Анорексия невроза – Анорексия (anorexia nervosa). Болезнь как путь. Значение и предназначение болезней

0

НЕВРОТИЧЕСКАЯ АНОРЕКСИЯ

НЕВРОТИЧЕСКАЯ АНОРЕКСИЯ

БОЛЕЗНИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ПСИХИКИ НЕВРОТИЧЕСКАЯ АНОРЕКСИЯНЕВРОТИЧЕСКАЯ АНОРЕКСИЯ — у детей младшего возраста анорексия является, как правило, невротической реакцией на самые разнообразные травматизирующие воздействия: испуг, насильственное кормление, ревность к вновь родившемуся ребенку и т. д. — и часто сопровождается рвотой. Так называемая нервно-психическая анорексия — заболевание, типичное для девочек-подростков и молодых девушек и редко возникающее у мальчиков-подростков и юношей. В ее возникновении большую роль играют психические травмы, чаще всего насмешки со стороны окружающих по поводу внешности. Заболевание выражается в целенаправленном (обычно тщательно скрываемом, маскируемом) отказе от еды из-за убежденности в наличии излишней полноты, «жирности», что может привести к нарастающему физическому истощению вплоть до кахексии с возможным летальным исходом. Иногда такое целенаправленное и упорное самоограничение в еде обусловлено желанием «стать изящной» или «достичь своего идеала». 

Обычно заболевание проходит через 4 стадии своего развития.

  • Первым этапом нервной анорексии является первичный, илидисморфоманический. На этом этапе у больного появляются мысли о своей неполноценности, что связано с представлениями о себе, как о слишком полном. Представления о своей излишней полноте обычно сочетаются с критикой собственных недостатков внешности (форма носа, губ). Мнение окружающих о его внешности человека совершенно не интересуют. В это время у больного подавленное, угрюмое настроение, наблюдается состояниетревожности, депрессия. Возникает ощущение, что окружающие насмехаются над ним, критически его рассматривают. В этот период больной постоянно взвешивается, пытается ограничить себя в пище, но иногда, не в состоянии справиться с голодом, начинает есть по ночам. Этот период может длиться от 2 до 4 лет.
  • Второй этап заболевания — аноректический. В этот период вес больного уже может снизиться на 30%, и при этом ощущаетсяэйфория. Такие результаты достигаются путем осуществлениястрогой диеты, и, воодушевленный первыми результатами, человек начинает ее еще больше ужесточать. В это время больной загружает себя постоянными физическими нагрузками и спортивными упражнениями, наблюдается повышенная активность, работоспособность, но появляются признаки гипотонии из-за уменьшения жидкости в организме. Этот период характеризуется появлением алопеции и сухости кожи, сосуды на лице могут повреждаться, могут наблюдаться нарушения менструального цикла (аменорея), а у мужчин может снизитьсясперматогенез, а также половое влечение.

Часто пациентами вызывается рвота после еды, принимаются слабительные и мочегонные лекарства, ставятся клизмы, для того чтобы сбросить якобы лишний вес. Даже если при этом они весят меньше 40 кг, они все равно осознают себя «слишком толстыми», и разубедить их невозможно, что вызвано недостаточностью питания мозга.

Часто прием больших доз слабительного может приводить к слабости сфинктера, вплоть до выпадения прямой кишки. Сначала искусственно вызываемая рвота приносит неприятные ощущения, однако, при частом использовании этого способа, неприятных ощущений не возникает, достаточно бывает всего лишь наклонить туловище вперед и нажать на эпигастральную область.

Не редко это сопровождается с булимией, когда отсутствует чувство насыщения, когда больные могут поглощать огромное количество пищи, а потом вызывать рвоту. Формируется патология пищевого поведения, сначала — готовка большого количества еды, «закармливание» своих близких, потом — жевание пищи и сплевывание ее, а потом — вызываемая рвота.

Мысли о еде могут стать навязчивыми. Больной готовит еду, сервирует стол, начинает кушать самое вкусное, однако не может остановиться, и съедает все, что есть в доме. После чего вызывают рвоту и промывают желудок несколькими литрами воды. Для того чтобы похудеть больнее могут начать много курить, пить много крепкого черного кофе, могут принимать лекарства, снижающие аппетит.

Из рациона исключаются продукты с высоким содержанием углеводов и белков, стараются есть растительную и молочную пищу.

  • Следующей стадией нервной анорексии является кахектический этап. На этом этапе вес больного снижается на 50 %, начинаются необратимые дистрофические нарушения. Организм, из-за недостатка белка и снижения уровня калия, начинает отекать. Аппетит исчезает, снижаетсякислотность желудочного сока, на стенках пищевода появляются эрозивные поражения. Рвота может наступать рефлекторно, после приема пищи.

Кожа больных становится сухой, истончается и шелушится, теряет эластичность, выпадают волосы и зубы, ломаются ногти. Однако в то же время может наблюдаться рост волос на лице и теле. Понижается артериальное давление, так же как и температура тела, наблюдается дистрофия миокарда, опущение внутренних органов, признаки анемии, могут нарушаться функции поджелудочной железы, а также секреции гормона роста и других. На этом этапе может появиться склонность к обморокам.

Изменения кахектического этапа обычно необратимы, такие осложнения нервной анорексии могут вести к смертельному исходу. Физическая и трудовая активность больных снижается, плохо переносится жара и холод. Они продолжают отказываться от еды, также утверждают, что у них есть лишний вес, т.е. нарушается адекватное восприятие своего тела. Нужно отметить, что из-за сильного уменьшения массы тела и отсутствия жировой прослойки, и из-за падения уровня эстрогенов может возникнуть остеопороз, который может привести к искривлению конечностей, а также спины и сильным болям.

Постепенно, по мере нарастания кахексии, больные перестают быть активными, больше времени проводят на диване, у них начинаются хронические запоры, тошнота, мышечные судороги,полиневриты. Психические симптомы нервной анорексии на этом этапе – депрессивное состояние, иногда – агрессивность, сложности в попытках сосредоточить внимание, плохая адаптация к окружающей обстановке.

Для вывода из состояния кахексии, за больными нужен медицинский надзор, т.к. при малейшем наборе веса страдающие нервной анорексией снова начинают использовать слабительное и вызывать рвоту после приема пищи, выполнять тяжелые физические нагрузки, однако снова может развиться депрессия. Нормализация менструального цикла наступает не ранее чем через полгода после того как начато лечение нервной анорексии. До этого психическое состояние больного характеризуется частой сменой настроения, истерией, иногда проявляющимся дисморфоманическим настроениям. На протяжении 2-х лет после начале лечения возможны рецидивы заболевания, которые нужно лечить в стационаре. Этот этап называется редукция нервной анорексии.

  • Последний этап анорексии — это стадия редукции. По сути — возврат болезни, ее рецидив. После проведения терапевтических мероприятий наблюдается прибавка в весе, что влечет за собой новый всплеск бредовых идей у пациента относительно своей внешности. К нему снова возвращается прежняя активность, а также желание воспрепятствовать набору веса всеми «старыми» способами — приемом слабительных, принудительной рвотой и т.д. Именно по этому аноректики после выхода из кахектической стадии должны постоянно оставаться под присмотром. Рецидивы возможны в течение двух лет.

 

Иногда встречается и такая разновидность заболевания, при которой человек отказывается от еды не по причине недовольства своей внешностью, а согласно странным идеям, что «пища не усваивается в организме», «еда портит кожу» и т.д. Однако у таких больных аменорея не наступает, а истощение не доходит до кахексии.

Также выделяется 2 типа пищевого поведения при заболевании. Первый тип –ограничительный, который выражается в том, что человек соблюдает строгую диету, голодает. Второй тип – очистительный, характеризующийся дополнительно еще и эпизодами переедания и последующего очищения. У одного и того же человека оба типа могут проявляться в разное время.

Причинами нервной анорексии можно назвать биологические факторы, например, наследственность, т.е. если в роду были заболевание булимией или ожирением, психологические, которые связаны с незрелостью психосексуальной сферы, конфликтами в семье и с друзьями, а также социальными причинами (подражание моде, влияние мнения окружающих людей, телевизора, глянцевых журналов и т.д.). Возможно именно поэтому, нервной анорексии подвержены молодые девушки (юноши — реже), у которых психика еще не окрепла, а самооценка очень завышена.

В нашем обществе распространено представление, что без стройной красивой фигуры добиться успеха в учебе или профессиональной деятельности невозможно, поэтому многие девушки контролируют свой вес, но только у некоторых это превращается в нервную анорексию.

Появление нервной анорексии связано с модными тенденциями последнего времени, и сегодня это довольно распространенное заболевание. Согласно последним исследованиям, нервной анорексией болеют 1,2% женщин и 0,29% мужчин, причем более 90% из них составляют молодые девушки в возрасте от 12 до 23 лет. Остальные 10% — мужчины и женщины старше 23 лет.

Лечение. Для лечения нервной анорексии необходимо выявление причины, которой было вызвано развитие заболевания. Немаловажное значение принадлежит психотерапии, с помощью которой возможно определение и устранение причин, лежащих в основе возникновения анорексии.

 
Форма лечения нервной анорексии зависит от того, насколько тяжело заболевание. Главными целями лечения являются постепенное приведение массы тела в норму, восстановление в организме баланса жидкости и электролитов, оказание психологической помощи.
 
Если форма заболевания тяжелая, то нормализация массы тела должна производиться постепенно. В неделю человек может набирать от 500 г до 1,5 кг. Для больного составляется индивидуальная диета, содержащая достаточное количество питательных веществ, в которых нуждается организм. Составляя индивидуальную диету, врач учитывает, какова степень истощения, каково значение индекса массы тела, наличие симптомов нехватки каких-либо веществ. Оптимальным вариантом является самостоятельное питание человека, но в случае отказа больного от еды кормление может осуществляться посредством специальной трубки, вводимой в желудок через нос.
 
Под лекарственным лечением нервной анорексии подразумевается использование медикаментов, устраняющих последствия анорексии: например, в случае отсутствия месячных прописываются гормональные средства; при снижении плотности костей предусмотрено применение препаратов кальция и витамина D и т.д. Большое значение в лечении нервной анорексии принадлежит антидепрессантам и прочим лекарствам, применяемым при наличии психических заболеваний. 
 
Главным образом лечение нервной анорексии происходит в амбулаторных условиях. К стационарному лечению прибегают в том случае, если пациент упорно отказывается от еды и нарастает упадок питания. В терапию могут быть включены лекарственные препараты, предназначенные для того, чтобы скорректировать дефицит железа и цинка. При проведении лечения в стационаре предусмотрено назначение дополнительного калорийного питания, в случае упорного отказа от пищи питание вводится внутривенно.
 
Продолжительность активной фазы лечения ориентировочно может составлять от 3-х до 6-ти месяцев, результатом чего должно быть значительное или умеренное ослабление симптоматики, полное или частичное восстановление веса человека.
 

Основы лечения нервных расстройств в Аюрведе

Основы лечения психических расстройств в Аюрведе⇒

 

АЮРВЕДА И ЛЕЧЕНИЕ БОЛЕЗНЕЙ⇒

БОЛЕЗНИ

 

Нервная анорексия

Нервная анорексия ДжолиЧто такое нервная анорексия (Anorexia Nervosa), почему она возникает, как проявляется и что делать, чтобы вырваться из цепкой паутины этой болезни? Анорексия – это расстройство пищевого поведения, встречающееся в основном у девушек в возрасте от 14 до 25 лет. При этом характерно постоянное стремление к снижению веса любыми способами и поддержанию его на самом низком уровне, несмотря на появляющиеся проблемы со здоровьем и осуждение окружающих.

Получается, что нервная анорексия – это, прежде всего, нервно-психическое расстройство и основная проблема здесь в искаженном восприятии мозгом своего тела. И действительно, в соответствии с Международной классификацией болезней (МКБ-10) нервная анорексия относится к пограничным нервно-психическим расстройствам (шифр F 50.0).
При этом вначале Anorexia Nervosa балансирует на грани между здоровьем и болезнью, но при отсутствии адекватной помощи психика постепенно все дальше и дальше уходит в придуманный, призрачный мир, а восприятие своего тела становится неадекватным, болезненным.

Как часто встречается анорексия?

По данным статистики это расстройство встречается примерно у 1-5% девочек и девушек в возрасте от 14 до 18 лет. У мальчиков-подростков нервная анорексия обнаруживается в 10 раз реже. Стоит отметить, что при отсутствии адекватного лечения каждый пятый больной анорексией погибает от истощения и связанных с ним осложнений.

Почему же возникает Anorexia Nervosa?

Рассмотрим основные факторы риска и возможные причины возникновения этого расстройства пищевого поведения:

  • Наследственная предрасположенность – речь идет, прежде всего, о предрасположенности к определенному типу личности (тревожно-мнительный, аффективный, обсессивный, эмоционально-неустойчивый, шизоидный и т.д.), наличие у родственников признаков нарушений пищевого поведения, суицидальных тенденций, психических расстройств
  • Избыточный вес в детстве и подростковом возрасте, ранняя первая менструация, различные гормональные нарушения
  • Проживание в регионе (стране), где культивируется мода на стройность, подтянутость, худобу как основной идеал женской красоты
  • Сам по себе подростковый (юношеский) возраст является фактором риска развития нервной анорексии. По некоторым данным более половины девушек-подростков недовольны своим весом и почти все они хотя бы раз пытались похудеть с помощью диеты или физических упражнений.
  • Как правило, анорексия встречается у девушек с определенными личностными особенностями – низкой самооценкой, чувством собственной неполноценности, навязчивыми мыслями и действиями.
  • Некоторые ученые рассматривают нервную анорексию как попытку девушки бросить вызов имеющимся у нее (см. выше) психологическим проблемам и компенсировать свои недостатки. Борьба с якобы лишним весом и повышенным аппетитом позволяет чувствовать себя «активной, целеустремленной, настойчивой» хотя бы в области питания.… Вот только такой путь к повышению самооценки ложный, неестественный (хотя сама девушка с анорексией этого понять, к сожалению, обычно не в состоянии).

Как худеют больные нервной анорексией?

