, которые происходят с созреванием мозга, обусловленным половыми гормонами (Herting et al., 2014). В результате возникает вызов формирующейся идентичности и способности подростка управлять своими эмоциями и регулировать их.

Наличие надежных связей привязанности в подростковом возрасте способствует регулированию эмоций человека. Это имеет решающее значение, поскольку интернализация позитивной самооценки подразумевает способность осознавать свои эмоции, испытывать сильные эмоции без перерыва и участвовать в вдумчивом исследовании ситуаций из состояния спокойного размышления и рассуждения (Скоурон и Денди , 2004).Как следствие, сплоченная идентичность, поддерживаемая надежной привязанностью, способствует активному исследованию и овладению окружающей средой, что необходимо человеку для развития автономных функций и близости во взрослом возрасте. Неспособность воспринимать себя социально ценимым и любимым создает особую уязвимость к нарушению пищевого поведения у подростков (Arcelus et al., 2013).

Несвязная идентичность у людей с расстройством пищевого поведения, вероятно, приводит к тому, что они чувствуют себя некомпетентными или неполноценными.Stein и Corte (2007) обнаружили, что женщины с нервной булимией и нервной анорексией имели меньше позитивных схем Я, больше негативных схем Я и более высокую взаимосвязь между своими представлениями о себе по сравнению с контрольной группой. В условиях стресса в отношениях люди с хрупкой самостью или несвязной идентичностью могут активировать вторичное поведение привязанности, связанное с озабоченными или отвергающими привязанностями. Эти люди могут пытаться поддерживать сильную зависимость от опекунов или держаться на неадаптивной дистанции по отношению к опекунам (Tasca and Balfour, 2014a).Например, Гордон (2000) обнаружил, что люди с нервной булимией не чувствуют, что у них есть возможность поддерживать отношения, оставаясь автономными. Людям с расстройством пищевого поведения может быть трудно понять свою личную ценность независимо от лиц, осуществляющих уход (Cozzi and Ostuzzi, 2007). Данные исследований показывают, что надежная привязанность к родителям с балансом между поощрением автономии и подчеркиванием взаимосвязи позволяет подросткам развивать четкую идентичность и позитивную самооценку (Holmbeck and Wandrei, 1993; Deci and Ryan, 1995).

Как указывалось ранее, концепция привязанности когерентности разума (т. Е. Способность строить связное повествование об отношениях привязанности и, следовательно, о себе; Main et al., 2003) указывает на сплоченную идентичность (Doering et al. др., 2012). Сплоченная идентичность обычно связана с эмоциональным здоровьем и благополучием, тогда как нестабильность связана с хрупкой самооценкой (Kernis, 2002). Исследования показали, что плохая самооценка (т., 2009b). Кроме того, появляется все больше свидетельств того, что когерентность ума нарушена у людей с расстройством пищевого поведения (Fonagy et al., 1996; Pedersen et al., 2012).

Люди с расстройствами пищевого поведения испытывают глубокий дискомфорт из-за отсутствия самоощущения, которое основано на их неспособности воспринимать и интегрировать образ своего тела и физиологические реакции, регулировать свои эмоции и испытывать диахроническое ощущение себя. . Они организуют свои поведенческие реакции для контроля и уменьшения своего глубокого дискомфорта, используя управление пищевым поведением (Skårderud, 2007).Это может привести к появлению симптомов расстройства пищевого поведения, как это описано теоретиками когнитивно-поведенческой, привязанности и психодинамики (Fairburn et al., 2003; Fassino and Abbate-Daga, 2013; Tasca and Balfour, 2014a, b).

Outlook - Я и мозг при нервной анорексии

Подводя итог, мы утверждаем, что есть ценность в понимании расстройств пищевого поведения, особенно нервной анорексии, как расстройства личности и ее функций. Предыдущие исследования показали, что пациенты с НА имеют функциональные и структурные изменения в широкой сети областей мозга, включая предклинье, DLPFC, поясную извилину, островки, височные полюса, таламус, гипоталамус, хвостатое ядро ​​(Amianto et al., 2013; Cowdrey et al., 2014) и комплекс гиппокамп-миндалина (Wittman et al., 2010). Эти изменения мозга могут происходить на ранней стадии расстройства и могут перекрываться с цепями мозга, связанными с функциями привязанности (Riem et al., 2012), что может быть связано с началом расстройства.

«Я» можно рассматривать с точки зрения его диахронической природы и как синхронное переживание. Недавние исследования в области нейробиологии показали, что как диахронные, так и синхронные аспекты личности представлены во пространственно-временных характеристиках состояния покоя мозга (Northoff, 2015a, b), и оба эти аспекта, вероятно, нарушены при нервной анорексии.Недавние данные показали, что самостоятельная обработка сильно перекрывается с активностью состояния покоя и предсказывается им (Qin and Northoff, 2011; Whitfield-Gabrieli et al., 2011; Bai et al., 2016; Huang et al., 2016). Это особенно характерно для структуры средней линии как основной части сети режима по умолчанию (DMN). Поскольку различные сети состояния покоя, включая сенсомоторные сети и DMN, изменяются при расстройствах пищевого поведения, они могут быть тесно связаны с вышеописанными изменениями в себе.Однако это еще предстоит показать в будущем.

Что касается диахронических функций и самости, можно утверждать, что феноменологически людям с нервной анорексией сложно интегрировать прошлое и настоящее в целостную идентичность. С точки зрения привязанности, на эти проблемы указывает низкая когерентность ума по оценке AAI (то есть проблемы с построением связного повествования об отношениях привязанности). Нейробиологически это может быть доказательством того, что Нортофф (2015a) назвал временной дисфункцией (подробности см. Northoff, 2015b) в состоянии покоя мозга, тем самым нарушая восприятие времени и интеграцию себя в прошлом и настоящем опыте.

Что касается синхронных функций «я», люди с нервной анорексией, по-видимому, испытывают трудности с интеграцией текущих функций «я» в синхронный опыт, так что «я» и другие не могут быть хорошо различимы или интегрированы. С точки зрения привязанности, у этих пациентов наблюдается слабое рефлексивное функционирование и ментализация, вероятно, из-за нарушения способности ценить себя и других как отдельные, но связанные психические состояния. Отчасти это может лежать в основе переживания искажения образа тела и неудовлетворенности своим телом.С точки зрения нейробиологии, эта проблема может указывать на представление Нортоффа (2015b) о пространственной дисфункции в состоянии покоя мозга, в котором имеется неадаптивный и почти исключительный фокус на себе и, возможно, неправильное восприятие тела как не части себя. .

Клинически наша основанная на привязанности модель самости при НА подразумевает, что клиницисты должны обеспечить терапевтическую среду, которая направлена ​​на обеспечение безопасной базы (Bowlby, 1988), на которой пациенты с НА могут научиться развивать способности регуляции аффекта, рефлексивное функционирование, связанное с собственное и чужое психическое состояние, а также связное повествование о себе с течением времени.Актуальность динамики привязанности для развития самосознания у лиц с расстройствами пищевого поведения предполагает, что системные и многопрофильные подходы к лечению расстройств пищевого поведения и их семей (например, Lock and Le Grange, 2015) могут быть необходимы для содействия развитию себя. Такие подходы могут помочь преодолеть темперамент и нейробиологические искажения, связанные с ненадежностью привязанности и проблемами с самим собой (Lask, 2009; Treasure, 2013; Kaye et al., 2015; Abbate-Daga et al., 2016). Подробное обсуждение этих подходов к лечению выходит за рамки целей настоящего обзора.

С точки зрения исследовательских парадигм наша модель предполагает, что у людей с нервной анорексией будут наблюдаться нарушения в состоянии покоя мозга, и что они могут быть конкретно связаны с пространственным функционированием, возможно связанным с восприятием собственного тела как интегрированного аспекта личности, и временное функционирование, возможно, связано с интеграцией себя в связное повествование с течением времени.

Вклад авторов

Ф.А. участвовал в разработке идеи обзора, в поиске литературы, написал статью, перевел статью на английский язык, отредактировал черновики статьи.GN внесла свой вклад в создание обзора, поиск литературы, написала части статьи и резюмировала ее, исправила английский язык, исправила черновики статьи. GAD внесла свой вклад в создание обзора и внесла поправки в проекты документа. С.Ф. способствовал оформлению обзора, поиску литературы, редактировал черновики статьи. GT способствовал созданию обзора, поиску литературы, писал части статьи, исправлял английский язык, редактировал черновики статьи.