  • Это большие физические нагрузки (тяжелая работа на производстве и приусадебном участке) или активные занятия физкультурой и спортом, фитнесом (бег, занятия на тренажерах, спортивные танцы, так называемая «круговая тренировка» и др.). Нагрузки до «отказа», до изнеможения, до растяжения и разрыва сухожилий, до развития патологических изменений сердечной мышцы
  • Выраженное снижение объема потребляемой пищи. Сначала больные анорексией сокращают, а затем полностью исключают из рациона мясо и мясопродукты, рыбу, яйца. Затем отказываются от хлеба, тортов, пирожных, сахара, макаронных изделий и других. В итоге девушки (а они, как уже писалось, составляют абсолютное большинство больных нервной анорексией) надолго «садятся» на суровую молочно-растительную диету, калорийность которой составляет 400-800 ккал.
  • Если появляется сверхценная идея о «жирном» животе, бедрах, ягодицах и других частях тела, больные Anorexia Nervosa начинают истязать себя специально разработанными и придуманными ими упражнениями. Страдающие нервной анорексией отказываются от сидячего положения и все делают стоя (смотрят телевизор, читают книгу и т.д.), максимально уменьшают время для сна, пережимают живот поясами и жгутами (чтобы «пища усваивалась подольше»), ищут в Интернете самые «эффективные способы похудания»…
  • Больные анорексией часто прибегают к всевозможным стимуляторам и медикаментам – пьют в больших количествах крепкий кофе вместо приема пищи, беспрерывно курят, используют медикаменты, снижающие аппетит, мочегонные и слабительные средства, делают клизмы
  • Нередко страдающие нервной анорексией вызывают рвоту сразу после приема пищи, что приводит к быстрому закреплению такого «способа» похудения и развитию навязчивого непреодолимого желания вызвать рвоту после любого приема пищи (вомитомания). Длительное применение такого «метода» вызывает новые проблемы со здоровьем – разрушение эмали зубов, развитие кариеса, стоматитов и гингивитов, появление эрозий (язв) на слизистой оболочке пищевода.

Основные признаки анорексии

Первый этап развития анорексии (начальный, инициальный)

Первые, начальные признаки нервной анорексии можно обнаружить еще в возрасте 8-12 лет. В этот период у детей часто появляются новые интересы и увлечения, связанные со своим внешним видом. Девочки находят себе женский идеал среди героинь телесериалов, артистов и моделей, имеющих «голливудский стандарт красоты» – а это, как правило, высокий рост, тонкая талия, склонность к худобе. В связи с этим начинается изучение методов похудения, которые помогут стать такой же, как «звезда».
Постепенно развивается такой характерный симптом нервной анорексии как дисморфофобия – обостренное переживание своего реального или мнимого телесного несовершенства, недовольство своей фигурой, внешним видом. Подросток скрывает свои чувства от окружающих и в тайне принимает решение о необходимости борьбы с «уродством». И результаты борьбы с «лишними килограммами» вскоре становятся видны при взвешивании: вес тела уменьшается на 15-20% от исходных показателей, индекс массы тела падает до 17-17,5 (при норме 20-25).

Второй (аноректический) этап

Продолжается активная борьба с «излишним весом», что приводит к уменьшению веса на 25-50% от первоначальных показателей, развитию соматических и эндокринных расстройств, в том числе олиго – и аменореи (расстройство менструального цикла с редкими месячными или их полное отсутствие) у девушек и женщин страдающих нервной анорексией. Поражается желудочно-кишечный тракт, при этом появляются жалобы на изжогу, тошноту, рвоту, схваткообразные боли в животе, запоры, выпадение прямой кишки. При проведении эндоскопического исследования пищеварительного тракта выявляются эрозии и язвы на слизистой оболочке пищевода, желудка, 12-перстной кишки, а при ультразвуковом исследовании органов брюшной полости – признаки застоя желчи, желчнокаменная болезнь, а также опущение внутренних органов.

Anorexia Nervosa характеризуется извращенным, неправильным, болезненным восприятием своего собственного тела – худенькая девчонка считает себя «жирной, толстой», постоянно «находит» у себя «новые отложения жира». И переубедить, доказать ложность таких убеждений очень сложно, потому что это психическое расстройство перешло из пограничного (дисморфофобия) в бредовое (дисморфомания). Реальную помощь на этом этапе нервной анорексии можно оказать только путем госпитализации в специализированный стационар и проведения тщательного обследования и комплексного лечения с привлечением врачей-специалистов различного профиля.

Третий этап анорексии (кахектический)

В этой стадии нервной анорексии полностью утрачивается какая-либо критика к своему состоянию, бредовое восприятие своей внешности становится всепоглощающим. Больные зачастую полностью отказываются от приема пищи, пьют только разбавленные соки и воду. Развивается выраженное истощение (кахексия) с полным отсутствием подкожной жировой клетчатки, дистрофическими изменениями кожи, мышц, в том числе сердечной мышцы (миокардиодистрофия).

Вес тела снижается на 50 и более процентов от первоначальных цифр, наступают необратимые патологические изменения внутренних органов, отмечается разрушение зубов, выпадение волос, язвенное поражение желудка, 12-перстной кишки, нарушение работы тонкого и толстого кишечника, анемия, резкая общая слабость, потеря трудоспособности. Каждый пятый больной нервной анорексией с кахексией погибает от истощения, многие совершают суицид, продолжая считать даже в таком состоянии, что у них сохраняется избыточный вес.

Четвертый этап нервной анорексии (редукция)

Сюда относятся больные анорексией, которые не умерли от истощения или суицида, а успели попасть в стационар специализированного медицинского учреждения и прошли полноценный курс лечения в течение 1-2 месяцев. После вывода из кахексии и ликвидации непосредственной угрозы жизни проблемы не исчезают и основные симптомы нервной анорексии все еще сохраняются. Частые жалобы в этот период – общая слабость, выраженная утомляемость, нарушение работы желудка и кишечника (боли в животе, изжога, неустойчивый стул, метеоризм).

После набора веса у многих вновь появляется страх поправиться, ухудшается настроение, растет стремление «избавиться от лишнего жира». Улучшение общего самочувствия, устранение физической слабости стимулирует больных нервной анорексией на продолжение «борьбы» и возобновление интенсивных занятий физкультурой, фитнесом, стремление вызвать рвоту после приема пищи, поиск стимуляторов и слабительных и т.д. Поэтому в этот период очень важна правильная психологическая и психотерапевтическая поддержка, обязательный прием подобранных врачом психотропных препаратов.

На восстановление нарушенных функций внутренних органов и эндокринной системы (восстановление менструального цикла и фертильности у женщин) обычно требуется 1-2 года, причем некоторые изменения уже являются необратимыми, вследствие чего происходит потеря трудоспособности, и больной нервной анорексией становится инвалидом.

Диагностика

Важно выявить характерные симптомы (признаки) анорексии:

  • Масса тела больной как минимум на 15% ниже нормальных показателей для ее возраста и типа телосложения, индекс массы тела (ИМТ) меньше 17,5
  • Вес тела снижается из-за сознательного ограничения пищевого рациона самим больным нервной анорексией – выражено избегание пищи, отказ от калорийных продуктов, прием пищи 1-2 раза в день очень маленькими порциями (кофе без сахара, несколько ложек салата из капусты и сельдерея без масла – и это зачастую весь дневной рацион). Если отказаться от приема пищи не удается, больной anorexia nervosa сразу после еды старается вызвать рвоту
  • Страдающие нервной анорексией длительно применяют слабительные и мочегонные средства, препараты, уменьшающие аппетит, изматывают себя физическими нагрузками и придуманными ими гимнастическими упражнениями
  • У больных анорексией нарушен, искажен нормальный образ своего тела, развивается сверхценная идея о наличии «ожирения» и разубеждению такие болезненные представления не поддаются
  • Появляются и постепенно нарастают общие проблемы со здоровьем: нарушения менструального цикла у женщин (олиго- и аменорея), аритмии, мышечные спазмы, эрозивные поражения пищевода, желудка, кишечника, запоры, камни в желчном пузыре, нефроптоз и др.)
  • Постепенно нарастают невротические и психические расстройства – раздражительность, страх, тревога, ипохондрия, снижение настроения, суицидальные мысли, подозрительность, бредовое восприятие образа собственного тела и т.д.

Для установления правильного диагноза при нервной анорексии необходимо тщательное обследование с осмотром различных врачей-специалистов (гастроэнтеролог, диетолог, психиатр, эндокринолог, гинеколог и др.), проведением лабораторных и инструментальных исследований.
В процессе диагностики необходимо исключить другие причинные факторы и заболевания со схожей симптоматикой. Это синдром нервной анорексии при шизофрении, снижение веса при вегетарианстве, эндокринных расстройствах, соматических заболеваниях, опухолях, болезнях нервной системы. Зачастую выявить точную причину анорексии не удается, ведь во многих случаях различные причинные факторы сочетаются.

Anorexia nervosa встречается и у бедных, и у богатых, у неизвестных никому людей и у знаменитых артистов. Возьмем, например, Анджелину Джоли, страдавшую анорексией на протяжении нескольких лет. Вес знаменитой актрисы падал до 37 кг и родственники Джоли, а также ее многочисленные поклонники всерьез опасались за ее жизнь. Почему масса тела снизилась до такого критического уровня, что стало причиной развития анорексии – ссоры с Бредом Питом, страх заболеть раком и сделанные операции, прием каких-либо препаратов, эндокринные расстройства или просто желание оставаться стройной и привлекательной? Исинная причина появления анорексии у Анджелины Джоли неизвестна, наверное, и ей самой. Важно, что актриса смогла восстановить свой вес и победить анорексию. Надолго ли? Об этом не знает никто, в том числе и Анджелина.

Принципы лечения нервной анорексии

Главное – как можно раньше обнаружить первые признаки нервной анорексии и своевременно обратиться к врачу-специалисту, а в большинстве случаев это должен быть врач-психиатр. На начальных стадиях анорексия хорошо поддается лечению с использованием методов психотерапевтического воздействия (поведенческая, когнитивная психотерапия).

На второй стадии болезни (аноректической) необходима госпитализация в стационар и проведение комплексного лечения для улучшения как соматического, так и психического состояния. На третьей (кахектической) стадии нервной анорексии речь идет, прежде всего, о спасении жизни больной, устранении или смягчении многочисленных соматических проблем со стороны органов пищеварения, сердечно-сосудистой и эндокринной системы. На этом этапе иногда приходится кормить пациента и принудительно, через зонд.

После улучшения состояния продолжается комплексное лечение с использованием препаратов для заживления эрозий и язв пищеварительного тракта, восстановления менструального цикла, приема психотропных средств для улучшения настроения, появления критики к своему состоянию. Восстановительные мероприятия могут продолжаться несколько лет – первые месяц-два (иногда до 6-9 месяцев) в стационарных условиях, затем амбулаторно с периодическим посещением врача-психотерапевта, гастроэнтеролога, диетолога и других специалистов.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Нервная анорексия››

В данном разделе речь пойдет о синдроме нервной анорексии, который развивается на фоне стойко зафиксировавшейся рвотной реакции как разновидности истерических форм реагирования. Эти больные (34 человека) имеют определенную дисфункцию желудочно-кишечного тракта уже в раннем детстве (частые диспепсические явления, снижение аппетита, избирательность в еде).

Из-за сниженного аппетита у ребенка родители уделяли чрезмерное внимание его питанию, кормили его слишком долго, стремясь «скормить положенное», иногда даже насильно. В результате перекорма у детей бывали срыгивания и рвота, сначала нерегулярные, зависящие от количества съеденной пищи. Такое состояние длилось первые 3—5 лет жизни.

Кроме того, почти все больные в детстве перенесли заболевания желудочно-кишечного тракта, нередко в тяжелой форме (болезнь Боткина, дизентерия, частые диспепсии и т. д.). В дальнейшем у этих пациентов сохранялась особая «ранимость» желудочно-кишечного тракта в виде повышенной рвотной готовности. К 7 годам рвоты после еды обычно не отмечалось; она возникала лишь изредка, в ситуациях выраженного психического напряжения Почти все больные были единственными детьми в семье, нередко долгожданными, родившимися у уже немолодых родителей.

В преморбиде больных можно выявить умеренно выраженный эгоцентризм в сочетании с нерешительностью, склонностью к сомнениям, неуверенностью. С детства они фиксировали внимание на своих ощущениях, чему способствовало постоянное беспокойство родителей за их здоровье.

В подростковом возрасте больные отличались несколько пониженным питанием и аппетитом, склонностью к запорам, которые сменялись при волнениях поносом. Этим определялась особая фиксация подростков на деятельности желудочно-кишечного тракта.

Дополнительные вредности в виде других заболеваний (грипп, ангина, насморк и т. д.) всегда отражаются на состоянии аппетита и деятельности кишечника.

Непосредственно перед заболеванием все пациенты перенесли тяжелые болезни, значительно ослаблявшие соматическое состояние (оперативное вмешательство, ушиб головы, двустороннее воспаление легких, пищевое отравление, обострение колита и т. д.).

Настоящее заболевание спровоцировано у всех больных психогенно (смерть родственника, конфликт в семье, неудачный брак, непоступление в институт) и выражается вначале в длительном приступе неукротимой рвоты. У некоторых больных психогенными становятся трудно разрешимые конфликтные ситуации, связанные, например, с личной неустроенностью, невозможностью продолжать образование в высшей школе. Психотравмирующая ситуация в совокупности с особой ранимостью желудочно-кишечного тракта обусловливает быструю реализацию рвотной готовности. Другими словами, ранимость желудочно-кишечного тракта способствует формированию атипичной нервной анорексии.

Первая неукротимая рвота длится, как правило, с небольшими перерывами несколько дней. Почти все больные в это время госпитализируются в соматические больницы. Их состояние бывает крайне тяжелым, они испытывают отчаяние, страх смерти. Характерно, что у всех больных даже спустя много лет отчетливо сохраняются в памяти неприятные переживания первой неукротимой рвоты. После выписки, несмотря на проведенное лечение и исчезновение рвоты, больные остаются ослабленными, астенизированными, у них снижается аппетит, появляется боязнь повторения рвоты. Настроение обычно понижено. Мысль о рвоте приобретает навязчивый характер. Даже незначительный психогенный фактор (опоздание на урок, размолвка с родителями и т. д.) может вызвать рвоту. С появлением рвоты как реакции на неблагоприятные моменты жизни у больных значительно ухудшается настроение.

Рвота довольно быстро претерпевает определенную динамику: возникающая вначале после переедания на фоне выраженных волнений она в дальнейшем начинается от одного вида и запаха пищи, а впоследствии и от мысли о ней.

Собственно рвоте у всех больных предшествуют периоды тяжело переносимой длительной тошноты с различными сенестопатическими ощущениями. Только рвота «освобождает» больных от этого крайне неприятного чувства. Тошнота из-за своей продолжительности и выраженности доставляет больным больше страданий, чем сама рвота.