Заявление о конфликте интересов

Управляющий редактор объявил о совместной принадлежности, но не о каком-либо другом сотрудничестве, с несколькими авторами SF, GAD и FA, и заявил, что процесс, тем не менее, соответствовал стандартам справедливой и объективной проверки. Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Фонду Банка «Cassa di Risparmio di Cuneo» за экономическую поддержку сотрудничества между исследовательскими центрами с грантом «Stimolazione Magnetica Transcranica in soggetti affetti da Disturbi Alimentari» программы «Programma Neuroscienze» 2012 г.«GT поддерживалось научно-исследовательским отделом, финансируемым медицинским факультетом Оттавского университета и отделением психиатрии Оттавской больницы.

Ссылки

  • Abbate-Daga G., Gramaglia C., Amianto F., Marzola E., Fassino S. (2010). Незащищенность привязанности, неудовлетворенность личностью и телом при расстройствах пищевого поведения. J. Nerv. Ment. Дис. 198 520–524. 10.1097 / NMD.0b013e3181e4c6f7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Abbate-Daga G., Marzola E., Amianto F., Фассино С. (2016). Всесторонний обзор психодинамических методов лечения расстройств пищевого поведения. Ешьте. Расстройство веса. 10.1007 / s40519-016-0265-9 [Epub перед печатью]. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Амианто Ф., Аббате-Дага Г., Морандо С., Собреро С., Фассино С. (2011). Характеристики развития личности женщин с нервной анорексией, их здоровых братьев и сестер и здоровых людей контрольной группы: что предотвращает и что связано с психопатологией? Psychiatry Res. 187 401–408.10.1016 / j.psychres.2010.10.028 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Амианто Ф., Кароппо П., Д’Агата Ф., Спалатро А., Лаваньино Л., Кальо М. и др. (2013). Объемные аномалии мозга у пациентов с нервной анорексией и нервной булимией: исследование морфометрии на основе вокселей. Psychiatry Res. 213 210–216. 10.1016 / j.pscychresns.2013.03.010 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Arcelus J., Haslam M., Farrow C., Meyer C. (2013). Роль межличностного функционирования в поддержании психопатологии пищевого поведения: систематический обзор и проверяемая модель. Clin. Psychol. Ред. 33 156–167. 10.1016 / j.cpr.2012.10.009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bai Y., Nakao T., Xu J., Qin P., Chaves P., Heinzel A., et al. (2016). Глутамат в состоянии покоя предсказывает повышенный уровень альфа перед стимулом во время самосвязи: комбинированное исследование ЭЭГ-МРС по «перекрытию между собой и отдыхом». Soc. Neurosci. 11 249–263. 10.1080 / 17470919.2015.1072582 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бартоломью К., Горовиц Л. М. (1991). Стили привязанности среди молодых людей: тест по модели из четырех категорий. J. Per. Soc. Psychol. 61 226–244. 10.1037 / 0022-3514.61.2.226 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Блатт С. Дж., Бласс Р. Б. (1990). Привязанность и разлученность. Диалектическая модель продуктов и процессов разработки на протяжении всего жизненного цикла. Психоанал. Учеба ребенка 45 107–127. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bowlby J. (1969). Вложение и потеря 2-е изд. Vol. 1 Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Bowlby J.(1973). Разделение: тревога и гнев. Привязанность и утрата Vol. 2 Лондон: Hogarth Press. [Google Scholar]
  • Bowlby J. (1980). Утрата: печаль и депрессия. Привязанность и утрата Vol. 3 Лондон: Hogarth Press. [Google Scholar]
  • Bowlby J. (1988). Надежная база. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Брух Х. (1982). Нервная анорексия: терапия и теория. г. J. Психиатрия 139 1531–1538. 10.1176 / ajp.139.12.1531 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Каудри Ф. А., Филиппини Н., Парк Р. Дж., Смит С. М., МакКейб К. (2014). Повышенная функциональная связность в состоянии покоя в сети режима по умолчанию при восстановленной нервной анорексии. Hum. Brain Mapp. 35 год 483–491. 10.1002 / hbm.22202 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Cozzi F., Ostuzzi R. (2007). Компетентность в отношениях и расстройства пищевого поведения. Ешьте. Расстройство веса. 12 101–107. 10.1007 / BF03327585 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Decety J., Соммервилл Дж. А. (2003). Общие представления между собой и другими: взгляд социальной когнитивной нейробиологии. Тенденции. Cogn. Sci. 7 527–533. 10.1016 / j.tics.2003.10.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Деси Э. Л., Райан Р. М. (1995). «Человеческая деятельность: основа истинной самооценки», в Агентство эффективности Самооценка изд. Кернис М. Х. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Plenum Press;) 31–50. [Google Scholar]
  • Doering S., Enzi B., Faber C., Hinrichs J., Bahmer J., Northoff G.(2012). Функционирование личности и кортикальные структуры средней линии - поисковое исследование FMRI. PLoS Один 7: e49956 10.1371 / journal.pone.0049956 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Х. (1968). Идентичность, молодежь и кризис. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон. [Google Scholar]
  • Эшкевари Э., Ригер Э., Лонго М. Р., Хаггард П., Treasure J. (2014). Стойкое нарушение образа тела после выздоровления от расстройства пищевого поведения. Внутр. Дж.Есть. Disord. 47 400–409. 10.1002 / eat.22219. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фэйрберн К. Г., Купер З., Долл Х. А., Дэвис Б. А. (2005). Выявление людей, сидящих на диете, у которых разовьется расстройство пищевого поведения: проспективное популяционное исследование. г. J. Психиатрия 162 2249–2255. 10.1176 / appi.ajp.162.12.2249 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fairburn C.G., Cooper Z., Shafran R. (2003). Когнитивно-поведенческая терапия расстройств пищевого поведения: «трансдиагностическая» теория и лечение. Behav. Res. Ther. 41 год 509–528. 10.1016 / S0005-7967 (02) 00088-8 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фассино С., Аббате-Дага Г. (2013). Устойчивость к лечению при расстройствах пищевого поведения: серьезная проблема. BMC Психиатрия 13: 282 10.1186 / 1471-244X-13-282 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fassino S., Abbate-Daga G., Amianto F., Leombruni P., Boggio S., Rovera GG (2002). Профиль темперамента и характера расстройств пищевого поведения: контролируемое исследование с описанием темперамента и характера. Внутр. J. Eat. Disord. 32 412–425. 10.1002 / eat.10099 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фассино С., Амианто Ф., Собреро К., Аббат Дага Г. (2013). Существует ли ядро ​​личности психического заболевания? Систематический обзор основных психобиологических черт личности при психических расстройствах. Panminerva Med. 55 397–413. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фитцсиммонс-Крафт Э. Э., Бардоне-Коун А. М., Келли К. А. (2011). Объективированное сознание тела в связи с выздоровлением от расстройства пищевого поведения. Ешьте. Behav. 12 302–308. 10.1016 / j.eatbeh.2011.09.001 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фонаги П., Ли Т., Стил Х., Кеннеди Р., Маттун Г. (1996). Связь статуса привязанности, психиатрической классификации и реакции на психотерапию. J. Consult. Clin. Psychol. 64 22–31. 10.1037 / 0022-006X.64.1.22 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фонаги П., Target M. (2006). Подход к самопатологии, ориентированный на ментализацию. J. Pers. Disord. 20 544–576. 10.1521 / pedi.2006.20.6.544 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Franzoni E., Gualandi S., Caretti V., Schimmenti A., Di Pietro E., Pellegrini G., et al. (2013). Взаимосвязь между алекситимией, стыдом, травмой и нарушениями образа тела: исследование на большой клинической выборке. Neuropsychiatr. Дис. Относиться. 9 185–193. 10.2147 / NDT.S34822 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gander M., Sevecke K., Буххайм А. (2015). Расстройства пищевого поведения в подростковом возрасте: проблемы привязанности с точки зрения развития. Фронт. Psychol. 6: 1136 10.3389 / fpsyg.2015.01136 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джордж К., Каплан Н., Мейн М. (1985). Интервью взрослого на привязанность. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar]
  • Гордон Р. А. (2000). Расстройства пищевого поведения; Анатомия социальной эпидемии 2-е изд. Оксфорд: Blackwell Publishers.[Google Scholar]
  • Граньери А., Шимменти А. (2014). Расщепление сознания и тела и расстройства пищевого поведения: психоаналитическая перспектива. Психоанал. Psychol. 28 год 52–70. 10.1080 / 02668734.2013.872172 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гринлиф К., МакГрир Р. (2006). Расстройство пищевого поведения и самообъективация у физически активных и сидячих студенток колледжа. J. Psychol. 140 187–198. 10.3200 / JRLP.140.3.187-198 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Herting M.М., Гаутам П., Спилберг Дж. М., Кан Э., Дхал Р. Э., Соуэлл Э. Р. (2014). Роль тестостерона и эстрадиола в изменении объема мозга в подростковом возрасте: продольное структурное МРТ-исследование. Hum. Brain Mapp. 35 год 5633–5645. 10.1002 / hbm.22575 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Холмбек Г. Н., Вандрей М. Л. (1993). Индивидуальные и реляционные предикторы адаптации у студентов первого курса колледжа. Дж. Коунс. Psychol. 40 73–78. 10.1037 / 0022-0167.40.1.73 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хуанг З., Обара Н., Дэвис Х., И. В., Покорный Дж., Нортофф Г. (2016). Временная структура мозговой активности в состоянии покоя в медиальной префронтальной коре предсказывает самосознание. Нейропсихология 82 161–170. 10.1016 / j.neuropsychologia.2016.01.025 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hurst K., Zimmer-Gembeck M. (2015). Сосредоточьтесь на перфекционизме у девочек-подростков нервной анорексии. Внутр. J. Eat. Disord. 48 936–941.10.1002 / eat.22417 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Иллинг В., Таска Г. А., Бальфур Л., Бисада Х. (2010). Отсутствие привязанности позволяет прогнозировать симптомы расстройства пищевого поведения и результаты лечения в клинической выборке женщин. J. Nerv. Ment. Дис. 198 653–659. 10.1097 / NMD.0b013e3181ef34b2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джейкобс Дж. Э., Бликер М. М., Константино М. Дж. (2003). Я-система в детстве и подростковом возрасте: развитие, влияние и последствия. J. Psychother. Интегр. 13 33–65. 10.1037 / 1053-0479.13.1.33 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кэй В. Х., Веренга К. Э., Кнатц С., Лян Дж., Бутель К., Хилл Л. и др. (2015). Лечение нервной анорексии на основе темперамента. евро. Есть. Disord. Ред. 23 12–18. 10.1002 / erv.2330 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кенни М., Харт К. (1992). Взаимосвязь между родительской привязанностью и расстройствами пищевого поведения у нетерпеливых и студентов колледжа. Дж. Коунс.Psycol. 39 521–526. 10.1037 / 0022-0167.39.4.521 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кернис М. Х. (2002). «Самоуважение как многогранная конструкция», в Понимание себя и идентичности раннего подростка: приложения и вмешательства редакторы Бринтхаупт Т. М., Липка Р. П. (Олбани, штат Нью-Йорк: Издательство государственного университета;) 57–88. [Google Scholar]