Чтобы исключить появление тошноты и рвоты, больные через некоторое время (5 мес—года) начинают изменять свой пищевой режим, стараются не есть перед «волнующими моментами» (свидание, посещение театра). С этой же целью они сокращают потребление пищи вообще, обычно без особого труда. Однако, несмотря на сокращение приема пищи, у больных при любом дискомфорте возобновляется тошнота. Для облегчения состояния и прерывания тошноты больные искусственно вызывают рвоту.

Такое пищевое поведение (сознательное самоограничение в еде, произвольная и непроизвольная рвота) приводит к значительному похуданию, сопровождающемуся повышенной утомляемостью, снижением работоспособности, раздражительностью, нарушением сна, усиленным сердцебиением. Этот астенический симптомокомплекс сопровождается неверием в возможность излечения, усилением дистимии.

На фоне соматической астенизации в психическом состоянии на первый план выступает боязнь тошноты и рвоты (вомитофобия). Больные живут в постоянном страхе перед возможной рвотой. Этой причиной они объясняют увольнение с работы, отказ от пользования общественным транспортом, так как в присутствии большого числа людей возникает особенно острый страх рвоты и тошноты.

С появлением вомитофобии у больных появляются переживания, близкие к идеям отношения: кажется, что все окружающие обращают на больного повышенное внимание, так как по выражению лица догадываются о возможности рвоты.

Страх рвоты у больных становится настолько сильным, что они подчас вынуждены буквально выпрыгивать из трамвая или автобуса на ходу, не могут ездить в метро, в связи с чем ходят на работу пешком за несколько километров, объясняя это окружающим необходимостью дышать свежим воздухом, развивать мышцы ног и т. д. Все больные из-за выраженной боязни рвоты не могут также ходить в театры, кино, на концерты. При необходимости посещения «людных мест» они принимают седативные средства (элениум или седуксен), что несколько снимает напряжение. Тем не менее и после такой подготовки страх сохраняется; в кинотеатре больные не могут сосредоточиться на содержании фильма, так как постоянно прислушиваются к своим внутренним ощущениям, стремятся вовремя уловить начало приступа, мысленно выбирают кратчайший путь до двери, чтобы «не запачкать людей рвотными массами».

Всю эту симптоматику можно с известной долей условности объединить в так называемый вомитофобический синдром, который включает в себя собственно вомитофобию, сознательное ограничение в еде, произвольную и непроизвольную рвоту, депрессивный фон настроения и своеобразные идеи отношения.

Таким образом, нервная анорексия у этих больных обусловлена вомитофобическими переживаниями. При нарастании соматогенной астении как бы нивелируются прежние истерические особенности личности и на первый план выступают тормозимые черты характера: тревожность, неуверенность, истощаемость, ипохондричность. Больные склонны преувеличивать тяжесть соматических ощущений, иногда у них имеются нестойкие нозофобии. Так, одна больная с эрозией шейки матки постоянно опасалась возникновения рака, у другой кратковременный незначительный подъем артериального давления привел к навязчивому страху гипертонической болезни. Больные предъявляют массу соматических жалоб, пытаются выяснить причину болезни, часто обследуются у врачей различных специальностей, тревожатся по поводу состояния тех или иных внутренних органов. Иными словами, вомитофобический симптомокомплекс все более отчетливо приобретает черты ипохондрического синдрома. Наряду с трансформацией вомитофобии у больных усиливаются астенические черты в виде неуверенности, повышенной впечатлительности и нерешительности, патологической фиксации на своем здоровье.

Без правильного и своевременного лечения у таких больных значительно снижается аппетит. Однако ни в одном из этих наблюдений не наступало выраженной кахексии, что характерно для больных нервной анорексией, обусловленной дисморфоманическими переживаниями. У этих больных, как правило, не бывает и стойкой аменореи. Отношение к своему заболеванию также значительно отличается от такового у больных нервной анорексией, возникающей в связи с убежденностью в мнимом физическом недостатке. Они постоянно ищут помощи у врачей, охотно подвергаются многочисленным обследованиям, требуют различных консультаций. Ограничение в еде у этих больных как бы вынужденное, при этом отсутствует стремление к похуданию, напротив, имеется беспокойство по поводу снижения массы тела. При щадящем режиме, находясь дома, эти больные хорошо едят, не испытывая никаких патологических ощущений.

Характерно также и отношение к пище в периоды обострения: при дисморфомании больные «привязаны» к пище, постоянно заняты кулинарией; при вомитофобии больные, наоборот, «бегут» от пищи, так как нередко один вид пищи вызывает у них рвоту.

Больные с данной патологией чаще всего встречаются в терапевтической практике, где им ставятся различные диагнозы и лечат (часто безуспешно) в течение многих лет.

Нервная анорексия, связанная с вомитофобическими переживаниями, нередко способствует дезадаптации больных. Они выбирают работу «попроще», избегают больших коллективов, все свободное время стараются проводить в щадящей атмосфере своего дома, где чувствуют себя лучше.

Экспериментально-психологическое обследование обнаруживает, что объем непосредственной и опосредованной памяти, а также отсроченное воспроизведение в пределах нормы; объем умственной работоспособности иногда превышает показатели нормы, однако динамика продуктивности указывает как на латентную, так и на явную утомляемость; процесс опосредования заданных понятий явно труден, в частности, у всех больных остаются неопосредованными 1—2 понятия. Образы, выбираемые для запоминания, всегда конкретны и личностно окрашены. Уровень притязаний снижен и коррелирует с самооценкой. Направленность интересов личности весьма конкретная, большей частью бытовая.

Неврологически у всех больных выявляются неустойчивость вегетативной нервной системы, повышение показателей клино- и ортостатических проб.

Катамнестическое прослеживание больных сроком до 15—20 лет выявляет наличие у них тех или иных проявлений вомитофобического синдрома. Однако у большинства больных он, как уже отмечалось, еще больше приобретает признаки типичного ипохондрического симптомокомплекса. У всех больных усиливаются ранее отмеченные характерологические расстройства в виде неуверенности, тревожности, пониженной самооценки, а также ипохондрическая фиксация на своем здоровье. Для иллюстрации приведем наблюдение.

Наблюдение 7. Больная У, медицинская сестра, 25 лет, масса тела 39 кг, рост 160 см. Мать нервная, раздражительная, вспыльчивая Типологически определяется как личность эпилептоидно-истерического склада: лицемерная, завистливая, злобная, мелочно придирчивая, эгоцентричная. Отец спокойный, мягкий, несколько ипохондричный, часто посещает врачей. Больная родилась от второй беременности, протекавшей с выраженным токсикозом. Масса тела при рождении 3200 г, рост 51 см. Больная с детства отличалась плохим аппетитом, всегда плохо и недостаточно ела, пищу иногда выбрасывала. Всегда была «худощавой». Иногда при переедании отмечались «срыгивания» Росла единственным ребенком в семье, воспитывалась, как кумир семьи Любила быть в центре внимания, была общительной, подвижной, капризной, требовательной, в то же время нерешительной, склонной к сомнениям, тревожной. В дошкольном возрасте перенесла коклюш и болезнь Боткина в легкой форме, ангину, грипп. В школе с 7 лет, занималась одинаково хорошо по всем предметам.

В 13 лет обнаружено искривление позвоночника. После длительных уговоров и упрашиваний девочка согласилась на оперативное вмешательство, поскольку консервативное лечение оказалось безуспешным. Проведена хирургическая фиксация позвоночника. По словам больной, плохо перенесла эфирный наркоз, после операции несколько дней были сильная рвота и постоянное чувство тошноты, ничего не могла есть. Похудела на несколько килограммов. При выписке из больницы рвота не беспокоила, но тошнота сохранялась После операции целый год носила специальный корсет, занималась на дому с учителями. Родители в это время были особенно заботливы к дочери, выполняли все ее прихоти. Через год вернулась в свой класс, где все ее жалели, учителя предъявляли меньшие требования, нередко освобождали от уроков Чувствовала себя в это время неплохо, но периодически отмечалась тошнота, которая при волнениях заканчивалась рвотой. Вскоре родители получили новую квартиру в другом районе, который очень не нравился больной. Тяжело перенесла переезд, волновалась, через весь город ездила на занятия в старую школу. В новой квартире «все не нравилось, раздражало». С момента переезда резко участилась рвота, любая, даже минимально дискомфортная ситуация приводила к усилению тошноты и рвоте. В то же время больная нашла, что послеоперационные швы «вызывают чувство физической неполноценности». Из-за постоянной тошноты «с трудом ездила в транспорте». Довольно часто по утрам уже при одной мысли о том, что «придется ехать через весь город, подавляя тошноту», стала возникать рвота натощак. Через некоторое время больная, чтобы предупредить рвоту в метро и автобусе, стала по утрам сама искусственно ее вызывать. После этого некоторое время чувствовала себя удовлетворительно, спокойно ехала в транспорте. Тогда же решила, что «рвота может уменьшиться при ограничении пищевого рациона» Стала ограничивать себя в приеме пищи, впрочем весьма умеренно и только перед какой-нибудь поездкой По выходным дням, когда можно было остаться дома и ни тошноты, ни рвоты не было, ела без ограничения.

Закончила 11 классов, очень хотела поступить в медицинский институт, но мысль о возможном провале на вступительных экзаменах вынудила больную подать документы в медицинское училище. Училась увлеченно, с удовольствием, тогда же отметила, что напряженная учеба отвлекает от мыслей о тошноте и рвоте Чувствовала себя значительно лучше После окончания училища с трудом работала медицинской сестрой, не переносила вида крови, боялась делать внутривенные вливания. На работе стала получать замечания, после чего усилились тошнота и рвота. Поступила на курсы инструкторов по лечебной физкультуре. Однако ожидаемого облегчения на новой работе не получила, справлялась с ней также с трудом, постоянно с напряжением ожидала замечаний.

Летом 1970 г. пыталась поступить на вечернее отделение медицинского института, на последнем экзамене получила неудовлетворительную оценку и восприняла это как «крушение всех надежд и планов». Резко ухудшилось состояние, несколько дней была неукротимая рвота с тошнотой Каждое утро с ужасом ждала рвоты, ничего не ела (чтобы уменьшить рвоту), похудела до 37 кг (рост 160 см). Утром съедала одно яблоко, а затем вызывала искусственную рвоту, вечером ничего не ела из опасения рвоты на следующее утро по дороге на работу. Совсем не могла ездить в транспорте (за исключением такси). В автобусе или трамвае немедленно начиналась тошнота, казалось, что «рвота начнется прямо на глазах пассажиров», «выскакивала на первой же остановке». Особенно тяжело переносила метро, уже «один вид электропоезда, из которого нельзя выскочить, вызывал паническое состояние». В общественном транспорте стала чувствовать На себе «косые взгляды пассажиров», думала, что окружающие «читают» на ее лице «начинающуюся рвоту», начинала краснеть, в руках и ногах появлялось ощущение судорожных подергиваний, «перехватывало горло», испытывала тошноту. По этой же причине несколько лет не посещала театры, кино — «в переполненных помещениях немедленно появлялся страх рвоты». На работу ходила только пешком. Неоднократно лечилась у терапевтов, невропатологов, но без особого эффекта. В 1971 г. вновь пыталась поступать в медицинский институт, но за 4 дня до первого экзамена «на фоне сильного волнения и страха перед рвотой на экзамене» действительно появилась неукротимая рвота, длившаяся 4 дня. Вновь неоднократно обращалась к самым разнообразным специалистам за помощью, причем всегда, когда шла к врачу, лучше себя чувствовала, хорошо ела, тошноты не испытывала. В течение последних двух лет настроение депрессивное, часто «опускаются руки». В периоды обострения не могла смотреть на пищу, «уже один ее вид вызывал неприятное чувство спазма в горле и тошноту». 07.12.71 г. поступила на стационарное лечение в психиатрическую больницу.

При поступлении масса тела 39 кг, истощена, кожа и видимые слизистые оболочки бледные. На коже спины большой послеоперационный рубец. Резкий тремор пальцев рук. Артериальное давление 100/70—130/80 мм.рт.ст. Синусовая тахикардия, пульс ПО уд/мин. Патологии органов грудной и брюшной полостей не выявляется. В неврологическом статусе отмечается некоторое снижение брюшных рефлексов, больше слева. Коленные сухожильные рефлексы повышены с клонусоидами надколенников. Тонус конечностей несколько снижен. Вегетативная нервная система: стойкий красный дермографизм, при волнении — игра вазомоторов на лице и туловище, гипергидроз. Показатели клино-ортостатической пробы и пробы Ашнера умеренно повышены. Обращают на себя внимание некоторые черты дизрафического статуса: видимый сколиоз, множество родимых пятен на коже туловища; ноги покрыты обильным волосяным покровом.

Психический статус: тосклива, подавлена, астенизирована. Подробно рассказывает о своем состоянии, во время беседы покрывается красными пятнами. Рассказывая о страхе перед тошнотой и рвотой, глотает слюну, давится. Постоянно прислушивается к своим внутренним ощущениям. В отделении на незначительные раздражители («неприятная» соседка, недостаточно проветренная комната, болезненный укол и т. п.) давала стереотипные реакции в виде тошноты и рвоты. Долго не могла одна выходить за пределы больницы: появлялось усиленное сердцебиение, ощущала дрожь во всем теле, судороги в конечностях, «подкашивались ноги», «слабели руки», наступали тошнота и рвота.

Экспериментально-психологическое обследование затруднено из-за приступов тошноты: больная не могла работать более 10—12 мин. При обследовании больная активно пользовалась помощью экспериментатора, задания старалась выполнить как можно лучше. Выявлено снижение объема памяти (непосредственной и опосредованной), затруднены переключение и концентрация внимания. Больная испытывала значительные трудности при опосредовании понятий. Образы, выбираемые для запоминания, конкретные, однообразные, много эмоционально окрашенных, прямо связанных с переживаниями больной. При решении мыслительных заданий отмечалось большое количество конкретно-ситуационных ошибок, неравномерность в степени обобщения.

На ЭЭГ выраженные диффузные изменения в виде снижения амплитуды колебаний, отсутствие регулярного альфа-ритма, деформации волн тега-ритма, острые быстрые и медленные колебания небольшой амплитуды. Дизритмия. Реактивность снижена.

Больная долго лечилась небольшими дозами нейролептиков в сочетании с психотерапией и общеукрепляющими средствами. К моменту выписки была спокойной, поправилась на 5 кг, рвоты не испытывала, хотя периодически отмечались легкие подташнивания. Хорошо ела. После выписки еженедельно получала по одному сеансу гипноза!, в дальнейшем — 1 сеанс в 2 нед. Через некоторое время после выписки у больной произошел полный разрыв с человеком, за которого она собиралась выйти замуж. Состояние резко ухудшилось: возникли подавленное настроение, рвота и вновь отказ от еды по тем же причинам, что и прежде.

В амбулаторном лечении был использован плацебо-эффект: кроме психотерапии, назначен нейтральный препарат под видом новейшего антирвотного лекарства. Сеансы гипноза проводили чаще, до 3 раз в неделю. Через месяц такого лечения вновь исчезли все неприятные ощущения. В последние 10 мес. больная получает поддерживающую терапию.

В данном случае у больной при несколько пониженном с детства аппетите и определенной соматической ослабленности (тяжелая операция) возникает рвота, которая закрепляется в психотравмирующих ситуациях и становится своеобразным типом реагирования. Постоянная тяжело переносимая тошнота и возможность появления рвоты «в неподходящих условиях» привели к тому, что больная сама стала вызывать рвоту, опасаясь ее непроизвольного появления в неподходящей ситуации и ограничивать себя в приеме пищи. В последующем в клинической картине на первый план выступает выраженный страх тошноты и рвоты (вомитофобия). В дальнейшем этот синдром усложняется присоединением депрессии и ипохондрических переживаний. Нарастают и личностные изменения в виде усиления тормозимых черт (астенизация и патологическая фиксация на своем здоровье). Следовательно, у данной больной можно думать об истерическом неврозе с затяжным течением и видоизменением клинической картины в связи с превалированием атипичной нервной анорексии.

Таким образом, в рамках пограничных психических заболеваний нервная анорексия может также входить в структуру истерического невроза, сочетаясь с выраженной вомитофобией. У больных с истерическими и астеническими чертами характера отказ от еды не был связан с мыслями о коррекции «излишней полноты», а обусловливался страхом перед рвотой, ставшей привычной формой реагирования. Синдром нервной анорексии у этой группы больных не получал полного клинического развития (не было выраженной кахексии, аменореи).

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Нервная анорексия››

В данном разделе речь пойдет о синдроме нервной анорексии, который развивается на фоне стойко зафиксировавшейся рвотной реакции как разновидности истерических форм реагирования. Эти больные (34 человека) имеют определенную дисфункцию желудочно-кишечного тракта уже в раннем детстве (частые диспепсические явления, снижение аппетита, избирательность в еде).

Из-за сниженного аппетита у ребенка родители уделяли чрезмерное внимание его питанию, кормили его слишком долго, стремясь «скормить положенное», иногда даже насильно. В результате перекорма у детей бывали срыгивания и рвота, сначала нерегулярные, зависящие от количества съеденной пищи. Такое состояние длилось первые 3—5 лет жизни.

Кроме того, почти все больные в детстве перенесли заболевания желудочно-кишечного тракта, нередко в тяжелой форме (болезнь Боткина, дизентерия, частые диспепсии и т. д.). В дальнейшем у этих пациентов сохранялась особая «ранимость» желудочно-кишечного тракта в виде повышенной рвотной готовности. К 7 годам рвоты после еды обычно не отмечалось; она возникала лишь изредка, в ситуациях выраженного психического напряжения Почти все больные были единственными детьми в семье, нередко долгожданными, родившимися у уже немолодых родителей.

В преморбиде больных можно выявить умеренно выраженный эгоцентризм в сочетании с нерешительностью, склонностью к сомнениям, неуверенностью. С детства они фиксировали внимание на своих ощущениях, чему способствовало постоянное беспокойство родителей за их здоровье.

В подростковом возрасте больные отличались несколько пониженным питанием и аппетитом, склонностью к запорам, которые сменялись при волнениях поносом. Этим определялась особая фиксация подростков на деятельности желудочно-кишечного тракта.

Дополнительные вредности в виде других заболеваний (грипп, ангина, насморк и т. д.) всегда отражаются на состоянии аппетита и деятельности кишечника.

Непосредственно перед заболеванием все пациенты перенесли тяжелые болезни, значительно ослаблявшие соматическое состояние (оперативное вмешательство, ушиб головы, двустороннее воспаление легких, пищевое отравление, обострение колита и т. д.).

Настоящее заболевание спровоцировано у всех больных психогенно (смерть родственника, конфликт в семье, неудачный брак, непоступление в институт) и выражается вначале в длительном приступе неукротимой рвоты. У некоторых больных психогенными становятся трудно разрешимые конфликтные ситуации, связанные, например, с личной неустроенностью, невозможностью продолжать образование в высшей школе. Психотравмирующая ситуация в совокупности с особой ранимостью желудочно-кишечного тракта обусловливает быструю реализацию рвотной готовности. Другими словами, ранимость желудочно-кишечного тракта способствует формированию атипичной нервной анорексии.

Первая неукротимая рвота длится, как правило, с небольшими перерывами несколько дней. Почти все больные в это время госпитализируются в соматические больницы. Их состояние бывает крайне тяжелым, они испытывают отчаяние, страх смерти. Характерно, что у всех больных даже спустя много лет отчетливо сохраняются в памяти неприятные переживания первой неукротимой рвоты. После выписки, несмотря на проведенное лечение и исчезновение рвоты, больные остаются ослабленными, астенизированными, у них снижается аппетит, появляется боязнь повторения рвоты. Настроение обычно понижено. Мысль о рвоте приобретает навязчивый характер. Даже незначительный психогенный фактор (опоздание на урок, размолвка с родителями и т. д.) может вызвать рвоту. С появлением рвоты как реакции на неблагоприятные моменты жизни у больных значительно ухудшается настроение.

Рвота довольно быстро претерпевает определенную динамику: возникающая вначале после переедания на фоне выраженных волнений она в дальнейшем начинается от одного вида и запаха пищи, а впоследствии и от мысли о ней.

Собственно рвоте у всех больных предшествуют периоды тяжело переносимой длительной тошноты с различными сенестопатическими ощущениями. Только рвота «освобождает» больных от этого крайне неприятного чувства. Тошнота из-за своей продолжительности и выраженности доставляет больным больше страданий, чем сама рвота.

Чтобы исключить появление тошноты и рвоты, больные через некоторое время (5 мес—года) начинают изменять свой пищевой режим, стараются не есть перед «волнующими моментами» (свидание, посещение театра). С этой же целью они сокращают потребление пищи вообще, обычно без особого труда. Однако, несмотря на сокращение приема пищи, у больных при любом дискомфорте возобновляется тошнота. Для облегчения состояния и прерывания тошноты больные искусственно вызывают рвоту.

Такое пищевое поведение (сознательное самоограничение в еде, произвольная и непроизвольная рвота) приводит к значительному похуданию, сопровождающемуся повышенной утомляемостью, снижением работоспособности, раздражительностью, нарушением сна, усиленным сердцебиением. Этот астенический симптомокомплекс сопровождается неверием в возможность излечения, усилением дистимии.

На фоне соматической астенизации в психическом состоянии на первый план выступает боязнь тошноты и рвоты (вомитофобия). Больные живут в постоянном страхе перед возможной рвотой. Этой причиной они объясняют увольнение с работы, отказ от пользования общественным транспортом, так как в присутствии большого числа людей возникает особенно острый страх рвоты и тошноты.

С появлением вомитофобии у больных появляются переживания, близкие к идеям отношения: кажется, что все окружающие обращают на больного повышенное внимание, так как по выражению лица догадываются о возможности рвоты.

Страх рвоты у больных становится настолько сильным, что они подчас вынуждены буквально выпрыгивать из трамвая или автобуса на ходу, не могут ездить в метро, в связи с чем ходят на работу пешком за несколько километров, объясняя это окружающим необходимостью дышать свежим воздухом, развивать мышцы ног и т. д. Все больные из-за выраженной боязни рвоты не могут также ходить в театры, кино, на концерты. При необходимости посещения «людных мест» они принимают седативные средства (элениум или седуксен), что несколько снимает напряжение. Тем не менее и после такой подготовки страх сохраняется; в кинотеатре больные не могут сосредоточиться на содержании фильма, так как постоянно прислушиваются к своим внутренним ощущениям, стремятся вовремя уловить начало приступа, мысленно выбирают кратчайший путь до двери, чтобы «не запачкать людей рвотными массами».

Всю эту симптоматику можно с известной долей условности объединить в так называемый вомитофобический синдром, который включает в себя собственно вомитофобию, сознательное ограничение в еде, произвольную и непроизвольную рвоту, депрессивный фон настроения и своеобразные идеи отношения.

Таким образом, нервная анорексия у этих больных обусловлена вомитофобическими переживаниями. При нарастании соматогенной астении как бы нивелируются прежние истерические особенности личности и на первый план выступают тормозимые черты характера: тревожность, неуверенность, истощаемость, ипохондричность. Больные склонны преувеличивать тяжесть соматических ощущений, иногда у них имеются нестойкие нозофобии. Так, одна больная с эрозией шейки матки постоянно опасалась возникновения рака, у другой кратковременный незначительный подъем артериального давления привел к навязчивому страху гипертонической болезни. Больные предъявляют массу соматических жалоб, пытаются выяснить причину болезни, часто обследуются у врачей различных специальностей, тревожатся по поводу состояния тех или иных внутренних органов. Иными словами, вомитофобический симптомокомплекс все более отчетливо приобретает черты ипохондрического синдрома. Наряду с трансформацией вомитофобии у больных усиливаются астенические черты в виде неуверенности, повышенной впечатлительности и нерешительности, патологической фиксации на своем здоровье.

Без правильного и своевременного лечения у таких больных значительно снижается аппетит. Однако ни в одном из этих наблюдений не наступало выраженной кахексии, что характерно для больных нервной анорексией, обусловленной дисморфоманическими переживаниями. У этих больных, как правило, не бывает и стойкой аменореи. Отношение к своему заболеванию также значительно отличается от такового у больных нервной анорексией, возникающей в связи с убежденностью в мнимом физическом недостатке. Они постоянно ищут помощи у врачей, охотно подвергаются многочисленным обследованиям, требуют различных консультаций. Ограничение в еде у этих больных как бы вынужденное, при этом отсутствует стремление к похуданию, напротив, имеется беспокойство по поводу снижения массы тела. При щадящем режиме, находясь дома, эти больные хорошо едят, не испытывая никаких патологических ощущений.

Характерно также и отношение к пище в периоды обострения: при дисморфомании больные «привязаны» к пище, постоянно заняты кулинарией; при вомитофобии больные, наоборот, «бегут» от пищи, так как нередко один вид пищи вызывает у них рвоту.

Больные с данной патологией чаще всего встречаются в терапевтической практике, где им ставятся различные диагнозы и лечат (часто безуспешно) в течение многих лет.

Нервная анорексия, связанная с вомитофобическими переживаниями, нередко способствует дезадаптации больных. Они выбирают работу «попроще», избегают больших коллективов, все свободное время стараются проводить в щадящей атмосфере своего дома, где чувствуют себя лучше.

Экспериментально-психологическое обследование обнаруживает, что объем непосредственной и опосредованной памяти, а также отсроченное воспроизведение в пределах нормы; объем умственной работоспособности иногда превышает показатели нормы, однако динамика продуктивности указывает как на латентную, так и на явную утомляемость; процесс опосредования заданных понятий явно труден, в частности, у всех больных остаются неопосредованными 1—2 понятия. Образы, выбираемые для запоминания, всегда конкретны и личностно окрашены. Уровень притязаний снижен и коррелирует с самооценкой. Направленность интересов личности весьма конкретная, большей частью бытовая.

Неврологически у всех больных выявляются неустойчивость вегетативной нервной системы, повышение показателей клино- и ортостатических проб.

Катамнестическое прослеживание больных сроком до 15—20 лет выявляет наличие у них тех или иных проявлений вомитофобического синдрома. Однако у большинства больных он, как уже отмечалось, еще больше приобретает признаки типичного ипохондрического симптомокомплекса. У всех больных усиливаются ранее отмеченные характерологические расстройства в виде неуверенности, тревожности, пониженной самооценки, а также ипохондрическая фиксация на своем здоровье. Для иллюстрации приведем наблюдение.

Наблюдение 7. Больная У, медицинская сестра, 25 лет, масса тела 39 кг, рост 160 см. Мать нервная, раздражительная, вспыльчивая Типологически определяется как личность эпилептоидно-истерического склада: лицемерная, завистливая, злобная, мелочно придирчивая, эгоцентричная. Отец спокойный, мягкий, несколько ипохондричный, часто посещает врачей. Больная родилась от второй беременности, протекавшей с выраженным токсикозом. Масса тела при рождении 3200 г, рост 51 см. Больная с детства отличалась плохим аппетитом, всегда плохо и недостаточно ела, пищу иногда выбрасывала. Всегда была «худощавой». Иногда при переедании отмечались «срыгивания» Росла единственным ребенком в семье, воспитывалась, как кумир семьи Любила быть в центре внимания, была общительной, подвижной, капризной, требовательной, в то же время нерешительной, склонной к сомнениям, тревожной. В дошкольном возрасте перенесла коклюш и болезнь Боткина в легкой форме, ангину, грипп. В школе с 7 лет, занималась одинаково хорошо по всем предметам.

В 13 лет обнаружено искривление позвоночника. После длительных уговоров и упрашиваний девочка согласилась на оперативное вмешательство, поскольку консервативное лечение оказалось безуспешным. Проведена хирургическая фиксация позвоночника. По словам больной, плохо перенесла эфирный наркоз, после операции несколько дней были сильная рвота и постоянное чувство тошноты, ничего не могла есть. Похудела на несколько килограммов. При выписке из больницы рвота не беспокоила, но тошнота сохранялась После операции целый год носила специальный корсет, занималась на дому с учителями. Родители в это время были особенно заботливы к дочери, выполняли все ее прихоти. Через год вернулась в свой класс, где все ее жалели, учителя предъявляли меньшие требования, нередко освобождали от уроков Чувствовала себя в это время неплохо, но периодически отмечалась тошнота, которая при волнениях заканчивалась рвотой. Вскоре родители получили новую квартиру в другом районе, который очень не нравился больной. Тяжело перенесла переезд, волновалась, через весь город ездила на занятия в старую школу. В новой квартире «все не нравилось, раздражало». С момента переезда резко участилась рвота, любая, даже минимально дискомфортная ситуация приводила к усилению тошноты и рвоте. В то же время больная нашла, что послеоперационные швы «вызывают чувство физической неполноценности». Из-за постоянной тошноты «с трудом ездила в транспорте». Довольно часто по утрам уже при одной мысли о том, что «придется ехать через весь город, подавляя тошноту», стала возникать рвота натощак. Через некоторое время больная, чтобы предупредить рвоту в метро и автобусе, стала по утрам сама искусственно ее вызывать. После этого некоторое время чувствовала себя удовлетворительно, спокойно ехала в транспорте. Тогда же решила, что «рвота может уменьшиться при ограничении пищевого рациона» Стала ограничивать себя в приеме пищи, впрочем весьма умеренно и только перед какой-нибудь поездкой По выходным дням, когда можно было остаться дома и ни тошноты, ни рвоты не было, ела без ограничения.