  • Кламп К. Л., Суисман Дж. Л., Берт С. А., МакГью М., Яконо В. Г. (2009). Влияние генетики и окружающей среды на расстройство пищевого поведения: исследование принятия. J. Abnorm. Psychol. 118 797–805. 10.1037 / a0017204 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ланг К., Лопес К., Шталь Д., Чантурия К., Treasure J. (2014). Центральная согласованность в расстройствах пищевого поведения: обновленный систематический обзор и метаанализ. World J. Biol. Психиатрия 15 586–598. 10.3109 / 15622975.2014.
  • 6 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ласк Б. (2009). Комплексная лечебная услуга должна включать развивающие, системные и совместные компоненты. Мировая психиатрия 8 158–159. 10.1002 / j.2051-5545.2009.tb00238.x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lavender J., Freedman N. (2002). О десимболизации: понятие и наблюдения при анорексии и булимии. Психоанал. Contemp. Мысль 25 165–200. [Google Scholar]
  • Лок Дж., Ле Гранж Д. (2015). Руководство по лечению нервной анорексии: семейный подход. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Публикации Гилфорда. [Google Scholar]
  • Mahler M.С. (1963). Мысли о развитии и индивидуализации. Психоанал. Учеба ребенка 18 307–324. [PubMed] [Google Scholar]
  • Main M. (2000). Организованные категории привязанности младенца, ребенка и взрослого: гибкое или негибкое внимание в условиях стресса, связанного с привязанностью. J. Am. Психоанал. Доц. 48 1055–1096. 10.1177 / 00030651000480041801 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Main M., Goldwin R. E., Hesse E. (2003). Система классификации привязанностей для взрослых, версия 7.2. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет. [Google Scholar]
  • Микулинсер М., Шейвер П. Р. (2010). Привязанность в зрелом возрасте: структура, динамика и изменения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press. [Google Scholar]
  • Мерфи Р., Стрэблер С., Купер З., Фэйрберн К. Г. (2010). Когнитивно-поведенческая терапия при расстройствах пищевого поведения. Psychiatr. Clin. North Am. 33 611–627. 10.1016 / j.psc.2010.04.004 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Northoff G.(2012). От эмоций к сознанию - нейро-феноменальный и нейро-реляционный подход. Фронт. Psychol. 3: 303 10.3389 / fpsyg.2012.00303 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Northoff G. (2013). Мозг и я - нейрофилософский счет. Ребенок. Adolesc. Психиатрия Ment. Здоровье 7 28 год 10.1186 / 1753-2000-7-28 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Northoff G. (2015a). Является ли шизофрения пространственно-временным нарушением состояния покоя мозга? Мировая психиатрия 14 34–35.10.1002 / wps.20177 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Northoff G. (2015b). Активность в состоянии покоя и «поток сознания» при шизофрении - нейрофеноменальные гипотезы. Schizophr. Бык. 41 год 280–290. 10.1093 / schbul / sbu116 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Олдершоу А., Сокровище Дж., Хэмбрук Д., Чантурия К., Шмидт У. (2011). Является ли нервная анорексия разновидностью расстройств аутистического спектра? евро. Есть. Disord.Ред. 19 462–474. 10.1002 / erv.1069 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Педерсен С. Х., Лунн С., Кацнельсон Х., Поулсен С. (2012). Рефлексивное функционирование у 70 пациентов, страдающих нервной булимией. евро. Есть. Disord. Ред. 20 303–310. 10.1002 / erv.2158 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Ферусснер К., Анерт Л. (2013). Метааналитические доказательства стабильности привязанностей от младенчества до ранней взрослой жизни. Прикрепить. Гм. Dev. 15 189–218.10.1080 / 14616734.2013.746257 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Цинь П., Нортофф Г. (2011). Как мы связаны со средней линией и сетью режима по умолчанию? Нейроизображение 57 год 1221–1233. 10.1016 / j.neuroimage.2011.05.028 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рим М. М., Бакерманс-Краненбург М. Дж., Ван Эйзендорн М. Х., Аут Д., Ромбоут С. А. (2012). Привязанность в мозге: представления взрослых о привязанности предсказывают миндалевидное тело и поведенческие реакции на плач младенца. Прикрепить. Гм. Dev. 14 533–551. 10.1080 / 14616734.2012.727252 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rothschild-Yakar L., Waniel A., Stein D. (2013). Ментализация в представлении себя и родителей и рабочих моделях родителей как факторов риска и защиты от дистресса и расстройств пищевого поведения. J. Nerv. Ment. Дис. 201 510–518. 10.1097 / NMD.0b013e3182948316 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сатир Д. А., Томпсон-Бреннер Х., Буассо К. Л., Кризафулли М.А. (2009). Контрпереносные реакции на подростков с расстройствами пищевого поведения: отношения к врачу и факторам пациента. Внутр. J. Eat. Disord. 42 511–521. 10.1002 / eat.20650 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schimmenti A., Caretti V. (2016). Связывание подавляющего с невыносимым: травмы развития, диссоциация и отключенное «я». Психоанал. Psychol. 33 106–128. 10.1037 / a0038019 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schore A.Н. (1994). Регулирование влияния и происхождение самости. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум. [Google Scholar]
  • Шарп Т. М., Киллен Дж. Д., Брайсон С. В., Шисслак К. М., Эстес Л. С., Грей Н. и др. (1998). Проблемы стиля привязанности и ожидания у девочек подросткового и подросткового возраста. Внутр. J. Eat. Disord. 23 39–44. 10.1002 / (SICI) 1098-108X (199801) 23: 1 <39 :: AID-EAT5> 3.0.CO; 2-2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сигел Д. Дж. (1999). Развивающийся разум: к нейробиологии межличностного опыта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press. [Google Scholar]
  • Skårderud F. (2007). Поедание собственных слов, часть I: «Конкретные метафоры» и рефлексивная функция при нервной анорексии - исследование интервью. евро. Есть. Disord. Ред. 15 163–174. 10.1002 / erv.777 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сковрон Э. А., Денди А. К. (2004). Дифференциация «я» и привязанности во взрослом возрасте: корреляты отношений между усилием контроля. Contemp. Fam. Ther. 26 год 337–357. 10.1023 / B: COFT.0000037919.63750.9d [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stein K. F., Corte C. (2003). Переосмысление причинных факторов и стратегий вмешательства при расстройствах пищевого поведения: переход от образа тела к нарушениям самооценки. Arch. Психиатр. Nurs. 17 57–66. 10.1016 / S0883-9417 (03) 00003-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Стейн К. Ф., Корте С. (2007). Нарушение идентичности и расстройства пищевого поведения: содержание и организация Я-концепции у женщин с нервной анорексией и нервной булимией. евро. Есть. Disord. Ред. 15 58–69. 10.1002 / erv.726 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тапажоз Перейра де Сампайо Ф., Сонейра С., Ауличино А., Мартезе Г., Итурри М., Аллегри Р. Ф. (2013). Теория разума и центральная согласованность при расстройствах пищевого поведения: две стороны одной медали? Психиатрия Res . 210 1116–1122. 10.1016 / j.psychres.2013.08.051 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Таска Г. А., Бальфур Л. (2014a). Расстройства привязанности и пищевого поведения: обзор текущих исследований. Внутр. J. Eat. Disord. 47 710–717. 10.1002 / eat.22302 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Таска Г. А., Бальфур Л. (2014b). Расстройства пищевого поведения и привязанность: современная психодинамическая перспектива. Psychodyn. Психиатрия 42 257–276. 10.1521 / pdps.2014.42.2.257 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Таска Г. А., Демиденко Н., Крысанский В., Бисада Х., Иллинг В., Гик М. и др. (2009a). Личностное измерение среди женщин с расстройствами пищевого поведения: к переосмыслению DSM. евро. Есть. Disord. Ред. 17 281–289. 10.1002 / erv.938 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Таска Г. А., Ковал Дж., Бальфур Л., Ричи К., Вирли Б., Бисада Х. (2006). Модель отрицательного аффекта отсутствия привязанности среди женщин, обращающихся за лечением от расстройства пищевого поведения. Ешьте. Behav. 7 252–257. 10.1016 / j.eatbeh.2005.09.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Таска Г. А., Ричи К., Захариадес Ф., Пру Г., Триннер А., Бальфур Л. и др. (2013).Незащищенность привязанности опосредует связь между детской травмой и психопатологией расстройства пищевого поведения в клинической выборке: модель структурного уравнения. Жестокое обращение с детьми Negl. 37 926–933. 10.1016 / j.chiabu.2013.03.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Таска Г. А., Шадковски Л., Иллинг В., Триннер А., Гренон Р., Деминенко Н. (2009b). Привязанность, депрессия и симптомы расстройства пищевого поведения у взрослых: опосредующая роль стратегий регуляции аффекта. чел. Индив. Dif. 47 662–667. 10.1016 / j.paid.2009.06.006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Treasure J. (2013). Согласованность и другие черты аутистического спектра и расстройства пищевого поведения: от механизма к лечению. Лекция Биргит Олссон. Nord. J. Психиатрия 67 38–42. 10.3109 / 08039488.2012.674554 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Troisi A., Di Lorenzo G., Alcini S., Nanni R.C., Di Pasquale C., Siracusano A. (2006). Неудовлетворенность телом у женщин с расстройствами пищевого поведения: связь с тревогой в раннем разлуке и ненадежной привязанностью. Психосом. Med. 68 449–453. 10.1097 / 01.psy.0000204923.09390.5b [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Vitousek K., Watson S., Wilson G. T. (1998). Повышение мотивации к изменениям в лечении устойчивых к лечению расстройств пищевого поведения. Clin. Psychol. Ред. 18 391–420. 10.1016 / S0272-7358 (98) 00012-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уэйд Т. Д., Тиггеманн М., Булик К. М., Фэйрберн К. Г., Рэй Н. Р., Мартин Н. Г. (2008). Общие факторы риска нервной анорексии по темпераменту: исследование близнецов. Психосом. Med. 70 239–2244. 10.1097 / PSY.0b013e31815c40f1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вагнер А., Барбарих-Марстеллер Н. К., Фрэнк Г. К., Бейлер У. Ф., Вандерлих С. ​​А., Кросби Р. Д. и др. (2006). Особенности личности после выздоровления от расстройства пищевого поведения: различаются ли подтипы? Int. J. Eat. Disord. 39 276–284. 10.1002 / eat.20251 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уорд А., Рамзи Р., Сокровище Дж. (2000). Исследование привязанности при расстройствах пищевого поведения. руб. J. Med. Psychol. 73 35–51. 10.1348 / 000711200160282 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уильямс К., Кинг Дж., Фокс Дж. Р. (2015). Чувство собственного достоинства и нервная анорексия: обоснованная теория. Psychol. Psychother. 89 211–228. 10.1111 / papt.12068 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Винникотт Д. У. (1964). Ребенок, семья и внешний мир. Лондон: Пеликан Букс. [Google Scholar]
  • Виттман М. Л., Ловеро К. Л., Лейн С.Д., Паулюс М. П. (2010). Сейчас или позже? Активация полосатого тела и островка для немедленного или отложенного вознаграждения. J. Neurosci. Psychol. Экон. 3 15–26. 10.1037 / a0017252 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уитфилд-Габриэли С., Моран Дж. М., Ньето-Кастаньон А., Триантафиллоу К., Сакс Р., Габриэли Дж. Д. (2011). Ассоциации и диссоциации между сетями по умолчанию и самореферентными сетями в человеческом мозгу. Нейроизображение 55 225–232. 10.1016 / j.neuroimage.2010.11.048 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Что такое расстройства пищевого поведения?