Закончила 11 классов, очень хотела поступить в медицинский институт, но мысль о возможном провале на вступительных экзаменах вынудила больную подать документы в медицинское училище. Училась увлеченно, с удовольствием, тогда же отметила, что напряженная учеба отвлекает от мыслей о тошноте и рвоте Чувствовала себя значительно лучше После окончания училища с трудом работала медицинской сестрой, не переносила вида крови, боялась делать внутривенные вливания. На работе стала получать замечания, после чего усилились тошнота и рвота. Поступила на курсы инструкторов по лечебной физкультуре. Однако ожидаемого облегчения на новой работе не получила, справлялась с ней также с трудом, постоянно с напряжением ожидала замечаний.

Летом 1970 г. пыталась поступить на вечернее отделение медицинского института, на последнем экзамене получила неудовлетворительную оценку и восприняла это как «крушение всех надежд и планов». Резко ухудшилось состояние, несколько дней была неукротимая рвота с тошнотой Каждое утро с ужасом ждала рвоты, ничего не ела (чтобы уменьшить рвоту), похудела до 37 кг (рост 160 см). Утром съедала одно яблоко, а затем вызывала искусственную рвоту, вечером ничего не ела из опасения рвоты на следующее утро по дороге на работу. Совсем не могла ездить в транспорте (за исключением такси). В автобусе или трамвае немедленно начиналась тошнота, казалось, что «рвота начнется прямо на глазах пассажиров», «выскакивала на первой же остановке». Особенно тяжело переносила метро, уже «один вид электропоезда, из которого нельзя выскочить, вызывал паническое состояние». В общественном транспорте стала чувствовать На себе «косые взгляды пассажиров», думала, что окружающие «читают» на ее лице «начинающуюся рвоту», начинала краснеть, в руках и ногах появлялось ощущение судорожных подергиваний, «перехватывало горло», испытывала тошноту. По этой же причине несколько лет не посещала театры, кино — «в переполненных помещениях немедленно появлялся страх рвоты». На работу ходила только пешком. Неоднократно лечилась у терапевтов, невропатологов, но без особого эффекта. В 1971 г. вновь пыталась поступать в медицинский институт, но за 4 дня до первого экзамена «на фоне сильного волнения и страха перед рвотой на экзамене» действительно появилась неукротимая рвота, длившаяся 4 дня. Вновь неоднократно обращалась к самым разнообразным специалистам за помощью, причем всегда, когда шла к врачу, лучше себя чувствовала, хорошо ела, тошноты не испытывала. В течение последних двух лет настроение депрессивное, часто «опускаются руки». В периоды обострения не могла смотреть на пищу, «уже один ее вид вызывал неприятное чувство спазма в горле и тошноту». 07.12.71 г. поступила на стационарное лечение в психиатрическую больницу.

При поступлении масса тела 39 кг, истощена, кожа и видимые слизистые оболочки бледные. На коже спины большой послеоперационный рубец. Резкий тремор пальцев рук. Артериальное давление 100/70—130/80 мм.рт.ст. Синусовая тахикардия, пульс ПО уд/мин. Патологии органов грудной и брюшной полостей не выявляется. В неврологическом статусе отмечается некоторое снижение брюшных рефлексов, больше слева. Коленные сухожильные рефлексы повышены с клонусоидами надколенников. Тонус конечностей несколько снижен. Вегетативная нервная система: стойкий красный дермографизм, при волнении — игра вазомоторов на лице и туловище, гипергидроз. Показатели клино-ортостатической пробы и пробы Ашнера умеренно повышены. Обращают на себя внимание некоторые черты дизрафического статуса: видимый сколиоз, множество родимых пятен на коже туловища; ноги покрыты обильным волосяным покровом.

Психический статус: тосклива, подавлена, астенизирована. Подробно рассказывает о своем состоянии, во время беседы покрывается красными пятнами. Рассказывая о страхе перед тошнотой и рвотой, глотает слюну, давится. Постоянно прислушивается к своим внутренним ощущениям. В отделении на незначительные раздражители («неприятная» соседка, недостаточно проветренная комната, болезненный укол и т. п.) давала стереотипные реакции в виде тошноты и рвоты. Долго не могла одна выходить за пределы больницы: появлялось усиленное сердцебиение, ощущала дрожь во всем теле, судороги в конечностях, «подкашивались ноги», «слабели руки», наступали тошнота и рвота.

Экспериментально-психологическое обследование затруднено из-за приступов тошноты: больная не могла работать более 10—12 мин. При обследовании больная активно пользовалась помощью экспериментатора, задания старалась выполнить как можно лучше. Выявлено снижение объема памяти (непосредственной и опосредованной), затруднены переключение и концентрация внимания. Больная испытывала значительные трудности при опосредовании понятий. Образы, выбираемые для запоминания, конкретные, однообразные, много эмоционально окрашенных, прямо связанных с переживаниями больной. При решении мыслительных заданий отмечалось большое количество конкретно-ситуационных ошибок, неравномерность в степени обобщения.

На ЭЭГ выраженные диффузные изменения в виде снижения амплитуды колебаний, отсутствие регулярного альфа-ритма, деформации волн тега-ритма, острые быстрые и медленные колебания небольшой амплитуды. Дизритмия. Реактивность снижена.

Больная долго лечилась небольшими дозами нейролептиков в сочетании с психотерапией и общеукрепляющими средствами. К моменту выписки была спокойной, поправилась на 5 кг, рвоты не испытывала, хотя периодически отмечались легкие подташнивания. Хорошо ела. После выписки еженедельно получала по одному сеансу гипноза!, в дальнейшем — 1 сеанс в 2 нед. Через некоторое время после выписки у больной произошел полный разрыв с человеком, за которого она собиралась выйти замуж. Состояние резко ухудшилось: возникли подавленное настроение, рвота и вновь отказ от еды по тем же причинам, что и прежде.

В амбулаторном лечении был использован плацебо-эффект: кроме психотерапии, назначен нейтральный препарат под видом новейшего антирвотного лекарства. Сеансы гипноза проводили чаще, до 3 раз в неделю. Через месяц такого лечения вновь исчезли все неприятные ощущения. В последние 10 мес. больная получает поддерживающую терапию.

В данном случае у больной при несколько пониженном с детства аппетите и определенной соматической ослабленности (тяжелая операция) возникает рвота, которая закрепляется в психотравмирующих ситуациях и становится своеобразным типом реагирования. Постоянная тяжело переносимая тошнота и возможность появления рвоты «в неподходящих условиях» привели к тому, что больная сама стала вызывать рвоту, опасаясь ее непроизвольного появления в неподходящей ситуации и ограничивать себя в приеме пищи. В последующем в клинической картине на первый план выступает выраженный страх тошноты и рвоты (вомитофобия). В дальнейшем этот синдром усложняется присоединением депрессии и ипохондрических переживаний. Нарастают и личностные изменения в виде усиления тормозимых черт (астенизация и патологическая фиксация на своем здоровье). Следовательно, у данной больной можно думать об истерическом неврозе с затяжным течением и видоизменением клинической картины в связи с превалированием атипичной нервной анорексии.

Таким образом, в рамках пограничных психических заболеваний нервная анорексия может также входить в структуру истерического невроза, сочетаясь с выраженной вомитофобией. У больных с истерическими и астеническими чертами характера отказ от еды не был связан с мыслями о коррекции «излишней полноты», а обусловливался страхом перед рвотой, ставшей привычной формой реагирования. Синдром нервной анорексии у этой группы больных не получал полного клинического развития (не было выраженной кахексии, аменореи).

что это, признаки и симптомы, к чему приводит

Многие молодые девушки и женщины в погоне за красотой и стройной фигурой начинают усиленно заниматься спортом, садиться на диету, изнуряют себя длительными голодовками, отказываются от приема пищи. Это все приводит не только к излишней потере веса и невероятной худобе, которая носит болезненный характер, но и к нарушению работы всех органов и систем в организме. Причиной подобного поведения служит заболевание нервная анорексия, которая при отсутствии своевременного и правильного лечения нередко приводит к плачевным последствиям и летальному исходу.

Что такое нервная анорексия

нервная анорексиянервная анорексия

Нервная анорексия характеризуется как тяжелое психическое отклонение. Проявляется нервная анорексия в том, что человек панически боится набрать лишний вес, стремится похудеть, в результате этого голодает, отказывается от пищи, что впоследствии ведет к отказу от еды и сильной потере веса, 30-60% от массы тела.

Больной нервной анорексией из-за своих страхов и нездорового желания к понижению веса не замечает сильной худобы и всей критичности положения. В результате нервной анорексии в организме происходит сбой, нарушаются обменные процессы, возникают различные заболевания, так как страдают все системы и органы.

Подобное заболевание стало настоящим бичом современности, и чаще всего нервной анорексией страдают молодые девушки и подростки, которые очень требовательны к своей внешности и имеют заниженную самооценку. Когда некоторые из девушек с помощью убеждения и специалистов замечают свою явную дистрофию и хотят изменить ситуацию, то самостоятельно справиться с нервной анорексией уже не могут. У них совершенно нет аппетита, и они не могут заставить себя начать есть. Главное при заболевании нервной анорексии пройти своевременное лечение, чтобы не было необратимых последствий.

к содержанию ↑

Каковы причины возникновения

нервная анорексиянервная анорексия

Есть различные причины развития патологии нервной анорексии, на это влияют физиологические и психические факторы. Чаще всего нервная анорексии встречается именно у подростков, так как в этом возрасте развиваются различные комплексы, они стараются подражать успешным девочкам в школе, стремятся быть красивыми и понравиться мальчикам. Их психика еще слабо сформирована и желание иметь красивую фигуру, особенно у девочек, страдающих лишним весом, стремление к красоте, попросту превращается в манию. Они садятся на диету, которая превращается в голодовку и приводит к отказу от пищи.

В фактор риска заболеть нервной анорексией попадают люди, которые:

  • Чересчур строго соблюдают различные правила;
  • Имеют склонность к депрессивному состоянию;
  • Имеют чрезмерную обеспокоенность из-за своей фигуры и веса;
  • Не имеют уверенности в завтрашнем дне;
  • Излишне беспокойны и мнительны;
  • Имеют низкую самооценку;
  • Перенесли тревожные расстройства в детстве;
  • Имели расстройства с приемом пищи в самом раннем возрасте;
  • Сильно стараются сдерживать свои эмоции;
  • Ставят для себя завышенные требования.

Нервная анорексия развивается не за один день, а назревает постепенно. Человек сначала не видит ничего плохого в том, что он хочет похудеть, и в этом нет действительно опасности, пока это не становится навязчивой манией.

Главная опасность нервной анорексии заключается в том, что больной не замечает своей дистрофии и по-прежнему считает себя слишком полным. Боязнь получить хоть одну лишнюю калорию приводит со временем к отказу от пищи.

На развитие нервной анорексии влияют такие факторы:

  • Наследственный – предается на уровне генетики от родителей, имеющих наличие некоторых генов, что может способствовать развитию у детей психических расстройств и приводит к нервной анорексии;
  • Биологический – причиной может послужить раннее наступление менструального цикла, излишний вес или дефицит цинка, в результате чего происходит сбой, и проявляются нарушения, приводящие к нервной анорексии;
  • Личностный – человек имеет низкую самооценку, чувствует свою неполноценность и не имеет уверенности в своих силах, не справляется с возложенными на него заданиями, это может спровоцировать психическое заболевание – нервную анорексию;
  • Семейный – сильно повышается риск развития нервной анорексии, если кто-либо из членов семьи имеет наркотическую, алкогольную зависимость, депрессии, ожирение или страдал подобным заболеванием;
  • Возрастной – подвержены нервной анорексии подростки, которые стремятся понравиться противоположному полу, подражать своим кумирам, иметь красивую внешность и фигуру;
  • Культурный – нервная анорексия развивается из-за стремления соответствовать окружаемому его обществу;
  • Стрессовый – смерть близкого человека, расставание, насилие или другие факторы, повлекшие за собой стрессовое состояние, могут спровоцировать нервную анорексию;
  • Психоэмоциональный – причиной данного заболевания могут стать психические заболевания, невроз, шизофрения, нервная анорексия.

Больше всего подвержены заболеванию нервной анорексии молодые девушки и подростки, у которых еще не установился нормальный психоэмоциональный фон.

к содержанию ↑

Признаки заболевания

нервная анорексиянервная анорексия

Нередко у девушки, которая ведет жесткий контроль попадаемых в организм калорий и придерживается строгой диеты, не возникает даже намека на мысль, что она больна. Хотя ее вес часто уже бывает ниже допустимой нормы, она все равно чувствует себя толстушкой. От недостаточного поступления в клетки мозга питательных веществ, возникает синдром нервной анорексии.

Развитие болезни обусловливаются наличием таких признаков:

  1. Человек каждый день любыми способами стремится сбросить вес. Если больной видит, что вес не понижается, то у него ухудшается настроение, он начинает голодать, что приводит к ухудшению самочувствия и нервной анорексии.
  2. Абсолютное нежелание кушать. Больной идет на различные уловки, чтобы не есть, обманывает родных, что уже покушал или приводит различные доводы, чтобы только отказаться от пищи.
  3. Подвергает себя сильным спортивным и физическим нагрузкам, мало отдыхает, сильно истощает организм. Это приводит к бессоннице и упадку сил, что становится причиной нервной анорексии.
  4. Отказывается признавать собственное заболевание, хотя постоянно чувствует симптомы такие, как нарушение сердечного ритма, слабость, быстрая утомляемость, головокружения, озноб, расстройства желудочно-кишечного тракта и др. Он чувствует голод, но подавляет желание кушать при нервной анорексии.
  5. Человека преследует постоянное уныние, раздражение, плохое настроение, ему сложно быть в обществе людей, начинают преследовать мысли о самоубийстве.
  6. Человек словно витает в облаках, отрешен от этого мира и не чувствует реальности происходящего при нервной анорексии.
  7. Человек становится замкнутым, стремится к уединению, снижается либидо, он перестает заниматься сексом.

Все эти признаки должны послужить для родных тревожным сигналом, и они должны приложить все усилия, чтобы больной был осмотрен специалистом, который назначит необходимое лечение нервной анорексии.

к содержанию ↑

Каковы симптомы нервной анорексии

нервная анорексиянервная анорексия

Самый главный симптом заболевания нервной анорексии – это навязчивое желание похудеть любой ценой, даже если человек имеет небольшой вес. Он считает, что его «лишний вес» – причина всех зол, и стремится скинуть его любым способом. Для того чтобы его сбросить, человек может прибегать к тяжелым физическим упражнениям, отказу от еды, приему слабительных препаратов, искусственно вызывать после еды опорожнение желудка за счет рвотных рефлексов.

Признаками наличия нервной анорексии служит следующее:

  • Сильная потеря веса в связи с нервной анорексией;
  • Быстрая утомляемость, чувство усталости, апатия, слабость;
  • Снижение артериального давления, анемия из-за нервной анорексии;
  • Понижение температуры;
  • Вздутие живота, расстройство желудочно-кишечного тракта, запор вследствие нервной анорексии;
  • Отечность и холодность верхних и нижних конечностей;
  • Сухость кожи, ломкость ногтей, выпадение волос;
  • Отсутствие менструального цикла, бесплодие из-за нервной анорексии;
  • Нарушение сердечного ритма;
  • Разрушение костной ткани, зубов, неприятный запах со рта вследствии нервной анорексии;
  • Головная боль, головокружение;
  • Снижение либидо.

На почве нервной анорексии в организме происходит нарушение обменных процессов, ухудшается состояние здоровья.

к содержанию ↑

Диагностика нервной анорексии

анорексияанорексия

При проявлении признаков заболевания нервной анорексии не следует оттягивать визит к специалисту, а следует постараться это сделать как можно скорее. При проведении обследования врач для начала проводит беседу с членами семьи, в результате чего определяет фактор возможного риска развития болезни, степень нервной анорексии по симптомам и признакам, рассчитывает возможные осложнения.

Учитываются признаки заболевания нервной анорексией, основными из которых являются: снижение массы тела на 15-20% ниже нормы, искусственное понижение веса любыми способами, нарушения эндокринной системы и обмена веществ, отрицание собственной худобы. Специалист для полной картины назначит пройти исследования, включающие в себя: анализы крови, мочи, гастроскопию, МРТ, рентген, ЭКГ, ректороманоскопию, эзофагоманометрию, исследование желудочно-кишечного тракта. После установки диагноза нервной анорексии, назначается лечение.

к содержанию ↑

Как лечить

анорексияанорексия

Лечение заболевания нервной анорексии комплексное, включает в себя медикаментозную терапию, направленную на восстановление веса и психотерапию. Если нервная анорексия на легкой стадии (до 25% потери веса от общей массы тела), то лечение проходит в домашних условиях, если же потеря веса составила больше 25% массы тела, то такая стадия считается тяжелой и требует госпитализации.

Как происходит лечение:

  • У больных нервной анорексией на тяжелой стадии восстановление массы тела происходит постепенно. Человек набирает в среднем около 1 килограмма в неделю. Назначается специальная диета, включающая в себя все необходимые для пациента питательные вещества в нужных ему количествах. При этом учитывается его масса тела, степень заболевания. Если человек самостоятельно отказывается кушать, то вводят в организм посредством назогастрального зонда;
  • Медикаментозная терапия – назначаются лекарственные препараты, устраняющие последствия заболевания, к примеру: при отсутствии менструального цикла прописывают гормональные средства, если кости стали мягкими – кальций, и т. д. Обязательно назначают антидепрессанты, длительность приема и их дозировку может определить только специалист, учитывая степень и тяжесть нервной анорексии;
  • Сеансы психотерапии – они являются очень важными в лечении заболевания, имеющего психические симптомы. При этом применяется в основном два вида психотерапии при нервной анорексии: поведенческая и семейная. Продолжительность сеансов зависит от человека, и от того факта, с каким успехом идет выздоровление. Психотерапия при нервной анорексии может быть длительной – 1-2 года, ее будут проводить до тех пор, пока человек не наберет вес до оптимальной отметки. Нередко для достижения лучшего эффекта применяется гипнотерапия.

Очень важна при лечении заболевания поддержка и забота родных людей, их терпение, понимание и настойчивость, помогающие больному справиться с нервной анорексией и полностью вылечиться.

Человеку следует изменить свой образ жизни, избавиться от привычки постоянно измерять свой вес, исключить тяжелые физические нагрузки, общаться с людьми. Процесс полного восстановления может быть длительным, и занять 2-7 лет, хотя даже после выздоровления есть вероятность возможного рецидива.

к содержанию ↑

Профилактика

анорексияанорексия

Большое количество специалистов убеждены в том, что предупреждать возникновение подобного заболевания нужно с самого раннего возраста. Если в семье отдают предпочтение здоровому образу жизни, сбалансированному питанию, имеются хорошие доверительные отношения между родителями и детьми, то возникновение нервной анорексии не предвидится. Ребенку нужно рассказывать о приятных вещах, позитивных моментах. Следует рассказать о заболевании, что оно представляет собой, к каким последствиям приводит, если человек отказывается кушать таким способом.

Это будет способствовать вырабатыванию правильного мышления у ребенка в этом направлении. В него нужно вселять уверенность в себе и своих силах, чтобы он не подражал другим, а был индивидуальным и принимал себя таким, какой он есть.

Если родители замечают, что у ребенка есть неудовлетворенность своим весом, то неплохо будет показать ему видеоролик с теми девушками, которые посредством диет довели себя до плачевного состояния. Это будет ему отличным стимулом, чтобы не поступать таким образом.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Нервная анорексия››

Нервная анорексия — anorexia nervosa — синдром, относящийся к так называемой неспецифической патологии пубертатного и юношеского возраста. Более чем 25-летнее клинико-катамнестическое изучение 507 больных с синдромом нервной анорексии (470 женщин и 37 мужчин), впервые обратившихся в нашу клинику в возрасте от 10 до 28 лет, дало возможность установить клинические рамки этой патологии и выявить ряд особенностей в зависимости от нозологической принадлежности. Несмотря на клиническую однотипность синдрома нервной анорексии в целом, существует ряд особенностей динамики психопатологической симптоматики, что обусловливает неоднородность прогноза данной патологии и связано, как правило, с нозологической природой синдрома.

Нервная анорексия представляет собой сознательный отказ от пищи, чаще с целью коррекции внешности в связи с убежденностью в чрезмерной полноте. Это приводит к развитию тяжелых вторичных соматоэндокринных сдвигов, значительному похуданию нередко вплоть до кахексии и наступлению аменореи как одного из основных клинических проявлений, развивающихся при хронической пищевой недостаточности.

Тщательно диссимулируемое на более ранних этапах сознательное ограничение пищи приводит к тому, что под наблюдением психиатра больные оказываются лишь спустя 3—4 года и более от начала интенсивного похудания, как правило, в состоянии выраженной кахексии, со стойкой аменореей. Тяжесть вторичных соматоэндокринных нарушений требует стационарного лечения по витальным показаниям.

Более 80 % больных до обращения к психиатру наблюдались и безуспешно лечились терапевтами, гастроэнтерологами, эндокринологами или гинекологами по поводу развивающихся вторичных соматоэндокринных расстройств, включая олигоменорею и аменорею. Часть из них необоснованно получали массивную гормональную терапию.

В период сформировавшегося синдрома нервной анорексии дефицит массы тела при выраженной кахексии составляет 30—50 % и более от массы тела до заболевания.

В динамике типичного синдрома нервной анорексии условно можно выделить 4 этапа: 1) первичный, инициальный; 2) аноректический; 3) кахектический; 4) этап редукции нервной анорексии.

Клиника первого этапа, как правило, исчерпывалась совершенно особым вариантом синдрома дисморфомании (в классическом варианте в этот синдром входят бредовые или сверхценные идеи недовольства собственной внешностью, идеи отношения, депрессия и стремление к коррекции мнимого недостатка) [М. В. Коркина, 1967]. Особенностью этого синдрома при нервной анорексии является относительно меньшая выраженность идей отношения и депрессии при особенно интенсивной деятельности по «исправлению физического недостатка». Идеи физического недостатка содержали убежденность в излишней полноте, подросткам могла не нравиться либо их «поправившаяся фигура» в целом, либо отдельные части тела, «круглые щеки», «толстый живот», «округлые бедра». Возникновение недовольства собственной внешностью совпадало, как правило, с реальным изменением форм тела, типичным для пубертатного возраста. Мысли об излишней полноте могут быть либо сверхценными, либо бредовыми. Болезненная убежденность в излишней полноте иногда может сочетаться с наличием патологической идеи о других мнимых или чрезвычайно переоцениваемых недостатках внешности (форма носа, ушей, Щек, губ). Типичные для этого синдрома идеи отношения при нервной анорексии весьма рудиментарны. Определяющим в формировании синдрома чаще всего является несоответствие больного, по его мнению, собственному «идеалу» — литературному герою или человеку ближайшего окружения со стремлением подражать ему во всем и прежде всего иметь похожую на него внешность и фигуру. Мнение окружающих о внешности больного имеет для него гораздо меньшее значение. Вместе с тем сензитивность подростков приводит к тому, что пусковым механизмом стремления к «коррекции» физического недостатка становятся неосторожные замечания педагогов, родителей, сверстников. Третий типичный для классического синдрома дисморфомании компонент — аффективные нарушения — при данной патологии, как уже отмечалось, также имеет особенности. Депрессивные расстройства в целом менее выражены и на более отдаленных этапах тесно связаны со степенью эффективности коррекции внешности, проводимой больными. К числу особенностей дисморфомании при нервной анорексии следует отнести и то, что возможность коррекции мнимого или реального физического недостатка находится в руках самого больного и он всегда теми или иными способами реализует ее.

Первый этап нервной анорексии длится от 2 до 4 лет и сменяется вторым этапом, на котором синдром нервной анорексии приобретает клиническую завершенность.

Второй этап начинается с активного стремления к коррекции внешности и условно заканчивается похуданием на 20—50 % исходной массы, развитием вторичных соматоэндокринных сдвигов, олигоаменореи или аменореи. Способы похудания могут быть весьма разнообразными и тщательно скрываются в начале коррекции избыточной полноты. На начальном этапе большую физическую нагрузку, активные занятия спортом больные сочетают с ограничением количества пищи. В дальнейшем способ похудания изменяется в зависимости от характера и выраженности «дефекта внешности», а также преморбидных особенностей личности, но ведущее место занимает ограничение в еде. Сокращая объем пищи, больные вначале исключают ряд продуктов, богатых углеводами или белками, а затем начинают соблюдать жесточайшую диету и едят преимущественно молочно-растительную пищу. Наряду с ограничением пищи к более адекватным методам относятся, как уже отмечалось, и физические упражнения. При недовольстве такими частями тела, как живот, бедра, больные одновременно со строгой диетой до изнеможения занимаются специально разработанными физическими упражнениями — делают все стоя, много ходят, сокращают сон, стягивают талию поясками или шнурами с тем, чтобы пища «медленнее всасывалась». Упражнения типа «сгиб — разгиб» при нарастающем похудании порой настолько интенсивны, что приводят к травмированию кожи в области крестца, лопаток, по ходу позвоночника, на месте стягивания талии. Чувство голода может отсутствовать в первые дни ограничения в еде, но чаще достаточно выражено уже на ранних этапах, что существенно препятствует собственно отказу от еды и требует от больных поисков иных способов похудания. К ним относятся прием слабительных, нередко в очень больших дозах, реже применение клизм. Эти меры могут привести к слабости сфинктера, выпадению прямой кишки, порой весьма значительному.

Другим весьма распространенным способом похудания при выраженности чувства голода является искусственно вызываемая рвота. Выбор этого метода чаще всего носит сознательный характер, хотя иногда больные приходят к нему случайно: не удержавшись от желания есть, они съедают сразу очень много пищи, а затем из-за переполнения желудка не могут ее удержать. Возникшая рвота и приводит больных к мысли есть в достаточном количестве и быстро освобождаться от пищи, пока не произошло всасывания, с помощью искусственной рвоты. Вначале некоторые больные жуют, а затем сплевывают пищу, заставляя комнату пакетами и банками с пережеванной едой.

На более ранних этапах рвотный акт сопровождается характерными вегетативными проявлениями и доставляет больным неприятные ощущения. В дальнейшем при частом вызывании рвоты эта процедура упрощается: больным достаточно сделать отхаркивающее движение или просто наклонить туловище, нажать на эпигастральную область и вся съеденная пища выбрасывается без тягостных вегетативных проявлений. Больные называют это «срыгиванием». Вначале они тщательно сравнивают количество съеденной пищи и рвотных масс, прибегают к неоднократному промыванию желудка — после первой рвоты, выпивая до 2—3 л воды, в отдельных случаях это производится с помощью зонда. Искусственно вызываемая рвота у ряда больных неразрывно связана с приступами булимии. Булимия представляет собой непреодолимый голод, практически отсутствие чувства насыщения, при этом больные могут поглощать очень большое количество пищи, нередко даже малосъедобной.

Таким образом, патология пищевого поведения формируется в следующей последовательности: вначале больные ходят по магазинам и «зрительно наедаются», с этой же целью стремятся готовить пищу, испытывая при этом большое удовольствие, слизывают остатки пищи с ножей и ложек. Характерной особенностью этих больных нередко является стремление «закармливать» близких, прежде всего младших братьев и сестер. Следующий этап борьбы с голодом — это жевание и сплевывание, далее — искусственно вызываемая рвота, в ряде наблюдений в дальнейшем связанная с приступами булимии.

Весь день больные голодают, постоянно думая о еде, представляя себе все нюансы предстоящего приема пищи. Таким образом, мысли о еде становятся навязчивыми. Закупив большое количество продуктов, а иногда и украв их, больные возвращаются домой, накрывают стол, нередко красиво его сервируют, и начинают еду с наиболее вкусной пищи, чтобы получить удовольствие. Однако они не могут остановиться и поедают всю пищу, имеющуюся в доме. Утрата чувства меры, контроля за количеством и качеством съедаемого весьма характерна для булимии. Некоторые больные заготавливают себе целые баки малосъедобной пищи, чтобы обеспечить «жор». Съедая огромное количество пищи, больные испытывают эйфорию, у них бывают вегетативные реакции. Вслед за этим они искусственно вызывают рвоту, промывают желудок большим количеством воды. Наступает ощущение «блаженства», необыкновенной легкости во всем теле, подкрепляемой уверенностью в том, что организм полностью освобожден от пищи (светлые промывные воды без привкуса желудочного сока). Описанное патологическое пищевое поведение на аноректическом этапе представляет собой по существу патологию влечения (более подробно эта патология описана в 4-й главе).