Расстройства пищевого поведения

Расстройства пищевого поведения - это поведенческие состояния, характеризующиеся серьезными и стойкими нарушениями пищевого поведения и связанными с ними тревожными мыслями и эмоциями. Это могут быть очень серьезные состояния, влияющие на физические, психологические и социальные функции. Типы расстройств пищевого поведения включают нервную анорексию, нервную булимию, компульсивное переедание, расстройство избегающего ограниченного приема пищи, другие уточненные расстройства кормления и пищевого поведения, пика и расстройство руминации.

В совокупности расстройства пищевого поведения затрагивают до 5% населения, чаще всего развиваются в подростковом и молодом возрасте. Некоторые из них, особенно нервная анорексия и нервная булимия, чаще встречаются у женщин, но все они могут возникать в любом возрасте и затрагивать любой пол. Расстройства пищевого поведения часто связаны с озабоченностью едой, весом или фигурой, беспокойством по поводу еды или последствиями употребления определенных продуктов. Поведение, связанное с расстройствами пищевого поведения, включая ограниченное питание или отказ от определенных продуктов, переедание, очищение от рвоты или злоупотребления слабительным или компульсивные упражнения.Такое поведение может стать управляемым, как пристрастие.

Расстройства пищевого поведения затрагивают несколько миллионов человек в любой момент времени, чаще всего женщин в возрасте от 12 до 35 лет. Существует три основных типа расстройств пищевого поведения: нервная анорексия, нервная булимия и компульсивное переедание.

Расстройства пищевого поведения часто сочетаются с другими психическими расстройствами, чаще всего с расстройствами настроения и тревожными расстройствами, обсессивно-компульсивным расстройством и проблемами злоупотребления алкоголем и наркотиками.Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что гены и наследственность играют роль в том, почему некоторые люди подвергаются более высокому риску расстройства пищевого поведения, но эти расстройства также могут поражать тех, у кого это состояние не было в семейном анамнезе. Лечение должно быть направлено на устранение психологических, поведенческих, пищевых и других медицинских осложнений. Последние могут включать последствия недоедания или очищающего поведения, включая проблемы с сердцем и желудочно-кишечным трактом, а также другие потенциально смертельные состояния. Неоднозначное отношение к лечению, отрицание проблем с питанием и весом или беспокойство по поводу изменения режима питания - не редкость.Однако при надлежащей медицинской помощи люди с расстройствами пищевого поведения могут вернуться к здоровому питанию и восстановить свое эмоциональное и психологическое здоровье.