К пассивным способам похудания следует отнести также использование ряда медикаментозных средств, снижающих аппетит, а также психостимуляторов, в частности сиднокарба. С целью похудания больные начинают много курить, пьют в больших количествах черный кофе, используют мочегонные средства.

Подобное пищевое поведение приводит к снижению массы тела. Похудание сопровождается постепенным нарастанием вторичных соматоэндокринных изменений. В среднем, через 1—2 года от начала «коррекции» предполагаемой избыточной полноты наступает аменорея.

Клиника психических нарушений на этом этапе заболевания, кроме активной «коррекции» внешности, — включает в себя боязнь поправиться, что и приводит больных к дальнейшему похуданию. Каждый съеденный кусок вызывает у больных тревогу. Имеется аффективная неустойчивость, причем настроение в значительной степени зависит от того, насколько успешно идет «коррекция» внешности; любая, даже незначительная, прибавка массы тела сопровождается резким снижением настроения. Сложные внутрисемейные отношения в связи с неправильным пищевым поведением больных становятся психо-травмирующим фактором, также вызывающим патологические реакции на создавшуюся ситуацию. Таким образом, в формировании аффективной патологии на этом этапе заболевания ведущая роль принадлежит психогенным факторам. На фоне нарастающей кахексии идеи отношения в значительной степени редуцируются, а нередко даже практически отсутствуют.

Важное место в клинической картине заболевания занимают ипохондрические расстройства. Вторичные гастроэнтероколиты, опущение практически всех внутренних органов и прежде всего гастроэнтероптоз, развивающиеся в результате ограничения в еде или неправильного пищевого поведения, сопровождаются болями в области желудка и по ходу кишечника после приема пищи, упорными запорами. Происходит фиксация больных на неприятных ощущениях в желудочно-кишечном тракте. Типичный для этого этапа нервной анорексии страх перед едой обусловлен не только боязнью поправиться, но и возможностью появления тягостных ощущений в эпигастральной области. К психопатологическим расстройствам этого периода относятся своеобразные навязчивые явления. Они неразрывно связаны с дисморфоманическими переживаниями и проявляются в виде навязчивого страха перед едой, ожидания появления чувства сильного голода, необходимости вызывать рвоту, а также навязчивого подсчета калорий, содержащихся в съеденной пище.

На-аноректическом этапе нервной анорексии заостряются имевшиеся до заболевания психопатические черты характера. Нарастают эксплозивность, эгоизм, чрезмерная требовательность, больные становятся «тиранами» в собственных семьях. Несмотря на значительное похудание, выраженность вторичных соматоэндокринных сдвигов, у больных практически отсутствует физическая слабость, они оставались очень подвижными, деятельными, работоспособными. Долгое отсутствие у больных нервной анорексией астенических явлений в виде физической слабости, сохранение большой двигательной активности служит важным диагностическим критерием, прежде всего для исключения первичной соматической патологии

Клиническая картина болезни на аноректическом этапе нередко включает в себя также вегетативные расстройства в виде приступов удушья, сердцебиения, головокружения, усиленной потливости Пароксизмальные вегетативные расстройства чаще возникают спустя несколько часов после приема пищи Длительное целенаправленное ограничение в еде, а также другие формы особого пищевого поведения приводят, как правило, к значительному похуданию (50 % и более) и к кахексии — третьему этапу заболевания.

В этот период болезни в клинической картине преобладают соматоэндокринные нарушения. После наступления аменореи похудание значительно убыстряется У больных полностью отсутствует подкожная жировая клетчатка, нарастают дистрофические изменения кожи, мышц, развивается миокардиодистрофия, а также имеют место брадикардия, гипотония, акроцианоз, снижение температуры тела и эластичности кожи, уменьшается содержание сахара в крови, появляются признаки анемии. Больные быстро мерзнут, отмечается повышенная ломкость ногтей, выпадают волосы, разрушаются зубы.

В результате длительного нарушения питания, а также (у ряда больных) особого пищевого поведения утяжеляется клиническая картина гастрита и энтероколита На этом этапе физическая активность, характерная для более ранних стадий нервной анорексии, значительно снижается. Ведущее место в клинической картине занимает астенический синдром с преобладанием адинамии и повышенной истощаемости.

В период выраженной кахексии больные полностью утрачивают критическое отношение к своему состоянию и по-прежнему продолжают упорно отказываться от еды Будучи крайне истощенными, они нередко утверждают, что у них имеется избыточная масса тела или бывают довольны своей внешностью Иными словами, имеется бредовое отношение к своей внешности, в основе чего, по-видимому, лежит нарушение восприятия собственного тела.

На фоне выраженной астении периодически могут возникать деперсонализационно-дереализационные явления По мере нарастания кахексии больные становятся малоподвижными, залеживаются в постели, у них имеются упорные запоры, значительно снижается артериальное давление Выраженные водно-электролитные сдвиги могут приводить к развитию болезненных мышечных су-Дорог, иногда возможны полиневриты (алиментарные полиневриты) Такое состояние без медицинской помощи может иметь летальный исход Обычно в состоянии тяжелой кахексии по витальным показаниям, нередко насильственным путем, поскольку больные не понимают серьезности своего положения, их госпитализируют. Следует особенно подчеркнуть, что нередко в связи с диссимуляцией больные оказываются под наблюдением врачей разных специальностей, им устанавливают ошибочные диагнозы, в том числе: болезнь Симмондса, болезнь Килина, синдром Шиена. Адекватное лечение они начинают получать только после консультации психиатра, в условиях психиатрического стационара.

На кахектическом этапе клиническая картина бедная, однообразная и практически однотипная для всех вариантов синдрома нервной анорексии любой нозологической принадлежности. Явления дисморфомании на этапе кахексии теряют прежнюю аффективную насыщенность, способы похудания ограничиваются лишь тщательно разработанной диетой, а в ряде случаев — приемом слабительных и рвотой. Упорный отказ от еды на стадии кахексии в связи с непониманием больными тяжести своего состояния и боязнью поправиться создает большие трудности для лечения этого крайне тяжелого состояния. Больные не только боятся, но и не могут нормально питаться из-за патологии желудочно-кишечного тракта. Это требует комплексной терапии, включающей частое дробное питание. При этом даже при самой тщательно разработанной системе пищевой реабилитации возможно временное появление отеков (см. главу 9).

В период выведения из кахексии ведущее место в клинической картине принадлежит — астенической симптоматике, страху поправиться, фиксации на патологических ощущениях со стороны желудочно-кишечного тракта. При незначительной прибавке массы тела вновь актуализируется дисморфомания, появляется стремление к «коррекции» внешности, нарастает депрессивная симптоматика. По мере улучшения соматического состояния физическая слабость быстро исчезает, больные вновь становятся крайне подвижными, стремятся выполнять сложные физические упражнения, могут прибегать к большим дозам слабительных средств, после кормления пытаются вызвать рвоту. Все это требует тщательного надзора за больными в стационаре. За 1—2 мес при правильном лечении больные полностью выходят из кахексии, — набирая от 9 до 15 кг, однако нормализация менструального цикла требует значительно большего времени (6 мес— 1 год от начала интенсивного лечения). До восстановления менструаций психическое состояние характеризуется неустойчивостью настроения, периодической актуализацией дисморфоманических явлений, эксплозивностью, склонностью к истерическим формам реагирования. В течение первых 2 лет возможны выраженные рецидивы синдрома, требующие стационарного лечения. Этот этап следует рассматривать как редукцию синдрома.

Наряду с типичным вариантом нервной анорексии в клинической практике встречаются разновидности этой патологии, при этом симптоматика наиболее отличается от типичной на преданоректическом этапе. Это прежде всего касается причин отказа от еды. Самоограничение в еде может быть обусловлено боязнью подавиться пищей или опасением возникновения рвоты в общественном месте при наличии зафиксировавшейся рвотной реакции. Несмотря на значительное похудание в связи с ограничением приема пищи, у этих больных редко наступает аменорея. Истощение, как правило, не доходит до кахексии. Вместе с тем на более отдаленных этапах заболевания у этих больных может формироваться особое отношение к своей внешности без желания поправиться, несмотря на дефицит массы тела.

Кроме того, отказ от еды может иметь бредовые мотивы, не касающиеся внешности больного. Чаще всего это ипохондрический бред («не так усваивается пища», содержащиеся в пище вещества «нарушают обмен веществ, портят кожу» и т. д.).

Для формирования синдрома нервной анорексии необходим ряд условий, как социальных, так и биологических. Важная роль в развитии нервной анорексии принадлежит наследственности, экзогенным вредностям в первые годы жизни, преморбидным особенностям личности, микросоциальным факторам (роль семьи). В формировании синдрома нервной анорексии может быть неоднозначной и роль аффективной патологии. В ряде случаев депрессивный синдром становится первым клиническим проявлением заболевания, и дисморфофобически-дисморфоманические расстройства являются его составной частью. При таком варианте начала заболевания клинические признаки депрессии достаточно выражены, хотя нередко и не получают полной синдромальной завершенности. Аффективные колебания, сниженный фон настроения, падение работоспособности, психической активности определяют инициальный период заболевания в этих наблюдениях.

Нервная анорексия в связи с большим клиническим сходством симптоматики на инициальных стадиях различных заболеваний вызывает большие диагностические трудности. Очень важно подчеркнуть тот факт, что при правильной своевременной диагностике синдрома нервной анорексии и адекватной терапевтической тактике может быть получен достаточный лечебный эффект даже в амбулаторных условиях. Улучшение психического состояния обеспечивает быструю обратную динамику развивающихся вторичных соматоэндокринных сдвигов, благодаря чему синдром не получает клинической завершенности, прежде всего это касается соматического и эндокринного состояния; соматоэндокринные сдвиги не доходят до стадии кахексии и стойкой аменореи.

Наблюдение 1. Больная П., 26 лет, не работает, находилась на лечении в больнице с 22.09.83 г. по 11.02.84 г. Рост больной 168 см, масса тела при поступлении 35 кг. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Мать — инженер, по характеру неуравновешенная, вспыльчивая, достаточно общительная, но близких друзей не имеет. В детстве у нее были рвоты. Дочь воспитывала в условиях гиперопеки, в настоящее время недооценивает тяжести ее болезненного состояния. Отец по характеру упрямый, скрытный, молчаливый, легко ранимый. Некоторое время злоупотреблял алкоголем, ревновал жену; мало участвовал в воспитании дочери. Между родителями отношения холодные, часто бывают конфликты. Бабушка по линии матери страдала навязчивыми страхами. Дядя больной по линии отца злоупотребляет алкоголем.

Больная — единственный ребенок в семье, родилась от первой беременности, протекавшей с токсикозом. Роды срочные, масса тела 3300 г, рост 49 см; до 5 месяцев находилась на грудном вскармливании. В развитии опережала сверстников. Рано начала ходить, говорить (в 11 мес). В дошкольном возрасте хорошо читала, считала. До 1 года не болела, затем перенесла без осложнений корь, коклюш, краснуху, ветряную оспу. Посещала детские ясли и сад. По характеру была живой, капризной, настойчивой, упорной в достижении цели. С детства отмечалось плохое засыпание и затрудненное просыпание В 7 лет поступила в школу с преподаванием ряда предметов на английском языке. В коллективе любила быть лидером, училась только на «отлично». В 3-м классе занималась плаванием, с 5-го класса — балетом, с 6-го класса — фигурным катанием. Параллельно посещала музыкальную школу, затем курсы гидов-переводчиков. Была активной и в общественной жизни (староста класса, участница олимпиад). Дома воспитывалась как «кумир семьи». С детства аппетит был сниженным, ела с уговорами. В 7 лет перенесла аппендэктомию, затем дважды болела гриппом с высокой температурой, хроническим гайморитом.

Менструации с 13 лет, в дальнейшем прекратились в связи с началом настоящего заболевания.

С 13 лет стала проявлять повышенный интерес к своей внешности. Хотела стать стройной, «изящной», не нравилась излишняя полнота матери. Решила стать более худой, чем подруга в классе, которая имела массу тела на 3 кг меньше, чем больная (масса тела составляла тогда! 51 кг). В своей фигуре особенно не нравились живот, бедра, таз. Летом, после окончания 7-го класса (14 лет) начала резко ограничивать себя в еде, исключила из рациона мучные и сладкие блюда, стала придерживаться различных диет. Идеальной для себя представляла массу 47 кг. Стала делать усиленную гимнастику. За лето похудела до 43—44 кг. Было приятно, что может бороться с чувством голода, что прогрессивно худеет. Само ограничение в еде тщательно скрывала. Осенью 1973 г. после многократных соматических обследований впервые госпитализирована в детскую психоневрологическую больницу. Поправилась до 48 кг. После выписки продолжала ограничивать пищу и делать зарядку. Начала испытывать постоянный страх перед едой, каждый съеденный грамм казался лишним килограммом собственной массы. С 1974 г., когда допускала, по ее мнению, переедание, прибегала к клизмам с большим количеством воды, затем — к слабительным. Вскоре отказалась от этих мер, так как считала, что они действуют лишь на толстый кишечник, а пища усваивается в желудке и тонком кишечнике. Начала снимать чувство голода длительным пережевыванием пищи, а затем ее выплевывала. Научилась «насыщаться взглядом» — специально ходила в магазин, смотрела на продукты, представляла себе, что их съедает, и чувство голода притуплялось. Периодически стали отмечаться колебания настроения. Лучше чувствовала себя вечером, но в это же время больше хотелось есть. Однажды, не сдержавшись, наелась печенья, вслед за чем возникла рвота. Поняла, что таким образом можно и впредь избавляться от излишней пищи. Вместе с тем вид рвотных масс стал вызывать отвращение, «ужасно было думать, что все это находится в желудке», появилось желание немедленно освободить его и тщательно промыть. Стало казаться, что рвотные массы остались на руках (рвоту вызывала раздражением мягкого неба), появилось навязчивое стремление постоянно их мыть. Первое время к рвоте и промыванию большим количеством воды прибегала редко, относилась к ним с неприязнью, как к мерам вынужденным. Окончила отлично 10 классов, сразу поступила в Институт культуры, училась хорошо. Постепенно с 1975 г. мысли об излишней полноте, недостатках фигуры стали беспокоить меньше, однако участилась рвота, уменьшилось, а затем и исчезло брезгливое отношение к ней. Нарастали и изменения в характере — утратила близких подруг, общаться с друзьями стало неинтересно, больше была одна, «научилась сама себя развлекать». Дома участились ссоры, больная стала тираном в семье, порой безжалостной, жестокой по отношению к родственникам. На II курсе института некоторое время была влюблена в молодого человека, в это время усилилось недовольство внешностью, участилась рвота, и больная была вынуждена прекратить встречи с ним. Целиком ушла в болезненное состояние, рвота стала приносить облегчение, сначала физическое, а затем и моральное: испытывала расслабленность, облегчение. Большую часть времени была занята подготовкой к приему пищи, едой и последующей рвотой. Каждый вечер приходила домой, брала какую-нибудь «легкую литературу», садилась за стол и начинала есть. Разработала определенную систему пищевого поведения: сначала поедала все самое вкусное — икру, колбасу, рыбу («чтобы успело усвоиться»), затем все подряд и, наконец, «набивала себя до отказа» сухарями и сушками. Называет это состояние «жорами», во время них остановиться не может, появляется ощущение, что «желудок бездонный». Когда количество пищи достигало определенного «предела», наливала в несколько чайников воду, уходила к себе в комнату и ночью промывала желудок, собирая содержимое в тазики. Промывания производила долго, «до желудочного сока», о чем судила по появлению специфического привкуса во рту. Лечилась в 1981, 1982, 1983 гг. в психиатрических больницах Ленинграда. После выписки быстро теряла вес в результате особого пищевого поведения.