Типы расстройств пищевого поведения

Нервная анорексия

Нервная анорексия характеризуется голоданием и потерей веса, что приводит к низкому весу в зависимости от роста и возраста. Анорексия имеет самый высокий уровень смертности среди всех психиатрических диагнозов, кроме расстройства, связанного с употреблением опиоидов, и может быть очень серьезным заболеванием.Индекс массы тела или ИМТ, мера веса и роста, у взрослого человека с нервной анорексией обычно составляет менее 18,5.

Диетическое поведение при нервной анорексии обусловлено сильным страхом набрать вес или стать толстым. Хотя некоторые люди с анорексией говорят, что хотят и пытаются набрать вес, их поведение не согласуется с этим намерением. Например, они могут есть только небольшое количество низкокалорийной пищи и чрезмерно заниматься спортом. Некоторые люди с нервной анорексией также периодически переедают и / или очищаются от рвоты или злоупотребления слабительным.

Существует два подтипа нервной анорексии:

  • ограничивающий тип , при котором люди теряют вес в основном за счет диеты, голодания или чрезмерных физических нагрузок, и
  • переедание / очищение типа , при котором люди также участвуют в периодическом переедании и / или очищающем поведении.

Со временем могут развиться некоторые из следующих симптомов, связанных с голоданием или чисткой:

    • Менструальный цикл прекращается
    • Головокружение или обморок от обезвоживания
    • Хрупкие волосы / ногти
    • Непереносимость холода
    • мышечная слабость и истощение
    • Изжога и рефлюкс (у тех, кого рвота)
    • Сильный запор, вздутие живота и чувство полноты после еды
    • Стресс-переломы в результате компульсивных упражнений, а также потеря костной массы, приводящие к остеопении или остеопорозу (истончению костей)
    • Депрессия, раздражительность, беспокойство, плохая концентрация и утомляемость

Серьезные медицинские осложнения могут быть опасными для жизни и включать нарушения сердечного ритма, особенно у тех пациентов, которые рвут или принимают слабительные, проблемы с почками или судороги.

Лечение нервной анорексии включает в себя помощь пострадавшим в нормализации их поведения в области питания и контроля веса, а также в восстановлении веса. Медицинское обследование и лечение любых сопутствующих психических или медицинских состояний является важным компонентом плана лечения. План питания должен быть направлен на то, чтобы помочь людям справиться с беспокойством по поводу еды и научиться употреблять широкий и сбалансированный ассортимент продуктов с разной плотностью калорий во время регулярных приемов пищи. Для подростков наиболее эффективные методы лечения включают помощь родителям в поддержке и контроле за питанием своего ребенка.Устранение неудовлетворенности телом также важно, но на это часто уходит больше времени, чем на изменение веса и пищевого поведения.

В случае тяжелой нервной анорексии, когда амбулаторное лечение неэффективно, может быть показана госпитализация в стационарную или стационарную программу поведенческих специальностей. Большинство специализированных программ эффективны для восстановления веса и нормализации пищевого поведения, хотя риск рецидива в первый год после завершения программы остается значительным.

Нервная булимия

Лица с нервной булимией обычно чередуют диету или употребление только низкокалорийной «безопасной пищи» с перееданием «запрещенной» высококалорийной пищи.Переедание определяется как употребление большого количества пищи за короткий период времени, связанное с ощущением потери контроля над тем, что или сколько человек ест. Пьянство обычно носит скрытный характер и ассоциируется с чувством стыда или смущения. Выпивки могут быть очень сильными, и пища часто потребляется быстро, вплоть до тошноты и дискомфорта.

Переедания происходят не реже чем раз в неделю и обычно сопровождаются так называемыми «компенсаторными формами поведения» для предотвращения увеличения веса.Они могут включать голодание, рвоту, неправильное употребление слабительного или компульсивные упражнения. Как и при нервной анорексии, люди с нервной булимией чрезмерно озабочены мыслями о еде, весе или фигуре, которые негативно влияют и непропорционально влияют на их самооценку.

Лица с нервной булимией могут иметь немного меньший вес, нормальный вес, избыточный вес или даже ожирение. Однако, если у них недостаточный вес, считается, что они страдают нервной анорексией, перееданием / очищением, а не нервной булимией.Члены семьи или друзья могут не знать, что у человека нервная булимия, потому что у них нет недостаточного веса, а также потому, что их поведение скрыто и может остаться незамеченным для их близких. Возможные признаки нервной булимии:

    • Частые походы в туалет сразу после еды
    • Исчезновение большого количества пищевых продуктов или пустые упаковки и контейнеры для пищевых продуктов без объяснения причин
    • Хроническая ангина
    • Припухлость слюнных желез на щеках
    • Разрушение зубов в результате эрозии зубной эмали желудочной кислотой
    • Изжога и гастроэзофагеальный рефлюкс
    • Злоупотребление слабительным или таблетками для похудания
    • Рецидивирующая диарея необъяснимой природы
    • Злоупотребление мочегонными средствами (водные таблетки)
    • Чувство головокружения или обморока от чрезмерного очищения организма, приводящего к обезвоживанию

Булимия может привести к редким, но потенциально смертельным осложнениям, включая разрывы пищевода, разрыв желудка и опасные сердечные аритмии.Медицинское наблюдение в случаях тяжелой нервной булимии важно для выявления и лечения любых возможных осложнений.

Амбулаторная когнитивно-поведенческая терапия нервной булимии является наиболее убедительным методом лечения. Это помогает пациентам нормализовать свое пищевое поведение и управлять мыслями и чувствами, которые способствуют сохранению расстройства. Антидепрессанты также могут помочь уменьшить позывы к перееданию и рвоте.

Компульсивное переедание

Как и при нервной булимии, у людей с компульсивным перееданием бывают эпизоды переедания, при которых они потребляют большое количество пищи в течение короткого периода времени, испытывают чувство потери контроля над своим питанием и страдают от переедания.Однако, в отличие от людей с нервной булимией, они не регулярно используют компенсаторное поведение, чтобы избавиться от пищи, вызывая рвоту, голодание, физические упражнения или неправильное употребление слабительных. Переедание носит хронический характер и может привести к серьезным осложнениям со здоровьем, включая ожирение, диабет, гипертонию и сердечно-сосудистые заболевания.

Диагноз компульсивного переедания требует частых перееданий (не реже одного раза в неделю в течение трех месяцев), связанных с ощущением отсутствия контроля и с тремя или более из следующих признаков:

    • Есть быстрее, чем обычно
    • Еда до дискомфорта
    • Употребление большого количества пищи, когда не чувствуешь голода
    • Едят в одиночестве из-за смущения от того, сколько едят
    • Чувство отвращения к себе, депрессии или сильной вины после этого

Как и в случае нервной булимии, наиболее эффективным методом лечения компульсивного переедания является когнитивно-поведенческая психотерапия при переедании.Было показано, что межличностная терапия также эффективна, как и несколько антидепрессантов.

Другое уточненное расстройство кормления и приема пищи

Эта диагностическая категория включает расстройства пищевого поведения или нарушения пищевого поведения, которые вызывают дистресс и ухудшают семейную, социальную или рабочую функцию, но не подходят для других категорий, перечисленных здесь. В некоторых случаях это происходит потому, что частота поведенческой дозы не соответствует диагностическому порогу (например, частота переедания при булимии или компульсивном переедании) или не соблюдены весовые критерии для диагностики нервной анорексии.

Примером другого указанного расстройства пищевого поведения и пищевого поведения является «атипичная нервная анорексия». В эту категорию входят люди, которые, возможно, сильно похудели и чье поведение и степень страха ожирения соответствуют нервной анорексии, но которые еще не считаются недостаточными на основании их ИМТ, поскольку их исходный вес был выше среднего.

Поскольку скорость похудания связана с медицинскими осложнениями, люди, которые быстро теряют много веса за счет экстремального контроля веса, могут подвергаться высокому риску медицинских осложнений, даже если они кажутся нормальными или выше среднего веса.

Расстройство, препятствующее ограничению приема пищи

Расстройство избегания / ограничения приема пищи (ARFID) - это недавно определенное расстройство пищевого поведения, которое включает нарушение питания, приводящее к стойкой неспособности удовлетворить потребности в питании и чрезмерной разборчивости в еде. В ARFID отказ от пищевых продуктов или ограниченный набор пищевых продуктов может быть вызван одной или несколькими из следующих причин:

  • Низкий аппетит и отсутствие интереса к еде или еде.
  • Крайний отказ от пищевых продуктов, основанный на сенсорных характеристиках продуктов e.грамм. текстура, внешний вид, цвет, запах.
  • Тревога или беспокойство по поводу последствий приема пищи, таких как боязнь удушья, тошнота, рвота, запор, аллергическая реакция и т. Д. Расстройство может развиться в ответ на значительное негативное событие, такое как эпизод удушья или пищевого отравления, за которым следует отказ от увеличивающегося разнообразия продуктов.