Институт окончила в 1980 г., затем работала переводчицей. Работа не нравилась, больная сменила несколько мест. Летом 1983 г. уволилась, до поступления в стационар не работала. Настоящее стационирование обусловлено ухудшением психического состояния.

При поступлении масса тела 35 кг, рост 168 см Состояние кахексии Кожные покровы бледные, цианотичные, сухие. Подкожная жировая клетчатка отсутствует. Щеки ввалились. Молочные железы атрофированы. Сердце — тона приглушены. Артериальное давление 70/80 мм рт. ст. Аменорея в течение 10 лет.

При неврологическом обследовании симптомов очагового, органического поражения центральной нервной системы не выявлено.

Психическое состояние при поступлении — ориентирована правильно, настроение несколько снижено. Охотно вступает в беседу с врачом, многословна, речь монотонная. Говорит о том, что понимает свое состояние, соглашается с тем, что ей необходимо лечиться в больнице. Не сообщает о действительном количестве съедаемой пищи.

В отделении очень активна, почти все время находится в движении, требует к себе повышенного внимания, часто конфликтует по малейшим поводам с больными Постоянно дотрагивается особым образом до различных предметов, до 40 раз в день моет руки и т. д Съедает чужие передачи, пересчитывает свои, записывает в особую тетрадь с точностью до одной конфеты, виноградины. Незаметно для других ежедневно пытается вызвать рвоту. В беседе с врачом все отрицает. С трудом подчиняется режиму, выплевывает лекарства. С врачом льстива, угодлива, говорит елейным голосом. На свиданиях с родственниками капризна!, требовательна, просит их выписать ее.

В результате лечения стала спокойнее, упорядоченнее, рассказывает о своем пищевом поведении в прошлом, при этом оживляется. С мельчайшими подробностями рассказывает о том, как «промывалась до желудочного сока», о своем состоянии после этого. Масса тела прибавилась. Критика к заболеванию практически отсутствует. Планы на будущее формальные.

Через 6 мес после выписки устроилась работать на полставки в библиотеку. Работа очень не нравилась. Прием лекарств самовольно прекратила. Масса тела) была стабильной, но периодически, хотя и реже, больная продолжала вызывать рвоту Практически ни с кем не общается, одинока Дома эгоистична, ничего не хочет делать, почти все свободное от работы время проводит на выставках, концертах, в театрах. Старается не бывать дома

В беседе с врачом отмечается попытка диссимулировать патологическое пищевое поведение. Формальна, монотонна, без адекватного эмоционального резонанса.

В приведенной выписке из истории болезни прослеживается типичная динамика синдрома нервной анорексии с формированием особого патологического пищевого поведения, а также сочетание основных симптомов нервной анорексии с такими психопатологическими расстройствами, как навязчивости, сенестопатически-ипохондрические нарушения, выраженные характерологические сдвиги. Постепенно нарастает дефицитарная симптоматика.

Анорексия

Анорексия

Анорексия представляет собой серьезное психическое заболевание, которое выражается в повышенном внимании к собственному весу и слишком жестких ограничениях в еде. То есть, отличительной чертой анорексии является отказ от приема пищи (при том, что аппетит сохраняется), человек становится просто одержимым в своем желании сбросить вес.
Обычно анорексия (нервная анорексия) прогрессирует у девушек, а также у молодых женщин, самооценка которых весьма занижена. Хотя анорексия наблюдается и у 0,2% мужчин, но среди представительниц слабого пола процент, конечно, выше (около 1%). Эти женщины, как правило, недовольны своей внешностью и предъявляют к ней слишком высокие требования. Им кажется, что они ужасно толстые (хотя в действительности это далеко не так) и они начинают в буквальном смысле издеваться над своим организмом, полностью отказываясь от пищи. Это упорное стремление к похудению сопровождается паническим страхом увеличения массы тела, и человек просто не замечает собственного истощения. Больные анорексией избавляют свой организм от пищи любыми средствами: вызывают рвоту, прячут еду, принимают различные слабительные средства и т.д.
В результате масса тела анорексика снижается на 20% и даже больше. Недостаток питания приводит к развитию таких явлений, как, например, атрофия мышц (больной очень сильно напоминает скелет, обтянутый кожей), у анорексика начинают выпадать волосы и зубы, из костей вымывается кальций, кишечник перестает правильно работать, и даже могут начаться судороги. У женщин, как правило, прекращаются менструации. Последствия анорексии - это тяжелые органические повреждения всех внутренних органов, клетки организма начинают отмирать, и если вовремя не начать лечение, то летальный исход неизбежен. Таким образом, больной нуждается в срочной госпитализации, если за полгода масса его тела снизилась более чем на 30%.
Надо отметить, что согласно медицинской статистике, выздоравливают около 40% больных анорексией, у 30% - состояние улучшается, а в 24% случаев болезнь становится хронической. И примерно 6% больных погибают в результате истощения или самоубийства.
Типы анорексии
Анорексия, как правило, бывает двух типов:
1) Первый тип - ограничительный. При таком типе анорексии больные ограничивают себя в приеме пищи, практически никогда не наедаются до чувства насыщения, а после приема пищи искусственно вызывают рвоту.
2) Второй тип – очистительный. Этот тип анорексии отличается тем, что анорексик всегда наедается до чувства насыщения, после чего провоцирует рвоту или  опорожнение кишечника (благодаря приему слабительных препаратов), а также пользуется мочегонными средствами и т.п. Надо отметить, что люди, страдающие  очистительным типом нервной анорексии, как правило, довольно много едят, так как у них отсутствует внутренний контроль над приемом пищи.

Анорексия причины
Почему развивается анорексия? Каковы причины нервной анорексии? Надо сказать, что в данном вопросе не последнее место занимают факторы риска, которые повышают вероятность появления анорексии. К таким факторам относятся:
- опухоль мозга, которая нарушает баланс гормонов гипоталамуса или гипофиза
- наследственный фактор
- подростковые депрессии, связанные с тревожным состоянием (это может быть безответная любовь и пр.)
- стрессы, депрессивные расстройства и шизофрения
- отвращение к пище, чрезмерная забота о собственном весе, повышенный интерес к диетам и другим способам похудения
- заниженная самооценка, связанная с проживанием в среде, где имеет место одержимость идеалами красоты
- психологические травмы (например, потеря близкого человека, изнасилование и др.).

Анорексия симптомы
Каковы признаки анорексии? Как понять, болен ли человек анорексией? Надо сказать, что существуют симптомы и признаки развития анорексии. Понять, что у человека анорексия, можно по следующим признакам:
1) Масса тела анорексиков сильно понижена (намного ниже нормального уровня).
2) Люди, которые страдают нервной анорексией, очень много времени уделяют еде: к примеру, изучают всевозможные диеты, а также калорийность тех или иных пищевых продуктов, собирают коллекции разных рецептов, любят угощать других, но при этом сами отказываются есть, также они могут симулировать прием пищи (прячут еду, не глотают пищу и т.п.).
3) Около 50% анорексиков постоянно испытывают чувство голода, который они стремятся утолить большим количеством еды. Однако затем вся съеденная пища удаляется из организма с помощью искуственно вызванной рвоты или других методов.
4) Как правило, больные анорексией, скрывают от других одержимость своим весом и не рассекречивают тот факт, что после каждого приема пищи они вызывают рвоту искусственным путем.
5) Больные нервной анорексией довольно много времени посвящают физическим упражнениям, они очень активны и подвижны.
6) Обычно больные анорексией перестают интересоваться сексом.
7) Вследствие недостатка питательных веществ гормональный баланс нарушается, что приводит к прекращению менструального цикла.
8) Анорексики нередко имеют пониженную температуру тела и артериальное давление, также у них могут наблюдаться перебои в работе сердечной мышцы, что связно с нехваткой в организме необходимых электролитов (дело в том, что во время рвоты теряется большое количество калия).
9) Больные нервной анорексией часто страдают запорами, у них бывает метеоризм (вздутие живота), а также чувство дискомфорта в районе живота.

Последствия анорексии
К чему может привести анорексия? К весьма серьезным последствиям. Среди которых:
- нарушение работы сердечной мышцы (наиболее распространенная причина смертности среди больных с тяжелыми формами анорексии)
- расстройство деятельности эндокринной системы, вследствие чего происходит уменьшение выработки гормонов щитовидной железы, а также женских половых гормонов (прекращаются месячные, появляется вялость, бесплодие и т.д.)
- нехватка кальция, которая приводит к истончению и повышенной ломкости костей
- воспаление слизистой оболочки пищевода и разрушение зубной эмали (вследствие частой искусственно спровоцированной рвоты)
- появление депрессии, чувства подавленности, которые в ряде случаев могут привести к самоубийству.
Надо отметить, что в большинстве случаев больные нервной анорексией не считают себя таковыми и не обращают никакого внимания на свое состояние. Однако, как уже понятно из вышесказанного, анорексия является серьезным заболеванием, способным привести к очень тяжелым последствиям - вплоть до летального исхода. Вот почему близкие и друзья людей с симптомами анорексии должны распознать это заболевание вовремя и сделать все возможное и невозможное, чтобы больной обратился за помощью к специалисту.

Диагностика анорексии
Поставить правильный диагноз и определить ход лечения больным анорексией поможет грамотный специалист-психиатр.
Диагностика анорексии заключается в следующем:
1. С больным или его родственниками проводится беседа, в ходе которой врач определяет имеющиеся факторы риска развития анорексии, а также наличие тех или иных симптомов заболевания и осложнений анорексии.
2. Вычисляется индекс массы тела (ИМТ), для вычисления которого пользуются следующей формулой: массу тела в килограммах делят на рост в квадратных метрах. Нормальный индекс массы тела должен находиться в промежутке от 18,5 до 24,99. Если ИМТ ниже 17,5, то это может говорить о наличии анорексии.
3. Проводятся следующие анализы: общий анализ крови и мочи, биохимический анализ крови, а также определяется уровень гормонов в крови.
4. Применяются методы рентгенографии костей скелета (выявляется истончение костей), фиброэзофагогастроскопии (определяются заболевания пищевода и желудка), электрокардиографии (определяются сердечные расстройства) и пр.

Анорексия лечение
Как вылечить анорексию? В чем заключается лечение нервной анорексии?
Как правило, лечение анорексии занимает минимум 5 лет. Это довольно трудный процесс, требующий от пациента большого желания победить болезнь. Надо сказать, что более 60% пациентов, которые начинают курс лечения от анорексии, возвращаются к здоровому образу жизни. Однако, чтобы рецидивы больше не повторялись, необходимо систематически проходить обследование и дополнительные курсы терапии.
Форма лечения нервной анорексии зависит от тяжести заболевания. В основном лечение анорексии проводится в специализированном учреждении под наблюдением специалистов. Главной целью лечения анорексии является постепенное приведение в норму массы тела, а также восстановление баланса жидкости и электролитов в организме. Далеко не последнюю роль играет и психологическая помощь.
Первый этап лечения анорексии состоит в восстановлении физического здоровья пациента. Когда больные находятся в очень тяжелом состоянии, им необходимо питание через капельницу, одновременно с этим проводится лечение осложнений анорексии (нередко очень опасных). По мере стабилизации состояния пациента, его постепенно приучают к нормальному питанию, тем самым помогая ему вернуться к здоровому весу.
Больным с тяжелой формой анорексии нормализацию массы тела проводят постепенно - от полукилограмма до полутора килограммов в неделю. Больные должны соблюдать индивидуальную диету, содержащую необходимые питательные вещества в достаточных количествах. Составляя индивидуальную диету больного следует учитывать степень его истощения, индекс массы тела, а также играет роль наличие симптомов недостатка каких-нибудь веществ - к примеру, при уменьшении плотности костей больному надо есть пищу, богатую кальцием. Конечно, лучше всего, если больной будет питаться самостоятельно, однако в случае отказа больного от еды, возможно кормление через специальную трубку, которая вводится через нос в желудок.
Далее проводится курс психотерапии, во время которого врач вместе с пациентом выясняют причины болезни и ищут пути ее преодоления. Используется два варианта психотерапии: семейная (проводится с подростками) и когнитивно-поведенческая психотерапия (применяется у взрослых с целью избавления пациента от искаженного представления о собственном теле). Психотерапия может продолжаться в течение одного года или двух лет.
Лекарственное лечение анорексии включает в себя различные медикаменты, которые устраняют последствия анорексии (если отсутствует менструация, то прописываются гормональные средства, при снижении плотности костей применяются препараты кальция и витамин D и т.д.).В некоторых случаях больному прописывают антидепрессанты (Прозак (Флуоксетин), Оланзапин и др.), которые помогают справиться с тревожностью и другими проблемами, но принимать их следует как можно недолго.
Большое значение в лечении больного анорексией имеет участие близких родственников и друзей, которые должны иметь большое терпение и, если понадобится, проявлять настойчивость в уговорах больного продолжить лечение этого серьезного заболевания.

Психоз

Истерия. Истерический невроз

Неврастения

Невроз у женщин

Нервное истощение

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2020 © Все права защищены.