Диагноз ARFID требует, чтобы трудности с приемом пищи были связаны с одним или несколькими из следующих факторов:

  • Значительная потеря веса (или неспособность достичь ожидаемого увеличения веса у детей).
  • Значительный дефицит питательных веществ.
  • Необходимость полагаться на зонд для кормления или пероральные пищевые добавки для поддержания достаточного количества питательных веществ.
  • Вмешательство в социальное функционирование (например, неспособность есть вместе с другими).

Воздействие на физическое и психологическое здоровье и степень недоедания может быть таким же, как у людей с нервной анорексией. Однако люди с ARFID не испытывают чрезмерных опасений по поводу своего веса или формы, и это расстройство отличается от нервной анорексии или нервной булимии.Кроме того, хотя люди с расстройством аутистического спектра часто имеют жесткое пищевое поведение и сенсорную чувствительность, это не обязательно приводит к уровню нарушения, необходимому для диагностики расстройства избегающего / ограничивающего приема пищи.

ARFID не включает ограничения в питании, связанные с отсутствием еды; нормальная диета; культурные обычаи, такие как религиозный пост; или нормального поведения, например, детей ясельного возраста, которые разборчивы в еде.

Избегание или ограничение приема пищи обычно развивается в младенчестве или раннем детстве и может продолжаться во взрослом возрасте.Однако это может начаться в любом возрасте. Независимо от возраста пострадавшего, ARFID может повлиять на семьи, вызывая повышенный стресс во время приема пищи и в других социальных ситуациях, связанных с приемом пищи.

Лечение ARFID включает индивидуальный план и может включать нескольких специалистов, включая специалиста по психическому здоровью, зарегистрированного диетолога-диетолога и других.

Пика

Пика - это расстройство пищевого поведения, при котором человек постоянно ест то, что не является пищей, не имеющей питательной ценности.Такое поведение сохраняется не менее одного месяца и является достаточно серьезным, чтобы требовать клинического внимания.

Типичные вещества, попадающие в организм человека, зависят от возраста и доступности и могут включать бумагу, осколки краски, мыло, ткань, волосы, веревку, мел, металл, гальку, древесный уголь или уголь или глину. Люди с pica обычно не испытывают отвращения к пище.

Такое поведение не соответствует уровню развития человека и не является частью культурной практики.Пика может впервые проявиться в детстве, подростковом или взрослом возрасте, хотя чаще всего возникает в детстве. Он не диагностируется у детей младше 2 лет. Бросание небольших предметов в рот - нормальная часть развития для детей младше 2 лет. Пика часто возникает вместе с расстройством аутистического спектра и умственной отсталостью, но может возникать у обычно развивающихся детей.

Человек с диагнозом pica подвержен риску потенциальной кишечной непроходимости или токсического воздействия потребляемых веществ (например,грамм. свинец в краске).

Лечение pica включает тестирование на дефицит питательных веществ и устранение их при необходимости. Поведенческие вмешательства, используемые для лечения pica, могут включать перенаправление человека от непродовольственных товаров и вознаграждение за то, что они отложили или избегали непродовольственных товаров.

Расстройство руминации

Расстройство жевания включает повторяющееся срыгивание и повторное пережевывание пищи после еды, в результате чего проглоченная пища добровольно возвращается в рот и повторно пережевывается и повторно проглатывается или выплевывается.Расстройство жевания может возникать в младенчестве, детстве и подростковом возрасте или во взрослом возрасте. Для соответствия диагнозу поведение должно:

  • Повторяется не менее чем в течение 1 месяца
  • Не из-за желудочно-кишечных или медицинских проблем
  • Не возникает как часть одного из других поведенческих расстройств пищевого поведения, перечисленных выше
  • Руминация также может возникать при других психических расстройствах (например, умственной отсталости), однако степень ее должна быть достаточно серьезной, чтобы потребовать отдельного клинического внимания для постановки диагноза.

Обзор врача Автор
Анджела Гуарда, доктор медицины
Март 2021 г.

Определение нервной анорексии в психологии.

Примеры нервной анорексии в следующих разделах:

  • Расстройства пищевого поведения

    • Анорексия Нервоза (AN) - серьезное психическое заболевание, характеризующееся неспособностью поддерживать минимально нормальный вес, сильным страхом набрать вес или ожирением и озабоченностью формой и весом тела.
    • Булимия Нервоза (BN) определяется частым эпизодическим потреблением объективно большого количества пищи и использованием компенсаторного поведения, чтобы избежать набора веса.
    • Расстройства пищевого поведения, не определенные иначе (EDNOS) - это расстройство пищевого поведения, которое не соответствует критериям анорексии нервной булимии или нервной булимии , и включает переедание, синдром ночного переедания и подпороговые синдромы, при которых некоторые присутствуют, но не все, симптомы более формально определенных расстройств пищевого поведения.
    • Расстройства пищевого поведения, такие как анорексия нервная болезнь , показанные на этом рисунке, связаны с неправильным режимом питания, которые могут повлиять как на физическое, так и на психическое здоровье, включая нарушения памяти.
    • Различить анорексию нервную , нервную булимию нервную , компульсивное переедание и расстройство пищевого поведения, не указанное иначе (EDNOS), изучив их причины и последствия
  • Расстройства пищевого поведения

    • В DSM-5 выделяют четыре типа расстройств пищевого поведения: анорексия нервная , нервная булимия нервная , компульсивное переедание и расстройство пищевого поведения, не указанное иначе (БДУ).
    • Анорексия нервная характеризуется крайним ограничением в еде и чрезмерной потерей веса, сопровождающейся страхом ожирения.
    • По сравнению с предыдущей версией DSM (DSM-IV-TR), редакция 2013 года (DSM-5) отражает изменения в критериях анорексии нервной ткани , в первую очередь, критерии удаления аменореи.
    • Булимия нервная может быть трудно обнаружить по сравнению с анорексией нервной , потому что люди с булимией, как правило, имеют средний или немного выше или ниже среднего веса.
    • Диагноз ставится только тогда, когда поведение не является частью симптомокомплекса анорексии нервной и когда поведение отражает чрезмерный упор на физическую массу или внешний вид.
  • Расстройства кормления

    • Это нарушение не должно быть из-за отсутствия еды; соблюдению культурных норм; анорексия нервная , нервная булимия нервная или другое расстройство пищевого поведения; воспринимать недостатки в форме или весе тела; или другому заболеванию или психическому расстройству.
    • Другие формы расстройства пищевого поведения, такие как анорексия нервная или нервная булимия нервная , связаны со страхом набрать вес; в то время как те, кто страдает ARFID, не испытывают этого специфического страха, психологические симптомы и связанная с ними тревога схожи.
  • Биопсихосоциальная модель здоровья и болезни

    • Влияние социальных факторов широко признано при психических расстройствах, таких как анорексия нервная (расстройство, характеризующееся чрезмерной и целенаправленной потерей веса, несмотря на признаки низкой массы тела).
    • Например, анорексия реже встречается в незападных культурах, потому что они уделяют меньше внимания худобе у женщин.
  • Определение «нормального» и «ненормального»

    • Например, обращение к кому-либо как к «девушке с анорексией» имеет иное влияние, чем «девушка с анорексией ».
    • В первом примере индивидуум полностью определяется расстройством; во втором - анорексия - характеристика, но не определяющая.
  • Питание и здоровье

    • Существующие или зарождающиеся психологические состояния (например, расстройства пищевого поведения, такие как анорексия и булимия) могут вызвать дефицит питания и привести к ухудшению физического здоровья.
  • Эндокринная система и голод

    • Эта теория возникла на основе результатов, что двусторонние поражения бокового гипоталамуса могут вызывать анорексию , серьезное снижение аппетита к пище, в то время как двусторонние поражения вентромедиального гипоталамуса могут вызывать переедание и ожирение.
  • Психодинамическая и психоаналитическая терапия

    • В 2013 году крупнейшее в мире рандомизированное контролируемое исследование терапии пациентов с анорексией амбулаторных больных, исследование ANTOP, доказало, что модифицированная психодинамическая терапия в долгосрочной перспективе более эффективна, чем когнитивно-поведенческая терапия.
  • Поведенческая терапия и прикладной поведенческий анализ

    • Поведенческая терапия доказала свою эффективность во многих областях и использовалась для решения проблемы близости в парах, отношений, прощения, хронической боли, анорексии , хронического стресса, злоупотребления психоактивными веществами, депрессии, беспокойства, бессонницы и ожирения.
  • Другие подходы к терапии

    • Из методов лечения, рассмотренных в исследовании, семейная терапия считалась или доказала свою эффективность в лечении шизофрении, биполярного расстройства, анорексии и алкогольной зависимости.

Определение, симптомы, признаки, причины, лечение

Что такое расстройства пищевого поведения?

Термин «расстройства пищевого поведения», формально классифицируемый как «расстройства питания и пищевого поведения» в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-5), представляет собой группу сложных психических состояний, которые могут серьезно ухудшить здоровье и социальное функционирование.

Из-за физической природы определяющих симптомов расстройства пищевого поведения могут вызывать как эмоциональные расстройства, так и серьезные медицинские осложнения.У них также самый высокий уровень смертности среди всех психических расстройств.

Смотреть сейчас: Общие признаки расстройства пищевого поведения

Типы

Существует множество типов нарушений питания и пищевого поведения, и все они имеют свои собственные определяющие характеристики и диагностические критерии. Расстройства пищевого поведения, официально признанные Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам (DSM-5), официальным руководством по диагностике психических расстройств, используемым поставщиками психиатрических услуг, включают следующее.

Расстройство переедания (BED)

Компульсивное переедание, последнее обнаруженное расстройство пищевого поведения, на самом деле является наиболее распространенным. Он характеризуется повторяющимися эпизодами переедания, определяемого как потребление большого количества пищи, сопровождающееся чувством потери контроля. Чаще встречается у людей с большим телом. Стигма из-за веса обычно мешает развитию и лечению БЭД.

Нервная булимия (BN)

Нервная булимия включает в себя повторяющиеся эпизоды переедания, за которыми следует компенсирующее поведение - поведение, предназначенное для восполнения потребляемых калорий.Такое поведение может включать рвоту, голодание, чрезмерные физические нагрузки и употребление слабительных.

Нервная анорексия (AN)

Нервная анорексия характеризуется ограниченным приемом пищи, что приводит к более низкой, чем ожидалось, массе тела, страху набрать вес и нарушению образа тела. Многие люди не знают, что нервная анорексия также может быть диагностирована у людей с большим телом. Несмотря на то, что анорексия - это расстройство пищевого поведения, которому уделяется наибольшее внимание, на самом деле оно встречается реже всего.

Другое уточненное расстройство питания и пищевого поведения (OSFED)

Другое уточненное расстройство кормления и пищевого поведения - это общая категория, которая включает широкий спектр проблем с питанием, которые вызывают значительные страдания и нарушения, но не соответствуют конкретным критериям нервной анорексии, нервной булимии или расстройства пищевого поведения, связанного с перееданием. OSFED, наряду с неопределенным расстройством питания или пищевого поведения (UFED), заменил категорию расстройства пищевого поведения, не указанную иным образом (EDNOS) в предыдущих версиях DSM.

Люди, которым поставлен диагноз OSFED, часто чувствуют себя обделенными и недостойными помощи, что не соответствует действительности. OSFED может быть столь же серьезным, как и другие расстройства пищевого поведения, и может включать субклинические расстройства пищевого поведения.

Исследования показывают, что у многих людей с субклиническими расстройствами пищевого поведения в дальнейшем развиваются полноценные расстройства пищевого поведения. Субклинические расстройства пищевого поведения также могут описывать фазу, через которую проходят многие выздоравливающие люди на пути к полному выздоровлению.

Расстройство избегания / ограничения приема пищи (ARFID)

Расстройство избегания / ограничения приема пищи (ARFID), ранее называвшееся селективным расстройством пищевого поведения, представляет собой расстройство пищевого поведения, которое связано с ограничением приема пищи при отсутствии нарушения образа тела, обычно наблюдаемого при нервной анорексии.Это проявляется в постоянной неспособности удовлетворить соответствующие потребности в питании и / или энергии.

Орторексия нервная

Нервная орторексия не является официальным расстройством пищевого поведения в DSM-5, хотя в последнее время она привлекла большое внимание как предлагаемый диагноз для будущих изданий. Он отличается от других расстройств пищевого поведения, потому что нездоровая одержимость обычно не возникает из-за желания похудеть. Кроме того, основное внимание уделяется не количеству продуктов питания, а их качеству.Нервная орторексия - это нездоровая одержимость здоровым питанием, предполагающая приверженность теории здорового питания до такой степени, что человек испытывает последствия для здоровья, общества и труда.

Другие расстройства пищевого поведения

Помимо перечисленных выше, к другим расстройствам пищевого поведения относятся:

Симптомы

Хотя симптомы различных расстройств пищевого поведения сильно различаются, некоторые из них могут указывать на причину для дальнейшего исследования. Более того, если ваши мысли и / или поведение, связанные с едой, весом или образом тела, вызывают стресс и влияют на их повседневное функционирование, пора обратиться за помощью.

  • Ограничение питания
  • Частые изменения веса или значительное снижение веса
  • Негативное изображение тела
  • Присутствие переедания
  • Наличие чрезмерных физических нагрузок
  • Использование очищающих, слабительных или мочегонных средств
  • Чрезмерные мысли о еде, образе тела и весе

Люди с расстройствами пищевого поведения, особенно с нервной анорексией, часто не верят, что они больны.Это называется анозогнозия.

Психические эффекты

Расстройства пищевого поведения часто возникают вместе с другими психическими расстройствами, чаще всего тревожными расстройствами, в том числе:

Тревожные расстройства обычно предшествуют началу расстройства пищевого поведения. Часто люди с расстройствами пищевого поведения также испытывают депрессию и получают высокие баллы по показателям перфекционизма.

Физические эффекты

Поскольку для нормального функционирования необходимо достаточное потребление сбалансированной по питательной ценности пищи, расстройства пищевого поведения могут существенно повлиять на физические и умственные операции.Человеку не обязательно иметь недостаточный вес, чтобы испытать медицинские последствия расстройства пищевого поведения. Расстройства пищевого поведения влияют на все системы организма и могут привести к проблемам с физическим здоровьем, таким как:

  • Потеря массы мозга
  • Сердечно-сосудистые проблемы
  • Желудочно-кишечные расстройства (например, хронический запор, гастроэзофагеальный рефлюкс)
  • Стоматологические проблемы
  • Нарушение режима сна
  • Обмороки
  • Выпадение волос или опушение волос по всему телу (называемое лануго)
  • Потеря менструального цикла после полового созревания (или задержка первого периода)
  • Травмы и боль опорно-двигательного аппарата
  • Кости ослабленные

Диагностика

Расстройства пищевого поведения могут быть диагностированы врачами или специалистами в области психического здоровья, включая психиатров и психологов.Часто педиатр или врач первичной медико-санитарной помощи диагностируют расстройство пищевого поведения, заметив симптомы во время регулярного осмотра или после того, как родитель или член семьи выражает обеспокоенность поведением своего любимого человека.

Хотя не существует одного лабораторного теста для выявления расстройств пищевого поведения, ваш врач может использовать различные физические и психологические обследования, а также лабораторные тесты для определения вашего диагноза, в том числе:

  • Медицинский осмотр, во время которого ваш врач проверит ваш рост, вес и показатели жизненно важных функций
  • Лабораторные анализы, включая общий анализ крови, функциональные тесты печени, почек и щитовидной железы, общий анализ мочи, рентген и электрокардиограмму
  • Психологическая оценка, которая включает личные вопросы о вашем пищевом поведении, переедании, очищении, привычках к упражнениям и образе тела

Есть также несколько анкет и инструментов оценки, используемых для оценки симптомов человека, в том числе:

  • Опись расстройств пищевого поведения
  • Анкета SCOFF
  • Тест на отношение к еде
  • Опросник для обследования расстройств пищевого поведения (EDE-Q)

Кому поставлен диагноз?

Вопреки распространенному мнению, расстройства пищевого поведения поражают не только девочек-подростков.Они встречаются у людей любого пола, возраста, расы, этнической принадлежности и социально-экономического статуса. Однако они чаще диагностируются у женщин.

Мужчины недостаточно представлены в статистике расстройств пищевого поведения - стигматизация состояния, связанного в первую очередь с женщинами, часто удерживает их от обращения за помощью и постановки диагноза. Кроме того, расстройства пищевого поведения также могут проявляться по-разному у мужчин.

Расстройства пищевого поведения диагностированы у детей в возрасте 6 лет, а также у пожилых людей и пожилых людей.Различные способы проявления расстройств пищевого поведения в этих группах населения могут способствовать их неузнаваемости даже для профессионалов.

Хотя расстройства пищевого поведения затрагивают людей любого этнического происхождения, в небелых слоях населения на них часто не обращают внимания из-за стереотипов. Ошибочное мнение о том, что расстройства пищевого поведения затрагивают только состоятельных белых женщин, привело к тому, что другие не получили лечения в системе общественного здравоохранения - единственный вариант, доступный для многих малообеспеченных и маргинализованных групп населения.

И хотя это недостаточно хорошо изучено, предполагается, что опыт дискриминации и угнетения среди трансгендерных групп способствует более высокому уровню пищевых и других расстройств среди трансгендеров.

Причины

Расстройства пищевого поведения - сложные заболевания. Хотя мы точно не знаем, что их вызывает, существуют некоторые теории.

Похоже, что от 50% до 80% риска развития расстройства пищевого поведения является генетическим, но сами по себе гены не могут предсказать, у кого разовьется расстройство пищевого поведения.Часто говорят, что «гены заряжают оружие, но на спусковой крючок нажимает окружающая среда».

Определенные ситуации и события, часто называемые «провоцирующими факторами», способствуют развитию расстройства пищевого поведения у тех, кто генетически уязвим, или запускают его.

Некоторые факторы окружающей среды, влияющие на выпадение осадка, включают:

  • Злоупотребление
  • Издевательства
  • Диета
  • Жизненные переходы
  • Психическое заболевание
  • Половая зрелость
  • Напряжение
  • Вес клейма

Также стало обычным явлением обвинять средства массовой информации в расстройствах пищевого поведения.Хотя влияние СМИ считается осложняющим фактором, оно не считается основной причиной развития расстройства пищевого поведения у людей. В конечном итоге, чтобы развились расстройства пищевого поведения, человек также должен обладать генетической уязвимостью.

Лечение

Раннее вмешательство связано с улучшением результатов, поэтому, пожалуйста, не откладывайте обращение за помощью. Возможно, вам даже придется приостановить жизнь, пока вы сосредоточитесь на том, чтобы выздороветь. И как только вы поправитесь, вы сможете лучше оценить то, что может предложить жизнь.Помощь доступна в различных форматах, хотя обычно лечение начинают с самого низкого уровня помощи и переходят к более высоким уровням по мере необходимости.

Самопомощь

Некоторым людям с нервной булимией и компульсивным перееданием может помочь самопомощь или управляемая самопомощь, основанная на принципах когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Человек может работать с учебным пособием, руководством или веб-платформой, чтобы узнать о расстройстве и развить навыки для его преодоления и управления.Самопомощь противопоказана при нервной анорексии.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

КПТ - это наиболее изученная амбулаторная терапия расстройств пищевого поведения у взрослых, которая включает в себя следующие элементы:

Семейное лечение (FBT)

Семейное лечение - это наиболее изученный метод лечения детей и подростков с расстройствами пищевого поведения. По сути, семья является жизненно важной частью терапевтической команды. Родители обычно оказывают поддержку при приеме пищи, что позволяет молодому человеку восстановиться в домашней обстановке.Другой важный элемент семейной психотерапии - это экстернализация пищевого расстройства.

Диетотерапия

Квалифицированный диетолог может помочь вам изучить (или заново изучить) компоненты здорового питания и мотивировать вас на необходимые изменения.

Еженедельное амбулаторное лечение

Еженедельное амбулаторное лечение является обычной отправной точкой для тех, у кого есть доступ к лечению, и обычно включает лечение группой профессионалов, включая терапевта, диетолога и врача.Другие успешные амбулаторные методы лечения расстройств пищевого поведения у взрослых включают:

Интенсивное лечение

Людям, нуждающимся в более высоком уровне помощи, лечение доступно на нескольких уровнях, включая интенсивную амбулаторную терапию, частичную госпитализацию, стационарное лечение и стационарное лечение. В таких условиях лечение почти всегда проводится многопрофильной командой.

Копинг

Забота о вашем физическом и психическом здоровье будет иметь большое значение для того, чтобы помочь вам справиться с расстройством пищевого поведения.Помимо разговора с терапевтом или присоединения к группе поддержки (например, анонимным людям, страдающим расстройствами пищевого поведения), ищите поддержки у надежного друга или члена семьи, который может быть рядом с вами на вашем пути к выздоровлению.

Помимо заботы о себе, также важно определить несколько здоровых отвлекающих факторов, к которым вы можете обратиться, когда обнаружите, что зацикливаетесь на еде и весе или испытываете побуждение переключиться на беспорядочное питание или поведение. Вот некоторые из них:

  • Найдите новое хобби, например фотографию, живопись или вязание
  • Инвестируйте в раскраску для взрослых
  • Практика медитации осознанности
  • Совершите неторопливую прогулку
  • Попробуйте уроки йоги или DVD
  • Записать в журнал

Слово Verywell

Вылечиться от расстройства пищевого поведения непросто и требует смелости, но это возможно при наличии правильной системы поддержки.

Если вы являетесь родителем несовершеннолетнего, страдающего расстройством пищевого поведения, вам следует обратиться за лечением от его имени. Поддерживать ребенка с расстройством пищевого поведения - тяжелая работа, но для вас есть ресурсы. Если ваш любимый человек с расстройством пищевого поведения - взрослый человек, вы все равно можете сыграть важную роль, помогая ему.

Поскольку люди с расстройствами пищевого поведения часто не верят, что у них есть проблема, члены семьи и другие важные люди играют решающую роль в получении им помощи.Хотя выздоровление от расстройства пищевого поведения может быть трудным, а иногда и долгим, определенно возможно.

Расстройства пищевого поведения и стоящая за ними психология

Вернуться в блог>

Расстройства пищевого поведения и стоящая за ними психология

Миллионы американцев борются с различными формами расстройств пищевого поведения.Хотя расстройства пищевого поведения в подавляющем большинстве случаев поражают девочек и женщин, мужчины, безусловно, не застрахованы от этих потенциально смертельных состояний психического здоровья.

Тремя основными типами расстройств пищевого поведения являются нервная анорексия, нервная булимия и переедание. Анорексия - это в основном навязчивая идея похудания, при которой пациент сильно ограничивает прием пищи. Булимия характеризуется потреблением большого количества пищи с последующими попытками нейтрализовать последствия массового потребления калорий с помощью таких действий, как самоиндуцированная рвота, чрезмерные физические нагрузки и прием слабительных.Переедание - это компульсивное переедание с неспособностью контролировать периоды потребления, которые различаются по продолжительности.

Что скрывается под поверхностью?

Различные обстоятельства могут способствовать развитию расстройства пищевого поведения. Исследования показали, что во многих случаях играет роль генетика. Но помимо уже существующей тревоги или расстройства настроения, культурные и другие психологические факторы часто лежат в основе ненормальных привычек питания и полномасштабных расстройств пищевого поведения.

В обществе, которое пропагандирует идею «худеть - это привлекательно», многие девушки и женщины чувствуют необходимость сбросить вес или оставаться стройными. Для этого они часто развивают нездоровые привычки в еде, которые в конечном итоге могут привести к серьезным проблемам со здоровьем или даже к худшему.

Искаженное изображение тела - одна из основных психологических проблем, с которой борются многие люди, страдающие расстройствами пищевого поведения. Это ситуация, когда человек - несмотря на свое реальное телосложение - будет считать себя намного больше, чем он есть на самом деле.

Попытки вылечить

Первым делом в случае анорексии является восстановление веса пациента до здорового уровня. Но во всех случаях расстройства пищевого поведения главные цели терапии заключаются в том, чтобы помочь пациентам скорректировать свои привычки и системы убеждений, а также сформировать более здоровое представление о себе и более реалистичное общее мировоззрение.

Лечение анорексии, булимии и лечения компульсивного переедания обычно начинается с какой-либо формы психотерапии или «разговорной» терапии.Это часто делается в сочетании с когнитивно-поведенческой терапией. В более тяжелых случаях центры лечения расстройств пищевого поведения расположены по всей стране, где за пациентом можно наблюдать, получать консультации по правильному питанию и питанию, а также принимать лекарства, если это будет сочтено необходимым.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2021 © Все права защищены.